Моя сестра

Айрини всю жизнь жила с осознанием того, что родители от неё отказались и отдали чужим людям. Сделали они это, когда девочке было уже четыре года, так что, пусть и смутно, но семью свою она помнила. А вот боль от предательства была далеко не смутной.