50 и Один Шаг Ближе


– Для моего блага? Ты обалдел, Холд! Ты совершенно наглый тип! Я не желаю тебя видеть, слышать и знать о тебе. Я не желаю больше купаться в твоих махинациях! Это ненормально! Зачем ты это делаешь? Почему я? Только потому, что сказала, что такие люди чудовища? Только для того, чтобы трахнуть меня и заставить умолять о большем? Что тебе надо от меня? Отвечай, – едва пытаюсь сохранять в себе благоразумие, чтобы не набросится на него с кулаками, не расцарапать его наглую физиономию.

– Да, поначалу, так и думал сделать. Соблазнить тебя, заставить прийти ко мне и сказать, что я обычный. Но сейчас… сейчас всё совершенно иначе, Мишель. Я должен быть в курсе, что ты и где ты. Потому что ты скрываешь от меня свои домыслы, ты копаешься в моём прошлом. И не хочу повторения истории с Зариной, – подтверждает он настолько равнодушно, что мне становится гадко от всех своих признаний внутри, от всего того тепла, которое получила от него.

– Тогда обрадую, Николас Холд. Меня больше не интересует ваша жизнь и ваше прошлое. Ты самонадеянный наглец, ты забрал у меня то, что я должна была подарить другому. Ты забрал меня, направил по другой дороге. Ты ворвался в мою жизнь, и разрушаешь её, только чтобы отбелить себя. Но с меня довольно, понял?

– Забрал? – Возмущается он, и я киваю. – Ты сама пришла ко мне, и, если помнишь, я спрашивал тебя, не пожалеешь ли ты. И что ты ответила? Твой ответ был – нет. Так что не надо вешать на меня своё раскаяние за то, что получила наслаждение с садистом вроде меня. Что я стал для тебя больше, чем просто любовник. Я тебе ответил честно, что неуверен в том, что делаю. Но ты соблазнила меня.

– А ты так сопротивлялся, – ядовито произношу. – Господи, и это всё было для тебя очередной партией. Все твои слова, заверения, буквально всё. Можете аплодировать себе, мистер Холд, у вас всё удачно сложилось. Глупая пешка попалась на ваше обаяние, на вашу красоту, на вашу страсть. Тут виновата только я, потому что позволила себе затуманить разум и забыть о реальности, в которой мы стоим на противоположных концах обрыва, – во мне бурлит обида и злость только на саму себя. Ведь он жил так, как привык, а я поддалась искушению узнать, что такое секс с опытным мужчиной. И вот, что из этого вышло. Меня теперь разрывает внутри эта горечь от осознания правды, от настоящего Ника, и ничего с ней не смогу сделать. Даже пережить это будет сложно.

– Мишель, хватит. Я не хочу дальше выяснять отношения с тобой, это больше похоже на мыльную оперу, чем на реальность. Никто ни в чём не виноват, ни ты, ни я. Мы просто желали друг друга, да и сейчас я хочу тебя. Но совершенно сбит с толку, ты пугаешь своей напористостью, а я не могу контролировать себя. Ты влияешь на мои решения, даже не находясь рядом. Устал от этого, как и говорил, я хочу только держать тебя в своих в руках. Не думал играть с тобой. Уже решил отпустить, а ты пришла ко мне. И я не смог устоять, ты права. Я безумец, знаю об этом. Но не позволю тебе разворошить моё прошлое и оставить меня в нём, ведь ты уйдёшь, если всё узнаешь. А я…я не могу сказать тебе прощай, – Ник сжимает голову руками и опускается на диван.

Стою в шоке и только безвольно хватаю кислород ртом, чтобы не рухнуть прямо тут. Я готова лишиться чувств от этой встречи. Слишком много правды, слишком болезненна она для меня.

– Твои слова, твои глаза, твоя нежность заставляют забыть меня, кто я есть. Разрываюсь между желанием и собственным я. Никогда не хотел причинить тебе вреда, только пытаюсь защитить тебя, как умею, – тихо произносит он, смотря в пол.

– От чего защитить? – Шепчу и делаю шаг в его сторону.

– От самого себя, от таких типов вроде Люка, от…

– От жизни, – перебиваю его, и он поднимает голову, даря мне горькую усмешку.

– Ты слишком хорошая для этого мира. Я не знал таких, выбирая грязных девок для своих утех. А ты… крошка, прошу прощения за всё, за каждое слово и свою силу, которую применил к тебе, чтобы заставить обратить на меня внимание. Сам нарушил собственные правила. Всё было не добровольно, а в принудительном порядке. Но я не могу подарить тебе открытые встречи, Мишель. Для тебя это станет губительным будущим, я знаю это наверняка. Но мне приятно с тобой проводить время, хочется показать тебе многое как в постели, так и в мире. Показать, что я имею, и как это у меня получилось. А прошлое… моё прошлое… оно смертельный яд для тебя, – Ник вздыхает и встаёт, запуская руку в волосы, и с напряжением смотрит на меня.

– Твой отец поджигал твои губы. За что? – Выпаливаю вопрос прежде, чем сообразить.

– Решила бить лежачего сразу. Похвально, крошка, быстро учишься, – усмехается он, а я продолжаю ожидать ответа.

– Он тушил о них сигареты, иногда так развлекался поднося зажигалку. Мой рот был для него пепельницей. Только вот шрамов на мне не осталось, потому что тогда бы социальная служба забрала меня у него, а у моего папочки были величайшие планы на моё существование, – не слышу в его голосе боль, я испытываю её за него. Слышу только презрение и отвращение к его отцу, а возможно, и ко мне.

– Господи, – шепча, сглатываю новый рвотный позыв, представляя живо эту картину. – За что? За что он так ненавидел тебя? Почему тебя, ты же был малышом?

– Потому что был психически нездоровым человеком, желающим унижать всех, а лучше тех, кого сотворил. Так, наблюдая муки на моем лице, наслаждался своей властью, и пугал мать, чтобы она всегда делала так, как он ей прикажет. Ему нужны были рабы, и мы ими стали, – сухо бросает Ник и, разворачиваясь, идёт к бару.

– И поэтому ты предпочитаешь приносить боль через физическое воздействие, – тихо произношу, делая вывод из услышанного.

– В отличие от папаши я приношу наслаждение, а не последствия его действий, – отвечает он, наливая себе бокал виски и осушая его залпом.

– Он пил, да? – Продолжаю я.

– Да, крошка, он пропивал все деньги, которые зарабатывала мама. Не волнуйся, у меня проблем с алкоголем нет, – насмешливо говорит он.

– Райли был прав, ты другой. Обстоятельства тебя заставили придумать себе тайный мир, заставили тебя считать, что причинять боль это хорошо, и неважно ради чего ты это делаешь. Ты создал для себя личный ад, чтобы быть готовым к его повторению, – подхватываю зубами нижнюю губу, начиная её кусать из-за ужасных подробностей. Оказывается, подошла близко, слишком близко, но не готова была услышать это. К такому подготовиться никогда нельзя. Чувства, эти глупые чувства и эмоции перекрывают всё разом. И я уже хочу его простить за его маниакальное слежение за мной, за моё несварение и, вообще, простить за всё.

– Мишель, ты ошибаешься на мой счёт. Не собираюсь меняться. Я такой, каким меня вырастили, а точнее, вырос сам. Мне никто не нужен в этом мире. Мне хорошо так, как я живу. А остальное – эпизоды нашей жизни. Люди встречаются, расходятся, знакомятся с новыми и так по кругу. Сейчас мы с тобой обсуждаем моё прошлое, только потому, что я тебя до сих пор хочу. И чтобы ты была ко мне настроена иначе, чем в тот момент, когда приоткрыл тебе тайну своих игр, возможно, буду рассказывать тебе подробности своих мучений. Ты будешь жалеть меня, а я наслаждаться твоим телом. Вот такая реальность, и следует принять её. А есть другой вариант, мы просто будем проводить время вместе без воспоминаний. Когда всё окончится, ни у кого не будет желания продать такую душещипательную историю и потопить годы моей работы. Забрать у меня последнее, – он раскладывает снова мою жизнь по полочкам, по правильным местам бьёт и заставляет чувствовать меня глупой и неопытной. Сейчас вижу, как хорошо он продумал весь сценарий, но отчего-то ему не верю.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *