Завтра


— Я бы охотно тебе кое-что объяснила, Мэтт, но ты меня не поймешь.

Эмма сжалась в комочек на противоположной стороне дороги. Прищурившись, она заметила, что каскадер тщетно старается принять вертикальное положение. И еще заметила револьвер, привязанный к щиколотке Тарасова. Решение пришло мгновенно. Она подползла к лежащему и вытащила из кобуры «смит-вессон 36». Крепко взяла его в руки и вытянула их, держа под прицелом Кейт.

«Не до вопросов!»

Дуло «глока» смотрело в лоб Мэтью, дуло «смит-вессона» — в грудь Кейт. Обе женщины приготовились выстрелить.

Эмма молилась, чтобы рука у нее не дрогнула.

Она выстрелила первой.

* * *

Пуля попала Кейт в грудь, и она упала на спину. Ударилась о столб и покатилась вниз по склону в кювет.

Наступившая после выстрела тишина оглушала.

Отдача повалила Эмму на землю, и она лежала, не в силах подняться, чувствуя, что ее колотит дрожь, что у нее пропал голос.

Олег Тарасов с трудом поднялся на ноги и сообразил, что самое лучшее для него — это смыться. Не ища шлема, он взгромоздился на «Харлей», надавил на газ и исчез в направлении, противоположном тому, откуда прибыл.

Через пятьсот метров на перекрестке муковоз Самира Нарахима сбил его на полном ходу.

* * *

Эмма понемногу пришла в себя. Она видела Мэтью, он лежал в нескольких метрах от нее, в полубессознательном состоянии, но живой…

«Ромуальд!»

Эмма вскочила и побежала к машине Кейт. На месте, откуда только что уехал «Харлей», она заметила навигатор, ненадежно прикрепленный присоской к рулю, — вот почему убийца потерял его. Она подобрала навигатор и села в машину Кейт.

В машине сняла с себя вязаный шлем и занялась навигатором. Как она и предполагала, он сохранил несколько предыдущих маршрутов, какими следовал киллер. Эмма включила зажигание и на полной скорости покинула «карниз».

Бостон был пустынен. Она выехала на автостраду и помчалась, не соблюдая никаких правил движения и безопасности, не думая ни о патрулях, ни о риске.

«Ромуальд! Только бы с ним ничего не случилось!»

Примерно с полчаса она мчалась по автостраде, а потом по подсказке навигатора свернула в сторону Виндхама, на границе Массачусетса и Нью-Гэмпшира. Она слушалась навигатора, сворачивала на боковые дороги и наконец уткнулась в ограду заброшенной промзоны.

«И что дальше?»

Эмма посмотрела на экран навигатора. Цель была совсем близко, но проехать к ней на машине было невозможно. Она оставила фары зажженными и вылезла из машины. Темнота. Вокруг кромешная темнота. Различить она могла только ограду, которая возвышалась перед ней. Эмма решила перелезть через нее. И когда перебиралась на другую сторону, пропорола себе грудь.

От боли чуть не закричала. Хлынула кровь, расползаясь пятном на свитере, но жалеть себя не было времени. Эмма свалилась на землю по другую сторону, поднялась и стала забираться на насыпь, чтобы хоть как-то рассмотреть призрачный город, в который она попала. Корпуса заводов, пустые склады тянулись насколько хватало глаз. Место пугало какой-то потусторонностью. Его словно бы приготовили для фильма ужасов. Несколько ржавых вагонов застряли на рельсах. Ветер громыхал железными листами. Металлические конструкции, торчащие там и здесь, словно бы собирались развалиться. Долина призраков, захватившая пять или шесть гектаров.

Как отыскать Ромуальда в лабиринте металлических развалин?

— Ромуальд! Ромуальд! — звала Эмма, и ветер со снегом уносил его имя в пустоту.

Она пыталась отыскать хоть какой-то указатель, какую-то деталь, которая могла бы ей помочь… Но что можно был разглядеть в этих потемках?

Стирая с лица мокрый снег, Эмма светила себе телефоном, как фонариком. Задыхаясь, она двигалась против ветра на другой конец промзоны. Она не сомневалась, что Тарасов должен был поставить свою машину как можно дальше от дороги, в самое укромное место. Неприятный скрипучий звук напугал ее, и она остановилась. Посветила себе под ноги и немного успокоилась — у нее под ногами скрипел на дорожке гравий.

Дорожка вела к огромному бараку.

Эмма подошла к нему поближе и осветила проржавевшую вывеску:

РАЙОННАЯ БОЙНЯ,

ОКРУГ ХИЛЛСБОРО

Она двинулась дальше, к главному зданию, заметив на земле следы шин, которые уже начал затягивать снег. Сердце забилось в груди как сумасшедшее. Здесь точно кто-то был совсем недавно.

Эмма изо всех сил толкнула здоровенную дверь, которая вела в помещение, и снова закрыла ее за собой, чтобы избавиться от ветра.

— Ромуальд!

Вокруг было жутко и темно, но тихонько ворчали трубы отопления и кондиционер.

Эмма нащупала выключатель, и слабый желтоватый свет озарил просторное, почти пустое помещение с темными бетонными стенами.

В стороне она увидела вишневый пикап каскадера.

Подошла к машине и заглянула внутрь.

«Никого».

Как она пожалела, что не прихватила с собой маленький револьвер киллера.

— Ромуальд!

В конце помещения был виден коридор, куда выходили железные двери. Эмма заглянула в первую. Пусто. Остальные оказались запертыми. В отчаянии она прикрыла глаза. Но тут же взяла себя в руки.

Уходя, киллер все выключил. Нет, не все…

Едва слышное дребезжание. Она приняла его поначалу за «ворчанье» отопления или кондиционера.

Теперь она старалась определить, откуда идет этот шум. Характерный гул шел от холодильной камеры. Эмма принялась колотить в металлическую стену.

— Ромуальд!

«Нет! Такого не может быть! Только не это!..»

— Ромуальд! Это я, Эмма! Ты меня слышишь?

Она попыталась открыть дверь, но дверь не открывалась. Она посмотрела вниз и увидела на двери что-то вроде металлической ручки. Взялась за нее, повернула, и дверь холодильника открылась.

На нее сразу повеяло могильным холодом, но она отважно ринулась внутрь.

— Ромуальд!

При слабом свете телефона она разглядела отороченный мехом капюшон и куртку Ромуальда.

Эмма кинулась к нему. Подросток лежал без сознания. Напрягая все силы, она выволокла его из смертоносного холода и уложила там, где было потеплее. Нажала кнопку громкой связи, набрала 911 и вызвала «Скорую помощь» к замороженному.

В ожидании, когда приедет врач, она пыталась поймать дыхание Ромуальда, найти на его руке пульс, но так нервничала, что никак не могла с этим справиться. Кожа Ромуальда побелела до синевы, он был похож на мертвеца.

«Нет! Ни за что!»

У Эммы не было ничего, чтобы хоть как-то согреть отважного мальчишку. И вдруг она вспомнила, чему их учили на занятиях по гражданской обороне, на которые в «Императоре» были обязаны являться все служащие. Тогда она сочла эти занятия полным идиотизмом. Просто представить себе не могла, что эти глупости ей понадобятся. И вот теперь… Она отчетливо вспомнила, что делала тогда с манекеном. Положила Ромуальда на спину, встала возле него на колени, подняла на груди свитер и положила руки, одну на другую, на сердце. Потом стала нажимать руками на грудную клетку замерзшего, заставляя бежать кровь по жилам.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *