Хроники семи королевств: Древняя кровь


Уничтожение девушки как личности происходило постепенно. Бальтазар тщательно продумывал каждый ход своей безумной игры. Едва он понял, что сильную духом пленницу проще убить, чем сломить физически, как телесные истязания сменили душевные муки. Её заставляли лицезреть кровавые расправы над посмевшими ополчиться на разбойников селянами. Зверски изнасилованные женщины, что ползали среди останков разорванного лошадьми мужа. Страдания детей, которых заставляли выбирать, кого из родителей оставить в живых. Но даже здесь выбор был лишь иллюзией: не щадили никого – с одобрения Бальтазара истреблялись целые семьи. И чем больше крови лилось на глазах девушки, тем чаще она задавалась вопросом: почему её просто не убьют? Ответ пришёл вместе с вязкой жидкостью, что однажды залили ей в горло. Беспощадный дурман запустил когти в измученное сознание и смешал яркие краски мира в беспробудную серость.

Пустота стала венцом долгого эксперимента, сделавшего из неё податливую марионетку, бледную тень самой себя. Осколки сознания и обрывки души всё ещё скрепляла татуировка в виде двух перекрещивающихся мечей, что изящно располагалась внизу живота. Она напоминала девушке о давно минувших днях, но с каждым новым рассветом тёплые, близкие сердцу образы неотвратимо отдалялись, безропотно тая на холодном горизонте небытия. Однако, сейчас это не имело никакого значения. Далёкое прошлое и туманное будущее заменило настоящее с перспективой получить заветный флакончик за выполнение грязной работы. Он на какое‑то время избавит её от накапливающихся страданий, вызванных отсутствием «Лотоса счастья». Что будет потом, уже не важно.

Гул в голове Пустоты бил во все колокола: безболезненный период сиреневого рабства подходил к концу – нужно было спешить. Всадница несколько раз ударила жеребца плоскостью меча, и тот, рассекая грудью пшеничное поле, из последних сил рванул вперёд, оставив позади темнеющий лес.

 

* * *

Капли крови привели охотников к небольшим скалам, полностью заросшим мхом и бесцветными крючковатыми грибами. Дальше олений след мистическим образом обрывался, оставляя следопыта в полнейшем замешательстве.

– Ничего не понимаю, – озадаченно произнёс Джон. – Не мог же он улететь… Хотя я уже ни в чём не уверен. Этот лес сам по себе какой‑то странный.

– Жутковато, – тихо сказал Алан, глядя на уходящие в никуда красные пятнышки.

Рэксволд не слышал их разговора. Его мысли были прикованы к необычным скалам, словно стеной, преграждавшим дальнейший путь. Тьма не давала рассмотреть их полностью: свет факела выхватывал лишь отдельные фрагменты. Ассасин прошёл вдоль скал, и его взгляд упал на замшелую каменную перемычку, смутно напоминавшую нечто знакомое. Рэксволду потребовалось время, прежде чем он признал в ней полуразрушенную арку. Сомнений не оставалось – развалины замка.

– Эй, где вы там?! – довольно крикнул ассасин. – А ну‑ка, подойдите.

– Ты нашёл следы оленя? – спросил приближающийся следопыт.

– Лучше, – Рэксволд загадочно улыбнулся и указал рукой на скалу.

– Хм, – подошедший Алан провёл факелом под перемычкой. – Ты предлагаешь набрать грибов? Не похожи они на съедобные…

– Джон? – ассасин внимательно посмотрел на следопыта. – Надеюсь, твоя проницательность не разочарует меня…

– Но это же… Да нет… Не может быть, – следопыт подошёл поближе к скале и отковырнул несколько грибов, обнажив серо‑зеленоватый камень.

– Ну?! Ты же тоже это видишь? Давай! Скажи! – рассмеялся Рэксволд.

– Да что вы здесь нашли? – в глазах парнишки читалось непонимание.

– Это замок, Алан, – Джон поднял факел повыше и свет очертил ровную высокую стену, которая с каждой секундой всё меньше казалась скалой. – Точнее то, что от него осталось.

Алан открыл рот, на какое‑то время потеряв дар речи.

– Он существует, – наконец пролепетал юноша с благоговением в голосе. – Правда, я представлял его себе как‑то иначе.

– Интересно, как? – Рэксволд посмотрел на тусклый свет своего факела. – Белокаменный дворец с красными коврами? Кому‑то пора завязывать с детскими сказками.

– Сказал любитель друидских сказок, – проворчал парнишка.

– Любитель сказок? – хрустнув пальцами, оживился ассасин. – Не‑е‑т. Я знаток преданий, способный увидеть крупицу истины в мешке человеческих фантазий.

– Знаешь, – решительно сказал Алан. – Если мне где‑нибудь попадётся корона, то я обязательно её тебе подарю.

– Без скипетра не возьму, – самодовольно кинул ассасин, подходя к следопыту.

Джон ещё раз коснулся рукой руин, словно всё ещё не веря в их реальность:

– Удивительно. Замок, построенный в глубокой пропасти, когда за её пределами столько холмов. Это неправильно со стратегической точки зрения. Сомневаюсь, что старинные тактики осад сильно отличались от современных. Предполагаю, его окружал целый город с деревянными строениями, но в такой сырости всё давно сгнило. Интересно, как он выглядел в былые времена…

Рэксволд хлопнул следопыта по плечу:

– Сейчас не время предаваться истории. Сокровища сами себя не найдут.

Путники прошли сквозь искорёженную временем арку. Свет трёх факелов потерялся в тёмном внутреннем дворе, заросшем огромными кедрами и молодыми засохшими деревцами. Верхняя часть замка пала под натиском природы, оставив после себя лишь горы мшистых камней, но нижние этажи почти не пострадали. Ассасин осмотрелся. Главный вход в замок преграждал потрескавшийся валун, но это его нисколько не опечалило: чуть правее могучие корни разворотили стену, проделав внушительную дыру во внутренние помещения. Чернота пролома приглашала приключенцев нарушить древний молчаливый покой.

– Алан, припасы ещё при тебе? – Рэксволд сменил огневик на гаснущем факеле. – Не сточил по дороге?

– Всё на месте, – похлопал по котомке юнец.

– Запасы огневиков? – убийца бросил взгляд на следопыта.

Джон молча продемонстрировал палку с двумя десятками плотно нанизанных грибов.

– Тогда вперёд, – ассасин осторожно поднялся по насыпи из камней прямо к бреши. – Надеюсь, замок не обрушится и не станет для нас общей могилой.

– Позитивный настрой, – буркнул Алан, наблюдая, как Рэксволд скрывается в темноте пролома.

– Да ты не переживай, – раздался голос из тёмной дыры. – Если всё обвалится, то ты даже испугаться не успеешь.

– Умеешь успокоить, – юнец робко поставил ногу на каменный пригорок.

– Ерунда, – уверенно сказал поднявшийся по насыпи Джон. – Он тут с бородатых времён. Ещё пару дней как‑нибудь простоит.

Несмотря на поджидавшую впереди неизвестность, охотникам за сокровищами не терпелось уйти с открытого пространства. Владения Мрачного короля обострили чувство паранойи. Странники постоянно ощущали на себе посторонний взгляд, хоть и старались не придавать вольностям воображения особого значения. Когда они скрылись в бреши замка, где‑то вдалеке закричала сова, но искатели приключений этого уже не слышали.

 

Глава 6

В холле замка царила сырость. Часть свода давно обрушилась, завалив лестницу и полностью отрезав пути к верхним этажам. Некогда роскошную мебель время превратило в труху, давшую начало грибной империи, устилавшей каменный пол. Внутренние стены зала украшали засохшие вьющиеся растения, покрытые налётом, сильно напоминавшим плесень.

– Какое прелестное место, – Рэксволд выдернул из объятий грибов опрокинутый медный канделябр и поставил его на ножки. – Почти как новый. Если не считать полтысячи поганок.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *