Хроники семи королевств: Древняя кровь


– А если ассасин не справится с заказом? – Алан поднял нерешительный взор на Рэксволда. – Вдруг его там убьют или возьмут в плен…

Обладатель кинжалов бросил на парнишку строгий взгляд:

– Ассасин скорее выберет достойную смерть в бою, нежели тюремные оковы. Серьёзно раненый, без возможности сражаться, он примет заранее приготовленный яд. Попасть в плен – навсегда опозорить своё имя. Для таких убийц дорога только на тот свет, и ему в этом помогут. А за проваленный контракт на убийство повысят вознаграждение и найдут другого исполнителя. Цель будет ликвидирована в любом случае.

– Откуда ты столько знаешь о гильдиях ассасинов, если никогда в них не состоял? – Джон переступил через узенький лесной ручеёк.

– Общие правила, в отличие от информации о заказах, не являются тайной.

– А убийцы могут работают парами? – Алан задумчиво почесал шею. – Или все одиночки?

– Могут, – отведя взгляд в сторону, сказал Рэксволд. – Хоть я и не состоял в гильдии, была у меня напарница. Идеальная техника владения двумя мечами. Сказать честно, я даже немного завидовал. Наша дружба длилась несколько лет. Но рано или поздно смерть забирает даже лучших. Это конечный удел таких, как я… – он покачал головой и ускорил шаг.

Беседа застыла на грустной ноте и, не получив продолжения, оборвалась. Дальше путники пошли молча. Берёзовая роща неспешно сменялась старой дубравой. Нарастающий птичий гвалт обещал тёплое утро.

 

* * *

В западной части Эльтарона затерялась маленькая деревушка, сокрытая от посторонних глаз. Даже самые подробные карты не могли поведать о её месторасположении. Ветхие деревянные домики, окружённые покосившимся частоколом, оставляли ложное ощущение незащищённости. Но жители этого поселения не нуждались в высоких заборах и крепких засовах. Суровый нрав, вопиющая жестокость и почти полная вседозволенность оберегали «Бездушных» лучше каменных стен.

На небольшом деревянном помосте стоял единственный человек, которого «Бездушные» боялись больше самой смерти. Он внимательно наблюдал за тренирующимися внизу бойцами, что, разбившись на пары, заняли почти всё пространство в кольце шести одноэтажных домов. Среди сражающихся воинов выделялся один щуплый парень в круглых очках с тонкой оправой. Не обращая внимания на объявший деревню лязг металла, он сидел, прислонившись спиной к расположенному в центре колодцу, задумчиво листая какие‑то бумаги.

В голубом небе появилась едва различимая тёмная точка – почтовый голубь, стремительно приближавшийся к деревне с юго‑восточной стороны. Сделав круг над поселением, птица спустилась на прибитую к перилам помоста деревянную клетку. Бальтазар незамедлительно взял голубя в руки и открепил от лапы маленькую, свёрнутую в трубочку записку. Сунув пернатого гонца в клетку, седовласый пробежал глазами сообщение и нахмурился: привыкший всегда добиваться своего, он люто ненавидел скверные вести. Главарь «Бездушных» спустился с помоста и крикнул:

– Квэлт, Дальер – за мной! Остальным продолжать тренировку!

Он зашёл в один из бревенчатых домов, уселся на стул и, немного откинувшись, забросил ноги на письменный стол. Последовавшие за ним воины смиренно остановились на затёртом ковре посередине комнаты.

– Дикая столица держит ухо востро, – недовольно сказал Бальтазар. – Отрава миновала колодцы Басторга. А значит, настало время более радикальных мер. Тащите сюда Пустоту.

Головорезы покинули помещение, и седовласый достал из ящика стола маленький пузырёк с вязкой сиреневой жидкостью. Каждый уважающий себя алхимик знал, что существовало лишь одно зелье подобного цвета и консистенции – «Лотос счастья». Под жизнерадостным названием скрывался сильнодействующий дурман, что крепко сковывал разум неистовой зависимостью, подгоняемой страшными муками. «Лотос счастья» готовился из смеси специальных настоев по старинному рецепту, известному лишь единицам. В его состав входили уникальные цветы с полей Ардонэйзии, редкие корни пустыни Аль Херон и специфические ягоды степей Рорха. Достать эти ингредиенты в Эльтароне не представлялось возможным. Никому, кроме Бальтазара, сквозь загребущие руки которого протекали все сделки контрабандистов лесного королевства.

Вскоре разбойники вернулись с закованной в кандалы девушкой в замызганной дырявой одежде. Они грубо поставили узницу на колени, вопросительно посмотрев на седовласого. Предводитель «Бездушных» щёлкнул пальцами и скрестил руки на груди. Квэлт, намотав растрёпанную пшенично‑золотую косу пленницы на ладонь, рывком поднял её поникшую голову. Усталый замученный взгляд девушки встретила надменная улыбка Бальтазара:

– Как тебе спалось, красавица, с крысами в темноте сырого погреба?

Узница хотела опустить голову, но Квэлт ещё сильнее намотал волосы на руку, упёршись костяшками кулака ей в затылок. Несмотря на причиняемую боль, пленница безэмоционально смотрела на Бальтазара, явно не желая удостаивать его ответом. Молчаливая пауза разозлила разбойника, и он наотмашь ударил девушку по лицу:

– Отвечай, когда к тебе обращаются!

Узница нахмурила брови, предав и без того строгим чертам лица ледяную суровость с проглядывавшей за ней хищностью. В одно мгновение она, словно пружина, оттолкнулась от пола, перевернулась в воздухе и обхватила ногами голову своего обидчика. Прежде чем Дальер успел что‑то предпринять, Квэлт упал замертво со сломанной шеей.

– Манерам ты так и не научилась, но форму не потеряла. Это радует, – Бальтазар похлопал в ладоши, лениво убирая ноги со стола.

Второй разбойник выхватил меч и сделал прямой выпад. Девушка отразила атаку цепью от кандалов и, опутав ею клинок, коленом выбила его из рук врага. Молниеносный удар головой в лицо заставил Дальера отшатнуться к стене, держась за разбитый нос. Завладев повисшим на цепи оружием, пленница замахнулась, чтобы добить врага.

– Довольно! – рявкнул Бальтазар, крутя в руках небольшой сиреневый флакончик, и узница покорно замерла. – Если он умрёт, ты не получишь свою порцию счастья.

Девушка опустила меч и сделала шаг в сторону обладателя дурманящего зелья.

– Ты же его так хочешь, правда? – с ухмылкой сказал седовласый, видя, как жадно загорелись её глаза. – И знаешь, что я тебе не по зубам. Что нужно сделать?

Пленница снова опустилась на колени, не отрывая взгляда от блестящего пузырька.

– Молодец. А теперь ответь на простые вопросы и получи заслуженную награду. Кто ты? – Бальтазар хитро прищурился и опёрся локтями на стол.

– Пустота, – тихо ответила узница.

– Что течёт по твоим венам?

– Пустота…

– Что остаётся после тебя?

– Пустота…

– Хорошая девочка, – Бальтазар кинул ей в руки заветный флакончик.

Девушка вытащила зубами деревянную пробку и залпом выпила его содержимое. На её лице промелькнуло облегчение, тут же сменившееся неподдельным умиротворением. За мимолётным экстазом последовал прилив сил. Шум в голове и ощущение объятых пламенем вен стали понемногу утихать. Вместе с ними отступил и окутывавший разум туман. Ярко выраженное раболепство сменилось нескрываемым презрением, и узница грозно взглянула в сторону Бальтазара.

– Не советую тратить силы на заведомо проигрышное решение, – седовласый расплылся в загадочной улыбке. – Через два дня эффект от нектара полностью покинет твоё тело. Его место займёт усиливающаяся жажда, обрекающая тебя на жуткие страдания. Глоток сиреневого напитка станет дороже всего золота мира. А уже через неделю ты снова будешь скрежетать зубами и молить богов о смерти. Но вся ирония в том, что «Лотос счастья» вселяет в человека ужас при одной лишь мысли о скорой кончине. Ты будешь до последнего бороться за свою никчёмную жизнь, моя девочка.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *