50 оттенков свободы


– Дом вдалеке от дома, – говорит Кристиан мягким голосом и кладет мой портфель на одну из пухлых кушеток.

– Хочешь принять душ? Ванну? Чего ты хочешь, Ана?

Кристиан пристально вглядывается в меня, и я понимаю, что он растерян – мой потерянный мальчик, столкнувшийся с событиями, которыми не может управлять. Он замкнут и задумчив. Он не может контролировать ситуацию, которую не может предсказать. Это реальная жизнь во всей ее неприглядности, а он слишком долго отгораживался от нее и теперь незащищен и беспомощен. Мой милый, ранимый Пятьдесят Оттенков!

– Ванну. Я бы хотела принять ванну, – бормочу я, понимая, что он почувствует себя лучше, если будет занят, даже полезен. Ох, Кристиан, мне холодно и страшно, но я так рада, что ты со мной.

– Ванна. Хорошо. Да. – Он выходит из спальни и скрывается в роскошной ванной. Минуту спустя оттуда доносится шум воды.

В конце концов я заставляю себя войти следом за ним в спальню. На кровати с удивлением вижу несколько пакетов из «Нордстрома». Кристиан выходит из ванной без галстука и пиджака, рукава рубашки закатаны.

– Я отправил Тейлора купить кое-какие вещи. Ночное белье и все такое, – говорит он, неуверенно глядя на меня.

Ну разумеется. Я одобрительно киваю, чтобы он почувствовал себя лучше. А где же Тейлор?

– Ох, Ана, – вздыхает Кристиан. – Я никогда не видел тебя такой. Обычно ты такая храбрая и сильная.

Не знаю, что сказать. Просто смотрю на него широко открытыми глазами. Сейчас мне нечего ему дать. Наверное, это шок. Я обхватываю себя руками, пытаясь сдержать озноб, хотя и понимаю, что это бесполезно, потому что холод идет изнутри. Кристиан заключает меня в объятия.

– Детка, он жив. Все жизненно важные органы функционируют. Нам просто надо набраться терпения. Идем.

Он берет меня за руку и ведет в ванную. Мягко стаскивает пиджак с моих плеч и кладет на стул, затем, повернувшись, расстегивает пуговицы блузки.

 

Вода восхитительно теплая и душистая, влажный, душный воздух ванной густо пропитан запахом цветков лотоса. Я ложусь между ног Кристиана, спиной к нему, кладу ноги поверх его. Мы оба молчаливы и задумчивы, и я наконец чувствую тепло. Время от времени Кристиан целует мои волосы, а я рассеянно лопаю пузырьки пены. Он обнимает меня за плечи.

– Ты ведь не садился в ванну с Лейлой, нет? В тот раз, когда купал ее? – спрашиваю я.

Он застывает и фыркает, рука сжимает мое плечо.

– Э… нет. – Судя по голосу, он потрясен.

– Я так и думала. Это хорошо.

Он легонько тянет меня за волосы, скрученные в тугой пучок, поворачивая мою голову так, чтобы видеть лицо.

– А почему ты спрашиваешь?

Я пожимаю плечами.

– Нездоровое любопытство. Не знаю… встреча с ней на этой неделе…

Его взгляд твердеет.

– Ясно. Более чем нездоровое. – Тон укоризненный.

– Долго ты собираешься поддерживать ее?

– Пока не встанет на ноги. Не знаю. – Он пожимает плечами. – А что?

– Есть и другие?

– Другие?

– Бывшие, которых ты поддерживаешь.

– Была одна, да. Но больше нет.

– О?

– Она училась на врача. Сейчас уже получила диплом и нашла кого-то еще.

– Очередного доминанта?

– Да.

– Лейла сказала, у тебя есть две ее картины, – шепчу я.

– Были. Они мне не очень нравились. Техника недурна, но для меня они слишком пестрые. Думаю, сейчас они у Элиота. Как нам известно, у него нет вкуса.

Я хихикаю, и он обнимает меня, расплескивая воду через край ванны.

– Так-то лучше, – шепчет он и целует меня в висок.

– Элиот женится на моей лучшей подруге.

– Тогда мне лучше закрыть рот.

 

После ванны чувствую себя лучше. Укутанная в мягкий махровый халат, смотрю на пакеты, лежащие на кровати. Хм, должно быть, здесь не только ночная одежда. Нерешительно заглядываю в один. Пара джинсов и трикотажная куртка с капюшоном моего размера. Бог ты мой… Тейлор накупил одежды на целый уикенд, и он знает, что я люблю. Я улыбаюсь, вспоминая, что он не первый раз покупает мне одежду, и именно когда я здесь, в «Хитмане».

– Не считая того случая, когда ты изводил меня у Клейтонов, ты когда-нибудь ходил в магазин и покупал что-нибудь?

– Изводил тебя?

– Да. Изводил.

– Ты нервничала и суетилась, насколько я помню. А тот мальчишка так и вился вокруг тебя. Как его звали?

– Пол.

– Один из многих твоих обожателей.

Я закатываю глаза, и Кристиан улыбается. И целует меня.

– Вот это моя девочка, – шепчет он. – Одевайся. Не хочу, чтобы ты опять замерзла.

 

– Готова, – говорю я. Кристиан работает на своем ноутбуке в оборудованной под кабинет части номера. Он одет в черные джинсы и серый свитер грубой вязки, а я в джинсах, белой майке и куртке с капюшоном.

– Ты выглядишь такой юной, – мягко говорит Кристиан, поднимая сияющие глаза. – Подумать только: завтра станешь на целый год старше.

Я печально улыбаюсь.

– У меня как-то нет настроения праздновать. Мы можем поехать к Рэю сейчас?

– Конечно. Я бы хотел, чтоб ты что-нибудь поела. Ты почти не притронулась к еде.

– Кристиан, пожалуйста. Я не голодна. Может, после того, как мы навестим Рэя. Хочу пожелать ему спокойной ночи.

 

Прибыв в отделение интенсивной терапии, мы встречаем уходящего Хосе.

Он один.

– Ана, Кристиан. Привет.

– Где твой папа?

– Он слишком устал, чтобы вернуться. Как-никак побывал в аварии. – Хосе печально улыбается. – Да и подействовали болеутоляющие, так что он сейчас спит. А мне пришлось повоевать, чтобы получить разрешение навестить Рэя, поскольку я не родственник.

– И? – спрашиваю я.

– Все хорошо. Состояние прежнее… но стабильное.

На меня накатывает облегчение. Отсутствие вестей – хорошая весть.

– Увидимся завтра, именинница?

– Конечно. Мы будем здесь.

Хосе бросает быстрый взгляд на Кристиана, затем коротко обнимает меня.

– Macana.

– Спокойной ночи, Хосе.

– До свидания, Хосе, – говорит Кристиан. Хосе кивает и идет по коридору.

– Он все еще сохнет по тебе, – тихо произносит Кристиан.

– Да нет же. А если и так… – Я пожимаю плечами, потому что сейчас мне не до этого.

Кристиан выдает мне натянутую улыбку, и мое сердце тает.

– Молодец, – бормочу я.

Он хмурится.

– Что не скрежетал зубами.

– Я никогда не скрежещу зубами. Идем к твоему отцу. У меня для тебя сюрприз.

– Сюрприз? – Я с тревогой смотрю на него.

– Идем. – Кристиан берет меня за руку, и мы распахиваем двери в отделение интенсивной терапии.

У кровати Грейс беседует с Кроувом и вторым доктором, женщиной, которую я вижу впервые. Заметив нас, Грейс улыбается.

Слава богу!

– Кристиан. – Она целует его в щеку, затем поворачивается и заключает меня в свои теплые объятия.

– Ана, ты как, держишься?

– Я-то да, а вот за отца беспокоюсь.

– Он в хороших руках. Доктор Слудер – лучший специалист в своей области. Мы вместе учились в Йельском университете.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *