Завтра


Оставшись в одиночестве, Мэтью достал из морозилки покрытую изморозью картонную коробку, извлек из нее пиццу, сунул в микроволновку, включил таймер и устроился на любимом диване. Он ни в ком не нуждался. Ему хотелось быть одному. Он не искал ни понимания, ни утешения. Хотел лелеять свою боль, свое горе с верными анаксиолитиками и любимым пивом «Корона».

Мэтью прикрыл глаза, и перед ним с удивительной отчетливостью возникла молодая женщина, которую он видел на распродаже. Пышные волнистые волосы, смеющийся взгляд, милые веснушки, лукавая улыбка, задорный голос. Что она ему сказала?

«Если вам захочется позвонить мне просто так, то не обязательно ждать, чтобы ноутбук сломался».

И Мэтью вдруг понял, что ему очень хочется снова увидеть эту молодую женщину.

Он поднялся с дивана и отправился к деревянной стойке на кухне, где оставил бумажник с визитной карточкой.

«Эмма Ловенстайн… А что, если позвонить ей прямо сейчас и пригласить ее в ресторан?»

Мэтью на секунду застыл в нерешительности. Она, должно быть, сейчас в самолете, летит в Нью-Йорк… Но ей можно отправить сообщение…

Мэтью стал набирать первые цифры телефона на мобильнике и внезапно остановился. Руки у него дрожали.

«Зачем? Зачем я это делаю?!» — спросил он себя. Не надо тешить себя иллюзиями. Он больше ни во что не верил. Не верил в близость, в согласие, взаимопонимание… Приступ гнева перехватил ему горло.

Четыре года…

Четыре года он прожил с совершенно чужим человеком, с женщиной-преступницей, которая манипулировала им, как куклой.

За час до того, как она планировала его убийство, он выбирал для нее ее любимые блюда! И дело не в том, что он оказался жертвой Кейт. Дело в том, что он лопух, жалкий наивняк, который нарывается на обманы, позволяет обводить себя вокруг пальца! Он заслужил то, что с ним произошло. Заслужил и должен нести свой крест до самой смерти!

В ярости Мэтью метнул мобильник в стену, проглотил таблетки, запил пивом и снова растянулся на диване.

 

Нью-Йорк

На следующий день

21 декабря 2011

 

— Эй!

Эмма сидела на скамейке в Вашингтон Сквер Парк и махала Ромуальду. Тот заметил ее, подошел, поздоровался и протянул сверток в коричневой бумаге.

— Я зашел к «Мамоунс» и купил фалафели. Попробуйте, ужас до чего вкусно!

Ромуальд уселся рядом с Эммой на скамейку, и они развернули свои пакеты.

Прошел всего год, а Ромуальда не узнать. Маленький тощий француз превратился в красивого элегантного юношу, поступил в Нью-Йоркский университет. Теперь он студент первого курса. После невероятных приключений, которые они с Эммой пережили, они очень подружились и виделись теперь чуть ли не каждый день. Эмма помогла Ромуальду найти себе квартиру в Манхэттене и внимательно следила за его успехами в учебе.

— Ты продолжаешь думать о своей профориентации? — спросила она, откусывая кусок питы. — Твои позавчерашние слова, я думаю, шутка?

— Ничего не шутка. Я хочу стать психиатром. Или полицейским.

— Ты?!

— Ну да. Теперь я точно знаю, что люди куда любопытнее компьютера. Они влюбляются, мстят, ненавидят…

Эмма понимающе посмотрела на него и улыбнулась.

— Твои фалафели объеденье, — одобрила она с полным ртом.

— А я думал, ты принесешь вина, — пошутил он. — С бокальчиком бургундского было бы совсем убойно!

Эмма ему заговорщицки подмигнула, а он продолжал:

— Ладно, оставим. Хватит меня мариновать, скажи, наконец, как ты слетала в Бостон?

— Не совсем так, как я предполагала, — нахмурилась молодая женщина.

— Ты увиделась с Мэтью?

— Да. Он пришел на распродажу и даже купил мой старый компьютер. Я была очень растрогана. Это было так странно снова увидеть его после всего, что произошло.

— Так. И вы поговорили?

— Всего несколько слов.

— Он тебя узнал?

— Нет, и это к лучшему. Прошел целый год, он видел меня всего несколько минут, и на мне был шерстяной шлем.

— Ты оставила ему свои координаты?

— Оставила, но он мне не позвонил.

— Позвонит, — пообещал Ромуальд.

— Не думаю, — отозвалась Эмма. — Может, это и к лучшему.

— Но почему не рассказать ему правду?

— Ты же прекрасно понимаешь, что это невозможно. Во-первых, потому, что правда совершенно невероятна, а во-вторых…

— Что?

— Ты смог бы влюбиться в женщину, которая убила мать твоего ребенка?

— Ты спасла ему жизнь, Эмма!

Молодая женщина передернула плечами и отвернулась. Она не хотела, чтобы Ромуальд заметил блеснувшие на ее глазах слезы.

Но уже в следующую секунду она справилась с эмоциями. И стала расспрашивать, как продвигаются любовные дела Ромуальда. У него все шло неплохо: он успешно продолжал завоевывать внимание Эрики Стюарт, студентки филологического факультета из Гарварда, которая была на три года его старше. Они встретились на воскресном рынке в Унион Сквер месяц тому назад, и Ромуальд смертельно в нее влюбился. Поначалу девушка не обращала на него ни малейшего внимания: она и представить себе не могла, что будет встречаться с парнем младше себя. Ромуальду удалось узнать ее адрес, и по совету Эммы он стал писать ей по письму в день. Настоящему письму, написанному настоящей ручкой на хорошей бумаге. Искусство эпистолярного обольщения не было сильной стороной Ромуальда, и Эмма, второй Сирано де Бержерак, частенько брала в руки перо вместо него. Такая старомодная попытка завоевания девичьего сердца стала приносить свои плоды. Теперь Эрика не только стала отвечать на письма Ромуальда, но и приняла его приглашение пообедать в «Императоре» в будущую субботу.

— А ты в курсе, что люди по три месяца ждут, чтобы пообедать у нас в ресторане? — совершенно серьезно осведомилась у приятеля Эмма.

— Конечно, в курсе, — кивнул он с вытянувшимся лицом, — но я думал, что…

— Разумеется. Я помогу тебе со столиком! Будет самый лучший, у окна с видом на Эмпайр-стейт-билдинг!

Ромуальд горячо поблагодарил Эмму, и она отправилась провожать его пешком до университета.

 

Бостон

Час дня

 

Мэтью кончил пробежку в полном изнеможении. Он бегал чуть ли не час по набережной реки Чарльз до зданий Массачусетского технологического института и обратно до публичного парка.

Посидел немного, сгорбившись, положив руки на колени, восстановил дыхание и двинулся не спеша по дорожкам главного городского парка.

Но ноги как-то странно подводило, голова кружилась, сердце никак не успокаивалось. Что же это с ним такое делается?

Дурацкое самочувствие — вовсе не результат пробежки. Сегодня утром, как только он встал, он чувствовал что-то необычное. Что-то давнее, забытое кружило ему голову. Давний забытый хмель. Что бы он ни делал, куда бы ни шел, из головы не выходила Эмма Ловенстайн. От нее не убежать. Не спрятаться. Ее присутствие превращало его совсем в другого человека. Свободного от груза прошлого. Способного смотреть в будущее. Да, это было так. Мэтью это понял.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *