Защитник


— Он отправился в новое Паломничество к своим Богам. Одно он совершил в молодости, когда еще не был Посвященным.

— А мне что делать? И я не смогу…

— Сможешь, если будет нужно. Однако, надеюсь, этого не понадобится. Согласно общим правилам, если ключ повернут, то все двери закрыты, однако у каждого правила есть исключения. Впрочем, на эту тему тебе придется пообщаться с судьей, когда он прибудет в этот мир.

— А что, разве у нас нет своего судьи? Мне всегда казалось, что каждый мир имеет полный набор должностей, обслуживающих Вселенский правопорядок.

— Да. Раньше так, собственно, и было. Но потом… Еще тогда, когда погиб твой компаньон… Что-то пошло не так. Нет, ты тут глобально ни при чем, но события, происходящие по всей планете, нашли отражение и у нас. И дело тут вовсе не в нескольких негодяях. Быть может, Зеленый Лик прав, и в самом деле происходит нечто ужасное.

— Вот пусть судья с этим и разбирается.

— Он-то разберется, поверь, но вот каким образом это все отразится на тебе… Если раньше я считал, что тебе удастся отсидеться, и все неприятности пройдут стороной, словно «пустая лодка», то теперь я вовсе в этом ж уверен. Философия Ошо была бы хороша для века девятнадцатого и более древних времен с их неспешным течением жизни. Ныне все по-иному. Прогресс, знаешь ли… Так что, боюсь, отсидеться в стороне не удастся.

— В любом случае надо ждать судью.

— В любом случае надо выбираться отсюда. Ты выполнил поручение Древних, закрыл все двери. Что ж, тебе полагается награда, кроме того, они замолвят словечко перед судьей.

— Да что ты меня все пугаешь этим судьей, — фыркнул я, сделав еще один огромный глоток пива. — Отобьемся.

— Ну-ну… — задумчиво протянул покемон.  — На то он и судья, чтобы его бояться.

— И ты считаешь, что этот судья все разрулит?

— Ага, и всем по медали выдаст, а тебе орден с питательной клизмой и патефонными иголками для промывки мозгов.

— Ладно, пора отсюда выбираться…

Но выбраться я никуда не успел. Дверь моей камеры вновь открылась, и вновь появился доктор. А с ним два амбала, в этот раз в белых халатах и… тут мое сердце аж зашлось. С ними был мой старый знакомый — противный очкарик. Значит, пионерский лагерь эти гниды тоже вычислили.

— Забыл тебе об этом сказать.

— А что ты еще забыл?

— Ой-е-ей, какие мы обидчивые!

— Здравствуйте, Артур, — выступил вперед очкарик. — Вот и свиделись. Только теперь роли у нас разные. Раньше вот вы у меня всякую ерунду спрашивали, теперь вам придется нам кое-что рассказать.

— А ведь я предлагал придавить эту гниду сразу.

— Ну, это никогда не поздно…

— Вот только не надо…

— А я говорил тебе: учись, тренируйся. А ты — все пиво и пиво… Но сперва узнай, что этому жмурику нужно.

— Жмурику?

— А что он тебе живым нравится?

— Нет. Но убивать я никого не собираюсь, хватит…

— Хорошо, хорошо… — пошел на попятный Тогот. — Но кости я ему все переломаю. А для начала послушаем…

— И что же вы хотите услышать?

Очкарика аж передернуло. Чего-чего, а такой покладистости он от меня не ждал.

— Ну, нас интересуют заклятия, или что вы там используете… А потом все о вашей чудной компании и деятельности, в качестве это… как его… проводника. Однако для того, чтобы быть уверенным, что вы не будете лгать и юлить, мы вам вколем одно лекарство. Оно и память вам просветлит, и врать отучит, — и очкарик сделал знак двум амбалам в белых халатах.

— Подождите, подождите… что вы собираетесь мне вколоть?

— Можете считать, что это своего рода клон сыворотки правды. Надеюсь, вы не станете капризничать, и наш милый доктор сделает вам укольчик. А потом мы побеседуем…

Санитары шагнули вперед, и один из них попытался взять меня за руку, но я вовремя отдернул ее, отодвинувшись в глубь кровати.

— А вы уверены, что эти меры необходимы? — поинтересовался я.

— Уверен, — лицо очкарика расплылось в широкой улыбке. — Потому что правду вы вряд ли захотите мне рассказать.

И амбал повторил попытку. Его пальцы крепко впились в мою левую руку, выворачивая ее за спину. То же попытался проделать и второй санитар с моей правой рукой.

— Ну, готов?

— Будь проклят тот миг… — но договорить я не успел.

Тогот вошел в мое тело. Господи, да когда же это кончится! Я ведь еще не оправился от прошлого сеанса. От боли я аж зубами заскрипел.

— Что, не нравится? А… — но договорить очкарик не успел, потому что я резко выбросил вперед правую ногу и попал ему точно в глаз. Правое стекло очков разлетелось мелкими брызгами. Очкарик взвыл от боли, закрывая руками лицо.

А амбалы? Они даже отреагировать не успели. Тормоза с мускулами. Несколько ударов, и две туши безвольными грудами мяса рухнули на пол.

Где-то далеко взвыла сирена.

Я повернулся к доктору. Но тот, вытянув вперед руки, словно стараясь оградить себя от надвигающейся угрозы, то есть от меня, начал пятиться к стене.

— Нет… Нет… Я тут ни при чем… Я всего лишь доктор… Не трогайте меня…

Однако доктор меня не интересовал.

В первую очередь следовало добить очкарика. Так врезать, чтобы он запомнил, и желательно надолго. Еще одну встречу с ним один из нас определенно не переживет. Удар ногой в пах я дополнил ударом коленки в подборок. Судя по боли в ноге, челюсть очкарика была сломана.

Дверь камеры со щелчком захлопнулась.

— И что теперь?

— Пустят газ.

— И…

— Пентаграмму нарисовать не успеем.

Я повернулся в сторону двери, над которой за зловещей решеткой темнело вентиляционное отверстие. Газ, если он и шел, был невидим, однако ждать результатов его воздействия и проверять истинность слов Тогота у меня не было никакого желания.

Повинуясь приказам покемона, я шагнул вперед, схватил очкарика за отвороты пиджака, приподнял, и со всего маху швырнул в матовое зеркало. Мускулы отозвались новой волной боли. Пролетев через комнату, негодяй головой врезался в черное стекло. Во все стороны хлынули осколки. Несколько человек, находившихся по ту сторону экрана, метнулись в разные стороны. Очкарик безвольно распластался на столе по ту сторону зеркала.

— Да, ходить он теперь долго не сможет.

— Ну почему, а под себя?

— А плавать?

— Если будет много ходить… Впрочем, хватит болтать. Вперед. Пора выбираться.

Подбежав к зеркалу, я одним прыжком перебрался в соседнюю комнату. На секунду нагнулся над поверженным очкариком. Нет, курилка был жив, правда глаза он, скорее всего, лишится. Ну, ничего, это на пользу. В следующий раз не будет затычкой во всех дырках.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *