Защитник


— Ты уверен, что хочешь кушать?

— Уверен, что хочу попробовать… Хотя ты мог бы сначала пожелать мне доброго утра.

— Ну «добрая» ночь у тебя уже была, а судя по твоему нынешнему состоянию, тебе можно пожелать или «утра», или «доброго».

— Угу… — с мрачным видом кивнул я. — Утро добрым не бывает.

Это пожелание Тогота совсем меня не порадовало. Собственно, я ждал от него совсем другого — комментария по поводу относительной съедобности местной пищи. С фруктами Таиланда я познакомился накануне, когда абсолютно не знал, что нужно есть: то ли толстую темно-фиолетовую, благоухающую кожу, то ли белые мягкие семечки, внешне напоминающие небольшие чесночники. Но Тогот тут мне был не помощник. Он издевался, как мог, самым мерзким образом давая неподобающие советы…

Так вот, в то утро, понимая, что от покемона толку как от козла молока, я встал следом за верещавшими азиатами. Когда же подошла моя очередь, то новар-таец, улыбаясь мне, положил в небольшую пиалу с бульоном ложку риса, ложечку мелко нарубленной зелени, ложку… малинового варенья и кусок печенки с кровью. Нет, подобное я не смог бы проглотить даже под пыткой. Тем не менее азиаты за соседними столиками с радостью поглощали данный продукт. И, как говорится, флаг им в руки. Я же, оберегая свой желудок от любопытных экспериментов, осторожно поставил пиалу на один из пустующих столиков и отправился на поиски чего-то более съедобного. Ломтики ананаса и крошечные бананы показались мне более подходящими, и, только я собрался хорошенько «ударить по фруктам», появились Алла и Кру.

— Где же его еще можно найти! — с возмущением произнесла Алла. — У него же, как у любого мужика, лишь одно желание…

Кру слушала ее и согласно кивала. Интересно, понимала она хоть одно слово из того, что говорила моя жена, или поддерживала ее исключительно из женской солидарности?

— Ладно, хватит жрать. Поехали. Тут Кру предлагает одну увеселительную прогулку.

— О чем речь?

— Тебе понравится. Прошвырнись…

— Поедем на острова, — объявила Аллочка. — Кру мне все рассказала. Это будет замечательно.

Вот только островов мне в то утро и не хватало, как говорится, что русскому в радость, немцу отрава. Однако спорить и сопротивляться в столь ранний час у меня никакого желания не было.

Последовав за дамами, я на минуту замер у начала лестницы, ведущей вниз, к морю. С этого места открывался замечательный вид на бассейн отеля, больше похожий на нежно-голубое озерцо с неровными краями. Чуть вытянутое, оно было, словно дорогой камень, обрамлено в оправу яркой зелени. И только со стороны отеля в бассейн спускался застывший камнепад, по которому, переливаясь маленькими водопадиками, струилась вода. Кроме того, посреди бассейна располагались два островка, куда вели горбатые деревянные мостики. На каждом из островков бурно цвела зелень, сквозь которую к небу, вечно затянутому белесой дымкой, тянулось несколько пальм. А чуть поодаль виднелась бамбуковая роща, за которой плескалось море. Тихий океан.

— Артур, пошли, где ты там застрял? — вывел меня из задумчивости голос супруги. Нет, в этот момент мне хотелось лишь спуститься вниз. Нырнуть с головой в прохладные голубые воды, и никаких островов, никаких поездок. Зачем напрягаться, когда настоящий рай под рукой? Вот же он. — Пошли, пошли, а то катера все уплывут.

Пришлось прибавить шаг.

У пристани — узкого деревянного мостика, выходившего далеко в море, стояло несколько катеров. По обе стороны от нас расстилался песчаный пляж, на который то и дело набегали бурые морские волны. Но что удивило меня, так это отсутствие отдыхающих. Никто не лежал на песке…

— Посмотри направо…

Я повернулся. Возле спуска на песок на столбе был знак, очень напоминающий дорожные: красный круг, внутри которого была нарисована черепаха.

— И что это значит?

— Осторожно, черепахи.

— Что-то я ни одной не вижу.

— Спать надо меньше, — фыркнул покемон. — Тем не менее на пляже запрещено ставить шезлонги и прочее.

Замечательно!..

Тут мимо нас прошла странная делегация узкопленочных туристов. Двое первых тащили огромные мешки с пакетами сухой лапши, а двое сзади — два огромных термоса.

— Китайцы на прогулке, — пояснил Тогот. — Вот ведь народ. Всюду норовят строем прошагать.

Прошествовав мимо нас, китайцы быстренько погрузились на один из катеров и отплыли.

— Артур, иди сюда, — позвала Алла. — Где ты там опять застрял? Что, вот так все утро тормозить будешь?

— Китайцы, — только и смог ответить я, качнув головой в сторону отплывающего катера.

— Вот и поторопись. А то никуда мы не попадем. — Вот это было бы по-настоящему замечательно. Кру уже обо всем договорилась…

И через пару минут я уже сидел на корме одного из катеров, вместе с десятью пассажирами — туристами из различных стран. Босоногий таец встал у руля, и катер, словно норовистый конь, рванул с места и, постепенно набирая скорость, устремился к далеким, едва различимым на горизонте островам.

— И сколько нам плыть? — поинтересовался я у супруги, стараясь поудобнее устроиться на жесткой железной скамейке.

— Минут двадцать, — беззаботно бросила она.

— Около часа, — уточнил Тогот. — Но оно того стоит. Тебе понравится.

— Больше всего мне понравилось бы лежать на пляже у бассейна.

— Вот дивлюсь я на тебя, Артурчик. Вроде бы умный человек, но иногда городишь настоящую чушь. Разве может сравниться хлорированная ванна с настоящей морской водой? И в чем прелесть плескаться в моче и поте других людей.

— А ты знаешь, почему море соленое? — поинтересовался я у Тогота и, не дожидаясь его ответа, добавил: — Потому что рыбы много писают.

— Ну и дурак! — фыркнул покемон и замолчал.

— Ах какие мы обидчивые!

— А ты думал, хамить можно беспредельно?

— Это еще выяснить надо, кто кому хамит. Я, например, до сих пор понять не могу, зачем вообще нужно это Причащение. Ты меня всему обучаешь. Я побывал во множестве миров и отлично справляюсь со своей ролью проводника…

— Это пока… А ты сам-то никогда не задумывался, почему погиб твой предшественник?

— Ну, он там с кем-то повздорил…

— Он преступил законы, которые обязан был соблюдать, кроме того, он не познал свой собственный мир. Ведь не зря говорят, что родная земля придает людям силу.

— То есть ты хочешь сказать, что мне нужно носить с собой мешочек с землей…

— Больше всего я не люблю, когда взрослые люди несут чепуху, — фыркнул Тогот. — Причастившись, ты как бы вбираешь в себя частицы Земли и тем самым отчасти воссоединяешься с ней. Этот обряд во многом похож на церковное причастие. Но если ты становишься единым со своим миром, то в нужный момент ты сможешь воспользоваться его ресурсами…

Несколько минут я сидел молча, чуть прикрыв глаза, наслаждаясь ментальной тишиной. Вслух же говорить тут никакой возможности не было; чтобы перекрыть гул моторов, нужно было кричать, а надрывать голосовые связки из-за чепухи мне не хотелось. Да и о чем говорить, тем более что Аллочка и Кру сидели достаточно далеко, а заводить разговор с соседями у меня никакого желания не было.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *