Защитник


Арктический ветер гнал поземку по бетонным плитам причалов, продувая насквозь. Если б не заклятия Тогота, я в ту ночь, без сомнения, подхватил бы воспаление легких. Когда же мы подошли к доку, ветер стих. Я уж было обрадовался, но тут на меня дохнуло настоящим холодом — холодом, который впитал в себя металл за долгую полярную зиму. На мгновение мне показалось, что передо мной не плавучий док, а огромный космический корабль, только что вернувшийся из межзвездных бездн — тьмы пространства, куда не проникал ни один лучик света.

А в следующую секунду я по жалкому раскачивающемуся трапу поднялся на борт дока, в недрах которого зарождалась субмарина. Трап пружинил под ногами, и приходилось идти, словно на Голгофу, придерживаясь рукой за канаты-поручни.

Последний шаг, и я оказался на площадке между корпусом лодки и стеной доков. В лицо ударил сноп яркого света. Я поморщился. Несколько секунд простоял на месте, подняв голову и глядя на уходящий вверх борт металла с ржавыми потеками. А потом, тяжело вздохнув, ступил на трап, соединяющий док со скелетом лодки — будущей грозы морей.

Внутри лодки было еще холоднее. В свете времянок, протянутых вдоль обшивки, я видел облачка пара, вырывавшиеся у меня изо рта при дыхании. А ноги… Каждый шаг давался мне с огромным трудом. Иногда мне начинало казаться, что к каждой ноге подвешена гиря в пару десятков килограммов, но ноги сами собой несли меня все дальше и дальше. Я прошел к носу, туда, где монтажники уже заканчивали заливать парафином очередной узел гальваноразвязок.

Планшеты со схемами, придавленные защитной каской, лежали там, где я оставил их несколько часов назад. Напялив каску, я пошел к монтажникам. Нужно было проверить выходные сигналы с пульта. Все произошло, когда я, склонившись над тестером, начал прозванивать соединения…

Что-то где-то пошло не так. В итоге громко затрещал рвущийся металл, пол накренился. Лестница с монтером покачнулась. Дикий крик разнесся по плавучему доку. Свет замигал и откуда-то издалека раздался крик — страшный крик, в котором воедино сплелись боль и страх. Палуба выскользнула у меня из-под ног, и я упал на спину.

Вытянув руки, я попытался за что-нибудь зацепиться, но не сумел. Если бы у меня не было колдовской защиты, то я, наверное, переломал бы себе руки и ноги, а то и вовсе шею свернул. Однако вышло так, что я, пролетев несколько метров по накренившейся палубе, ухнул в какой-то люк и, пролетев метра два, с головой ушел в черную маслянистую воду. Слава богу, тут оказалось неглубоко — вода доходила мне до подбородка. Но не вода пугала, а холод. Непереносимый холод.

Не помню точно, как все происходило тогда — наяву. Судя по всему, Тогот мне помог, иначе я бы не выжил. Но в кошмарном сне все было по-другому. Пропасть, в которую я сорвался, оказалась бездонной. Я бил по воде руками, чувствуя, что вот-вот конечности мои сведет судорога, и тогда все — я камнем пойду на дно, и ни один демон не поможет мне.

Сквозь толщу воды я видел горящие прожекторы, рвался к ним, но скользкая маслянистая вода обволакивала меня, мокрый ватник и валенки, превратившись в многопудовые гири, тянули вниз, во тьму, обещавшую покой и безмятежность. Еще мгновение… И я проснулся, весь в холодном поту. Рядом в постели сидела встревоженная Фатя.

— Артур, что с тобой?

Но я не ответил. Лишь отмахнулся. Глаза мои были еще полузакрыты, я все еще был там, в доке, залитом водой. Я стоял и кричал, но мой голос терялся в криках и грохоте наверху. Произошла авария. Корпус лодки сошел со стапеля, и всем, кто в этот миг был в доке, было не до меня, тем более что согласно разнарядке меня в это время в доке не должно было быть.

Единственное, что мне оставалось, так это попытаться спастись самому. Тогда я ничего не знал о Посвящении и поэтому приписывал слабость в коленях и дрожь в руках шоку от падения и ледяной воде. Хотя, как потом просветили меня местные ветераны, нормальный человек может оставаться в живых в такой воде не более полуминуты, а я пробыл на дне дока более часа. И все же…

Когда же я, наконец, понял, что никто никогда мне не поможет, я взвыл, уже готовый разреветься, словно сельская институтка, но вместо этого повернулся, повинуясь приказам Тогота, и пошел в холодную кромешную тьму, выставив вперед руки, словно зомби из плохого фильма ужасов.

Я не помнил, как натолкнулся на лестницу. Не помню, как мне удалось залезть на первую ступень. Меня вел мой ангел-хранитель и берегло Искусство, но мой разум, столкнувшись с подобным препятствием, отключился…

Пришел в себя я только в своей комнате. Я лежал в теплой постели, надо мной суетились наши женщины — командировочные, приехавшие со мной из тогда еще Ленинграда. Тут же был врач.

— Не знаю, как он выжил, — голос врача эхом отдавался у меня в ушах. А может, Тогот специально подстроил так, чтоб я отлично слышал то, что для моих ушей вовсе не предназначалось. — При таком переохлаждении он должен был умереть через минуту, а он, судя по всему, бродил по дну затопленного дока более получаса. Фантастика. И, что удивительно, похоже, он даже не простудился…

Если же перевести это с эзоповского-тоготовского, то я должен был услышать следующее: «Ты — неблагодарная свинья. У тебя все было, куда ты полез? Ладно, и в этот раз я тебя спас, только вот попробуй объясни это чудо остальным… И вообще, ты всем мне обязан, а без меня ты — никто и подох бы уже сотню раз». Или что-то в таком духе…

И я вновь потряс головой, отгоняя сон про события десятилетней давности, потом усилием воли заставил себя выползти из теплой постели, прошлепал к окну, где на холодке нежилась заначенная бутылка «Амстердама».

Первый же глоток ледяного горького напитка привел меня в себя. Я, словно шелудивый кот, отряхнулся и стал одеваться. Сон подарил мне решение, которое до того я принять не мог или не хотел. А может, это была еще одна моя ошибка, кто знает. Только если бы меня сейчас спросили, поступил ли бы я по-другому, я все равно сделал бы то же самое.

Окончательно уверившись в своем решении, я быстрыми шагами пересек двор и спустился в подвал, где по-прежнему связанным на стуле сидел очкарик. Знаком руки я отослал часового, который охранял пленного.

— Как дела? — поинтересовался я.

— Замечательно, — прошипел он, едва двигая пересохшими губами.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *