Защитник


— Все, дальше не надо, мне все понятно, — остановил я Тогота.  — Только почему ты не рассказал мне все это раньше?

— А интрига? — возмутился Тогот.  — Да если бы ты знал все с самого начала, ты бы давно встал на дыбы, и мне потребовалось бы долгими часами убалтывать тебя, чтобы ты сделал самые что ни на есть необходимые телодвижения.

Я злобно фыркнул. Хотя Тогот, как всегда, был прав.

— Так что, мне теперь придется пойти и украсть этот камень?

— Нет, забрать из тайника, где он пролежал много веков.

— А те, что напали на меня у сувенирной лавки?

— Безграмотные чернокнижники нынешних времен — все, что осталось от благородного племени египетских волшебников и магов, а остальные — обычные уголовники — его прихвостни.

— И что им надо?

— То же, что и тебе.

— И ты…

— Все! Ты меня достал. Хватит с меня твоих обвинений. Но для порядка скажу: я никогда не подозревал об их существовании. Они слишком слабы, чтобы о них было известно высшим силам. Ведь сами они не смогли расшифровать код языка камня. Для тебя это — плевые противники…

— Тем не менее они сразу меня раскололи…

— Они даже не подозревают, кто ты такой на самом деле. В худшем случае считают тебя одним из колдунов из России, который захотел завладеть еще одним колдовским амулетом… И хватит лясы точить. Ступай давай. Тебя ждут великие дела.

— Приключения меня ждут на собственную жопу, — фыркнул я, вылезая из автобуса.

Солнце к этому времени уже стояло в зените. Припекало так, что мама не горюй. Но делать было нечего. Я взглянул на длинную лестницу, протянувшуюся к далекому храму, хлебнул теплой минералки из пластиковой бутылки — часть пайка, который выдал мне отель, и направился к раздававшему билеты гиду.

Передавая мне билет, он на мгновение задержал толстую картонку в своих пальцах. Наши взгляды встретились. Мне показалось, что гид хотел то ли спросить меня о чем-то, то ли сказать что-то. Но за спиной у меня толкалось еще с десяток туристов в ожидании своих билетиков, и гид так ничего и не сказал. Хотя я был уверен — он все знает. И в том, что он связан с современными египетскими чернокнижниками, никакого сомнения не было.

Тут же, отдав билет на КПП, я, вместе с остальными экскурсантами, начал долгий подъем к верхней террасе, чтобы бросить оттуда взгляд на пустыню и современные руины.

На второй террасе храма трудились люди в комбинезонах и строительных кассах. Всего человек пять. Они раскручивали и перекручивали какие-то провода. Я бы не обратил на них никакого внимания, если бы Тогот не сказал, что действия их совершенно бессмысленные.

— Тогда зачем они здесь?

— По твою душу.

— И что, они нападут на меня вот так, открыто, при всех?

— Понятия не имею.

В общем, мне не оставалось ничего другого, как подняться на самый верх.

Верхняя терраса храма оказалась не такой уж большой. Тут тоже орудовали несколько рабочих. В этот раз Тогот ничего не сказал, но я постарался быть как можно незаметнее. Проскочив во внутренний двор храма, я оказался перед десятком ниш, заложенных камнями.

— Постарайся незаметно подойти к самой правой нише.

— Зачем?

— Ты будешь делать, что тебя говорят?

Обреченно вздохнув, я повиновался Тоготу. Оказавшись возле ниши, я осторожно покосился через плечо: туристы рассматривали древние камни, рабочие тянули провода…

— Теперь вспомни цифры.

— Пятнадцать и тридцать два.

— Отсчитай тридцать второй камень по вертикали и пятнадцатый по горизонтали.

Я занялся несложными вычислениями.

— Теперь надави на него.

Я надавил. Никакого эффекта не последовало. Я уж ожидал, что вот сейчас откроется потайная дверь и оттуда…

— А теперь вновь нажми и повтори за мной заклятие открытых ворот.

Я сделал точно, как сказал Тогот. Камень ушел в глубь ниши, открыв небольшое углубление, внутри которого…

— Протяни руку и забери жука.

Я повиновался. Мгновение я рассматривал перламутрового сверкающего жука.

— Вот, собственно, и все, — продолжал Тогот. — Осталась мелочь — в целости и сохранности вернуться в отель.

При этих словах холодок пробежал у меня вдоль позвоночника. Я резко обернулся. Ситуация у меня за спиной, то есть на третьей террасе, кардинальным образом изменилась: во-первых, с террасы убрали всех туристов, кроме меня. Во-вторых, все рабочие, а их стало вдвое больше — человек десять, смотрели в мою сторону, причем у нескольких в руках появились большие мачете самого зловещего вида.

— И ты называешь это «безграмотными чернокнижниками»?

— Убери находку в карман штанов, а потом… колдовство или рукопашный бой, как ты думаешь?

— А просто смыться не получится?

— Боюсь, что пентаграмму ты нарисовать не успеешь.

— Замечательно…

Если честно, то я был совершенно не в настроении драться. На сегодня я уже и так вымотался, залечивая раны. Потом все эти прогулки по жаре тоже сил не прибавляли.

— Ну, соберись. Впереди тебя ждет прогулка по Нилу и вкусный обед.

— Боюсь, что в этот раз он состоится без меня, — проворчал я и начал читать защитное заклятье. В первую очередь защитить свою жо… — Кстати, мой милый друг, по возвращении, я даже представить себе не могу, что я с тобой сделаю.

— Вот и не мучай свою фантазию… А теперь приготовься. Значит, так. Медленно идешь к выходу, потом резко бьешь заклятием по тем, что справа, их больше. Пока они будут приходить в себя, разберешься с остальными, а там посмотрим.

Я так и поступил.

Ударная волна заклятия смела противников справа от меня, словно это были не люди, а бумажные кегли. Она разметала их по каменной площадке террасы, и они остались лежать, постанывая. По крайней мере, я постарался сформулировать заклятие так, чтобы никого не убило. И гуманизм тут вовсе ни при чем. Просто в случае чего не хотелось оказаться крайним в чужой стране…

А потом начались прыжки и фортели в духе Джеки Чана. Если бы я сражался насмерть, в полную силу, то все было бы просто. Один удар — один враг, но я пытался не убить, а нейтрализовать противника, желательно при этом не переломав ему все кости. Вихрь быстрых, как молнии, движений и прыжков — сволочь Тогот, а ведь я на следующий день едва мог рукой пошевелить — и четверо рабочих мирно покоились на каменных плитах.

После чего я быстренько выскользнул через арку к началу лестницы и заложил вход запретным заклятием. Не таким сильным, конечно, — ведь не мог же я при всех, а на двух других террасах и на лестнице было несколько сотен туристов, начать мазать кровью древние святыни. Ну, ничего, то заклятие, что я наложил, задержит «рабочих» часа на два, а то и более. После чего, проскользнув через ограждение с табличкой «Проход временно закрыт», я смешался с толпой немцев, которые взирали на неожиданно возникшее ограждение, словно бараны на новые ворота. Меня порадовало лишь то, что с того места, где столпились эти олухи, не было видно происходящего на верхней террасе.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *