Зачарованный


— О чем ты говоришь?

— О тебе. Разве ты, — я показываю на Викториану, — такой злодей? Убийца? Я понимаю, какая у тебя семья и что ты привык исполнять желания родителей. Я тоже всегда помогал своим родственникам. Но иногда, Зигфрид, нужно и самому принимать решения.

— Я храбрый. — Он крепче прижимает к себе принцессу. — Она должна пойти за мной. — Но в его голосе слышно сомнение.

— Ты не стал драться со мной на кладбище, — продолжаю я. — А ты в два раза крупнее меня. Я не мог тебя побороть.

— Конечно нет, — смеется Зигфрид, вздрагивая. — Но я… — он останавливается, — я дрался с тобой.

— Нет. И в Залкенбурге — тогда ты тоже отпустил меня.

— В те разы я просто не справился. Я не умею колдовать. Мама считает, что я всегда все порчу.

— Может, ты не справился, потому что осознавал, что поступаешь неправильно?

Он немного ослабляет хватку, и Викториана глубоко вздыхает.

— Отпусти ее, — прошу я.

Рука, держащая нож, дрожит.

— Но… мама очень разозлится на меня, если я не доставлю ей принцессу.

Зигфрид думает. В его глазах неуверенность.

— Полиция будет в бешенстве, если похитишь принцессу. Тебя поймают и наверняка приговорят к смертной казни. А это похуже ярости твоей мамы.

Он тяжело дышит.

— Это стоит того? — спрашиваю я. — Твоя мама — колдунья. Она все равно выйдет сухой из воды. А тебя арестуют. Удастся ей тогда вытащить тебя на волю?

— Нет, — качает Зигфрид головой.

Я обращаю его внимание на скорчившуюся принцессу.

— Тебе именно это нужно? Причинять людям боль? Заставлять их делать то, чего они не желают? Твоей матери необходима власть. Поэтому она стремится услужить королю. Но тебе-то это зачем? Разве не лучше быть хорошим парнем?

Зигфрид глядит на Викториану. Легкий ветерок шевелит ее золотые волосы.

— Если ти меня отпустишь, — говорит принцесса сдавленным голосом, — я позабочусь, чтоби с тобой ничего не случилось. Я всего лишь хочу бить со своей семьей, ведь и ти хочешь бить с мамой.

— Я не знаю, как поступить, — Зигфрид снова качает головой.

— Прими правильное решение, — советую я, — решение, которое подскажет тебе твое сердце.

Зигфрид смотрит на Викториану. Мы все смотрим. Она так красива, так изумительна, как в первый день, когда я ее встретил, даже красивее, потому что теперь мне известно, что она еще милая и добрая.

Наконец он со вздохом выпускает ее.

— Ты прав. Я не могу этого сделать. Не могу.

Он протягивает мне нож.

Мне неприятно даже дотрагиваться до него. Рука Зигфрида трясется. На лезвии полоска крови, моей крови. Я осторожно беру нож двумя пальцами и заворачиваю в рубашку.

— Уходи, — говорит Зигфрид Викториане. — Скоро сюда придет моя мама и увидит, как я снова все провалил. Уезжай. Немедленно.

Викториана кивает.

— Ти ничего не провалил.

— Немедленно! — вопит Зигфрид. — Уезжай немедленно!

Принцесса с Филиппом бегут к машине, она останавливается, только чтобы подхватить босоножку.

Крыша в машине поднята, и Викториана приоткрывает окно. Пока Райан выезжает с парковки, она кричит:

— Спасибо, Джонни! Я никогда тебя не забуду. И буду носить твои туфли!

Потом они скрываются из виду.

Мы долго смотрим им вслед — я и страшный парень с мотоциклом. Два маменькиных сыночка.

— А еще я знал, что ты тогда прятался под барной стойкой, — Зигфрид вздыхает, и я замечаю, как он с трудом сдерживается, чтобы не зареветь. — Я слабак. Она меня убьет. И тюрьмы я не боюсь — она все равно меня убьет.

На самом деле мне жалко этого мальчика. Он не виноват, что его мать злая колдунья, помешанная на залкенбургском господстве.

— Ты правильно поступил, — говорю я, хотя уже в этом не очень уверен.

Тут появляется Зиглинда, за нею Мэг. Они врываются через служебный вход. Мэг подбегает и обнимает меня.

— Ты в порядке!

Зиглинда злорадно потирает руки.

— Полиция приехала, но поздно. Мой зын захватил их! Мой зын… — Она замечает Зигфрида. — Ты здесь? Где они?

Я смотрю на него. Он молчит, но в конце концов показывает на меня и на нож.

— Я дал им уйти, Mutter.

— Что?! Как ты посмел?!

Он качает головой.

В этот момент подоспевают копы. Один хватает ведьму, другой вынимает наручники, третий зачитывает задержанной ее права.

— Ты идиот! — кричит она.

— Прости, мама, — ревет Зигфрид. — Я не мог этого сделать.

— Я отказываюсь в это верить! Ты мне больше не зын!

Наручники защелкиваются на ее запястьях — и Зиглинда исчезает.

 Глава 47

— Я удерживала ее, сколько могла, — рассказывает мне Мэг в кофейне через час. Вернувшись в гостиницу, мы позвонили в аэропорт, и несколько минут назад нам подтвердили, что самолет Викторианы взлетел. — Я хотела помочь тебе.

— Так же как помогла мне на кладбище?

— Нет, это все ты сам, — качает она головой.

Я не знаю, верить ли ей.

— Но ты ведь спасла меня после укуса скорпиона? Он был ядовитым. — Мэг кивает, поэтому я продолжаю: — И лебедь. Ты и его привела в порядок.

— Да, я могу лечить. Это пригодится, когда у нас будут дети. Правда. — Она дотрагивается до небольшого пореза у меня на горле, который мама заклеила лейкопластырем. Он сразу же перестает болеть. — Но тебе же удалось заставить Зигфрида сдаться! Что ты с ним сотворил?

— Ничего особенного… побеседовал, объяснил ему, что это плохая идея и всякое такое. — Я еще чувствую нож у своей шеи и дрожу. Мне кажется удивительным, что я вообще мог говорить в тот момент. Так иногда у людей обнаруживаются какие-то сверхчеловеческие способности, и они поднимают машину, наехавшую на их ребенка, или что-то в этом роде. Все было очень странно. В том смысле, что я даже не знаю, почему побежал за Зигфридом. У меня нет… таких сил, как у тебя.

— У тебя есть силы, — Мэг гладит меня по плечу.

— Да уж, — смеюсь я, — буду покрепче болтающегося каблука. И могу пришить подошву одним стежком.

— Это просто разные силы, — улыбается она. — Ты порядочный и честный. Вот почему Викториана обратилась к тебе, а не к кому-нибудь другому, и Зигфрид одумался именно поэтому. В мире существует разное волшебство.

— Разное волшебство. — Я касаюсь ее волос, потом провожу ладонью по щеке. — Было бы круто еще раз заморозить весь холл.

— Я сделаю это для тебя.

— Так ты поехала со мной, потому что я слабак и меня нужно защищать?

— Потому что я люблю тебя. — Она берет меня за руку. — А тут мне представилась возможность побыть с тобой рядом. Но еще я подозревала, что ты будешь заниматься чем-то опасным, иначе не стал бы врать. И не собиралась всю оставшуюся жизнь гадать, жив ли, умер ли, как…


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *