Зачарованный


— Я могу вам помочь. — Она смотрит на дверь позади нее, на которой написано «Офис лесничего». — Что вам нужно? Карты? Путеводители? Информация по экскурсиям? — Женщина выдает мне все перечисленное и снова бросает взгляд на дверь. — Вот, можете начинать осмотр.

— Спасибо. — Я забираю у нее буклеты. — Но мне действительно нужно поговорить с лесничим.

— Его нет. Может, в другой день. Или на следующей неделе. — Она достает из ящика стикер с надписью: «Снизьте скорость в заповеднике оленей». — Вот. Возьмите наклейку на бампер.

Это плохо. Он мне нужен сейчас.

— А он в заповеднике?

— Маргарет? — говорит голос из офиса. — Ты уже связалась с национальной гвардией?

Дама поворачивается и приоткрывает дверь.

— Они не приедут, — шепчет она.

— Не приедут?! Почему?

— Тсс! — Маргарет оглядывается на меня. — Потому что они вам не верят. Говорят, это все местные легенды.

— Национальная гвардия мне не верит?! — Голос становится еще громче. — Пусть они сюда приедут и посмотрят. Скажут ли они, что это местные легенды, когда столкнутся с ними лицом к лицу?

Маргарет снова оглядывается на меня.

— Вэнделл, — тихо говорит она в дверь, — я сказала этим милым молодым людям, что лесничего сегодня нет.

Вэнделл! То самое имя, которое назвал мне лис.

— Подождите, — говорю я, — я знаю, что это лесничий. И не уйду, пока не поговорю с ним.

Обычно я не такой напористый, но после заточения под землей хочешь не хочешь, а осмелеешь.

— Я вызову полицию, — говорит Маргарет.

— И что вы им скажете? Что я в Национальном парке, хочу поговорить с лесником, но он не может со мной пообщаться, потому что прячется у себя в офисе? Да-а, не сомневаюсь, что они меня арестуют.

— Дайте нам поговорить с Вэнделлом. — Мэг кладет руку мне на плечо. — А потом мы уйдем.

— Боюсь, не смогу.

— Ладно, Маргарет. — Дверь открывается. — Все равно об этом все узнают.

Лесничий — маленького роста, лысеющий, в коричневой форме с шортами. Кожа головы у него обгорела и облазит. Остатки волос взъерошены. Он выглядит так, будто спал меньше меня.

Вэнделл жестом приглашает нас в свой кабинет.

— Хорошо, — говорит он, когда мы входим. — Где вы это увидели?

— Увидели что?

— Вы же здесь для того, чтобы сообщить о мертвом олене?

— Да. То есть нет. Точнее, мы действительно видели этого оленя, но здесь по другой причине.

— Так вы нашли еще одного? Еще одного?

И тут он начинает плакать, но не такими мужскими слезами, когда человек притворяется, будто смахивает что-то с лица, а сам между делом вытирает слезу. Нет. Вэнделл начинает рыдать, хватаясь за голову, как ребенок, который разлил свой коктейль с замороженным соком. Наконец он садится и начинает раскачиваться взад-вперед.

— Все пропало. Пропало, — приговаривает лесничий.

Маргарет подходит к нему сзади и гладит его по спине. Когда он снова говорит «пропало», она приобнимает его.

— Ну-ну, будет, — Маргарет пристально смотрит на меня. — Видите, что вы наделали?

— Что я наделал? — Я не понимаю. Что тут такого ужасного? — Я просто сказал…

— Это заповедник оленей.

— Я знаю. И?

— То есть кто-то здесь убивает оленей. Вот в чем проблема.

— Некто-то. — говорит Вэнделл, — а что-то! Существа. Монстры. Тут живут монстры. Все пропало. Мне никто не верит.

— Ну-ну, — повторяет Маргарет, — все будет хорошо.

— Я хороший лесничий. В детстве мне легко давались естественные науки, и мои родители думали, что я должен стать врачом. Но н-е-е-е-т. Я хотел спасать нашу планету. А теперь я лично буду отвечать за исчезновение вида.

Вэнделл пуще прежнего заливается слезами, и уже становится невозможно разобрать, что он говорит. Я смотрю на Мэг. Она пожимает плечами, но направляется к нему.

— Извините, — говорит Мэг. — Можно, я сменю тему?

Лесничий делает сильный выдох через нос, потом втягивает все обратно.

— С-с-сменить т-тему?

— Всего на секунду, — кивает Мэг.

— Вы хотите сменить тему? — Еще одно шмыганье.

— Да, если это не очень сложно.

— Нет… нет. Я был бы рад сменить тему. — Он смотрит на Мэг покрасневшими глазами, у него течет из носа. — Какую т-тему вы бы хотели обсудить? — Еще одно шмыганье.

— Может, вы могли бы принести ему салфетку? — говорит Мэг Маргарет.

Маргарет замечает сопли, капающие из носа Вэнделла, вздыхает и встает.

— Хорошо. Но мне нужно будет пойти в кладовку. Он уже использовал всю последнюю коробку салфеток. Смотрите не расстраивайте его.

— Неужели его можно еще больше расстроить?

— Вы не видели, что бывает, когда он действительно разойдется.

— Мы ищем лягушку, — говорит Мэг, когда она уходит.

— Лягушку?

Мэг показывает мне жестом, чтобы я достал из рюкзака фотографию. Я уже это сделал.

— Это она. Вы ее видели?

Лесничий смотрит на снимок, и по его глазам я вижу, что он ее узнал. Он видел эту лягушку.

— Вряд ли, — отвечает Вэнделл.

— Она должна была попасть в парк вместе с одной семьей, в их автоприцепе.

— Вы не получите эту лягушку!

— Значит, она все-таки у вас?

Он думает секунду, а потом принимает решение.

— Да. И я ее не отдам. Я забрал эту лягушку у тех детей, которые ее привезли. Потому что это не аборигенный вид.

— Она из Алории.

— Точно. Это редкая алорианская морская лягушка, и ей нечего делать в Национальном парке Соединенных Штатов. Может, я и войду в историю как лесничий, при котором вымерли олени ки, но я не стану еще и тем, кто нарушил американскую экосистему, внедрив в нее европейскую лягушку.

— Что? — Я совсем сбит с толку.

Но тут в разговор вступает Мэг.

— Ты всегда был невнимателен на естествознании, Джонни. Вэнделл говорит о том, что когда люди привозят куда-то животных родом из других регионов, то эти животные могут убежать и навредить местной окружающей среде. Как часто бывает с этими маленькими черепашками, которых дети любят держать дома.

— Правильно! — говорит лесничий. — Красноухие черепахи. Вредные твари!

— Люди выпускают их в водоемы, — продолжает Мэг, — они там размножаются и съедают всю пищу…

— Оставляя голодать аборигенные виды и тем самым их уничтожая, а также нарушая цепь питания, — яростно кивает Вэнделл. — Не при мне!

— Или еще бирманские питоны, — добавляет Мэг.

— Даже не напоминайте мне о питонах! — содрогается лесничий. — Они растут и растут. А когда их владельцы уже не могут с ними справляться, они выпускают змей на волю.

— И тогда — прощайте домашние кошки.

— Точно.

— Так, давайте я попробую понять, — говорю я. — Вы забрали лягушку у той семьи, потому что не хотели, чтобы они выпустили ее в заповеднике?

— Да. Это моя обязанность как лесничего.

— И что вы с ней сделали?

Я волнуюсь. Может, она до сих пор у него.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *