Хроники семи королевств: Древняя кровь


– Об этом я как‑то не подумал, – Рэксволд почесал затылок. – И что ты предлагаешь?

– Хоть у меня и нет лука, но я всё же следопыт. Большую часть службы в королевском легионе я провёл в лесах Эльтарона. – Джон задумчиво провёл рукой по отросшей щетине. – К огню животное точно не подойдёт. Но, кажется, это самец. Я могу попробовать приманить его криком самки. После этого нужно будет запастись терпением и бесшумно сидеть в засаде в полнейшей темноте, а потом, подпустив его поближе, одновременно метнуть клинки в приближающийся источник звука. Также придётся запомнить расположение стволов и выждать момент, когда деревья не будут препятствовать летящим кинжалам. Что касается запаха, его можно заглушить, обмазавшись тем же снадобьем из горькой синявки. Идея обречена на провал, но попытаться можно.

Рэксволд накинул капюшон, надел маску и посмотрел на нож в сапоге следопыта:

– Надеюсь, ты умеешь им пользоваться…

– Конечно. Сам не промажь, – с шуточным вызовом ответил Джон.

– Тогда посмотрим, чей клинок настигнет зверя, – всерьёз произнёс Рэксволд, предвкушая интересное состязание.

– А что делать мне? – растерянно спросил Алан.

– Молись всем богам, которых знаешь, – кинул из‑за плеча ассасин, отправляясь на поиск оптимального места для засады.

 

* * *

Шёл второй час ожиданий. Густая тьма уже казалась материальной: она тягучей массой заполняла лёгкие, сковывала тело и не давала вдохнуть полной грудью. У сидевших за огромным пнём охотников изрядно затекли ноги, и Рэксволд уже был готов отказаться от этой дурной затеи. Следопыт хотел в последний раз попытать удачу, приманив животное криком оленьей самки, как вдруг в тишине послышались глухие постукивания копыт – что‑то осторожно двигалось по изборождённой корнями земле. И если это не одна из тех жутких тварин, что последний час рисовало разыгравшееся воображение Алана, то они получили шанс разжиться жареным мясом на ближайшие дни. Джон сжал в руке охотничий нож и легонько коснулся предплечья ассасина, чтобы тот тоже приготовился к броску кинжалов. Рэксволд, держа клинки за лезвия, завёл руки за голову, намереваясь угостить животное смертоносным дуплетом. Пленённые тьмой взгляды невольно следили за источником звука, хоть и не могли явить ничего, кроме сплошной черноты. Внезапно стук копыт сменился недоверчивым фырканьем: олень остановился и стал принюхиваться к посторонним запахам. Джон был уверен, что сейчас он почует замаскировавшихся в грибной горечи охотников и даст дёру. Однако, спустя несколько томительных секунд, во мгле вновь послышались шаги благородное животное не чувствовало подвоха и шло прямо в уготованную ему западню. Настал миг, когда три клинка одновременно рассекли воздух, устремившись к цели, что успела лишь вздрогнуть от резкого шороха. В зияющей черноте раздался испуганный крик оленя и удаляющийся стук копыт.

– Н‑да. Не с нашим везением, – проворчал ассасин. – Осталось только кинжалы не найти.

Джон щёлкнул огнивом, и яркий режущий свет сковал глаза узким прищуром. Подпалив от нанизанного на палку горящего огневика остальные два факела, охотники вышли из укрытия, направившись к месту, где предположительно последний раз находилось животное. Рэксволд молча забрал источники света у своих спутников и поднял их повыше. Напряжённо всматриваясь во мглу, он сделал несколько хаотичных шагов в стороны, пока не заметил вдалеке две тусклые точки – отблеск рукоятей кинжалов, вонзившихся в мшистый ствол дерева. Ассасин с хмурой миной вернул факелы и, лениво переставляя ноги, направился за клинками. Его агрессивно гулявшие плечи с лихвой передавали кипевшее внутри раздражение.

Джон осмотрелся в поисках своего ножа, но нигде его не обнаружил. Если он ненароком отскочил и завалился в какую‑нибудь щель, образованную сплетавшимися под ногами когтями деревьев, то на нём можно было смело ставить крест: искать иголку в стоге сена мечнику совсем не хотелось. Взор следопыта зацепился за маленькое пятнышко, что поблёскивало на свившихся в бугор тёмных корнях. Он присел и, коснувшись его рукой, взглянул на обагрённые пальцы. Вереница кровавых капель уходила в темноту.

– И чего расселся? – спросил вернувшийся ассасин, поправляя ножны на поясе.

– Кажется, ещё не всё потеряно, – Джон продемонстрировал спутникам растёртую на пальцах кровь. – Я попал. И, похоже, мой нож остался в нём, – воин встал и посмотрел во мрак. – Хотя ловить подбитое животное без лука – та ещё задачка. Теперь олень к нам и близко не подойдёт. Остаётся надеяться на серьёзность ранения или что он, не разбирая дороги, поломает ноги о бугры и колдобины…

Рэксволд не слушал рассуждений следопыта. Он с горечью смотрел на кровь, понимая, что священный лес друидов продолжает всячески издеваться над ним.

– Я уже говорил, что ненавижу тебя? – изрёк убийца, искоса взглянув на Джона.

– Догадываюсь, – с улыбкой ответил следопыт.

– Не‑е‑т, – протянул Рэксволд. – Теперь ты знаешь наверняка, – он недоумённо развёл руками. – Вот скажи мне, как ты умудрился попасть в оленя?! Я – опытный ассасин, и оба моих кинжала пролетели мимо. Ты – обычный следопыт, и твой единственный нож настиг цель.

– Может, я не настолько обычный, как тебе кажется, – хитро улыбнулся мечник. – Но сейчас это не так важно, чтобы тратить драгоценное время на разговоры. Я сидел полтора часа в засаде не ради того, чтобы остаться без жареного мяса, – Джон пошёл вперёд, освещая себе дорогу факелом.

– Да что ты расстраиваешься, – обратился к ассасину Алан. – В конце концов, именно ты нашёл нам такого хорошего проводника.

– Угу, – ответил Рэксволд, но от утешающих слов парнишки его ущемлённому самолюбию не стало легче, скорее наоборот.

Охотники отправились по багряному следу, чтобы завершить начатое. Веру в успех подкрепляла обильно кровоточащая рана животного – олень не мог уйти слишком далеко.

 

* * *

Взмыленный жеребец, постоянно подгоняемый всадницей, казалось, летел над землёй. Встречный ночной ветер развевал светлую косу с вплетённой в неё серой лентой. То, что предстояло сделать Пустоте, было ужасно, но «Лотос счастья» уже давно стёр тонкую грань между добром и злом. Суровая действительность, залитая сиреневой краской, призывала девушку выжить любой ценой. Бледное тело, что скрывалось под лёгкой серой бронёй, хранило немало памятных меток. Запястья Пустоты украшали многочисленные шрамы, на ногах навсегда остались отметины от ржавых цепей, уносивших её на дно озера, а на шее виднелся свежий след от верёвки. Девушка много раз пыталась свести счёты с жизнью, но воздействие дурмана всегда заставляло её выживать на волоске от гибели. Каждый раз это забавило Бальтазара и погружало сознание Пустоты в омут отчаянья.

Человек, находящийся во власти «Лотоса счастья», готов на всё. Она сама видела, как мать на потеху разбойникам задушила собственных детей за глоток этого изуверского напитка. Тогда Пустота с отвращением и осуждением смотрела на происходящее из железной клетки, на долгое время ставшей её новым домом. Она и не думала, что ей, непреклонной воительнице, уготована судьбой похожая, не менее печальная участь.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *