Хроники семи королевств: Древняя кровь


– Что ты делаешь? – пробормотал Джон, постепенно приходя в сознание и поднимаясь с земли. – Опусти оружие.

Недовольно хмыкнув, Рэксволд задвинул кинжалы в ножны:

– Вы даже не представляете, как вам повезло…

– Фу‑у‑х, – выдохнул Алан, вставая с земли и отряхивая штаны. – А я уже с жизнью успел распрощаться. Хорошо, что ты очнулся, Джон.

– Что это за голодранец? – убийца кивнул на поднимавшегося с колен полуголого юношу. – Ему одежды не хватило?

– Трёхнедельный ритуал посвящения в охотники, когда мальчик становится мужчиной, доказывая силу своего духа, – следопыт посмотрел на юношу, коснулся двумя пальцами своего лба и опустил сжатый кулак к груди – жест миролюбия, призывающий забыть старые обиды.

Молодой охотник ответил аналогичным движением и перевернул копьё остриём вниз. Женщина указала пальцем на Джона, промолвив на друидском наречии:

– Отныне ты узрел.

Ассасин вопросительно посмотрел на своего переводчика.

– Теперь я видел, – ответил ему следопыт. – Но я не совсем понимаю, что она имеет в виду.

Ведунья сделала несколько шагов в сторону леса, но потом развернулась:

– Ты знаешь, что твой друг настолько же глуп, насколько искусен?

– Переведи, – сказал Рэксволд, заметив улыбку на лице женщины. – Я хочу знать, что её так веселит.

– Она говорит: они не хотели ничего плохого и восхищены твоей смелостью, – соврал Джон, ощущая тот самый миг, когда правда может привести к кровопролитию.

– Передай им, чтобы впредь не играли со смертью, – убийца бросил на друидов строгий взгляд.

– Мой друг передаёт извинения за своё невежество, – произнёс следопыт на друидском наречии.

Ведунья с юношей одобрительно закивали головами, и Рэксволд немного смягчил свой взор. Спустя полминуты друиды растворились в зарослях, и путники снова остались одни.

– Может поведаешь, что случилось? – ассасин вперил взгляд в мечника. – Ты чего рухнул как подкошенный?

– По дороге расскажу, – ответил Джон, загадочно смотря на деревянную фигурку. – Скоро стемнеет. Нужно найти место для ночлега.

Тихий вечер неторопливо вытеснялся шёпотом крадущейся ночи. До заката оставалось ещё полчаса, но многочисленные лесные тени уже сливались в густую непроглядную тьму. Уставшие путники остановились под небольшим утёсом, что одиноко возвышался на поросшем бурьяном пригорке. Ночь обещала быть холодной.

 

* * *

Во мраке сумерек группа хорошо сложенных воинов стояла у давно остывшего кострища. Мускулистый варвар с татуировками на лице присел на корточки и, зачерпнув рукой золу, негромко сказал:

– Они опережают нас на день.

На земле вокруг кострища ещё различались следы пребывания нескольких путников. Грок посмотрел в сторону реки. Из камышей предательски торчал угол спрятанного плота. Варвар встал и неторопливо прошёл вдоль опушки леса. Его взгляд зацепился за сломанную ветку:

– Бегите… Прячьтесь… Это вас не спасёт…

Немного погодя разбойники скрылись в лесной гуще, оставив после себя лишь запятнанный следами сырой берег.

 

Глава 4

Первые лучи рассвета осветили вершину утёса, разогнав последние остатки холодной ночи. Знал бы Алан, что в траве затаилось обилие острых камней, соорудил бы подстилку из елового лапника. В отличие от носивших броню спутников, наутро он отлично прочувствовал последствия такого сна. Новые синяки прекрасно дополняли вчерашние царапины от колючих кустов.

Охотники за сокровищами ушедшей эпохи слегка перекусили и снова двинулись в путь.

– Так мне это не приснилось? – зевая спросил Рэксволд. – Не верящий в сказки Джон вчера рассказывал про своё видение?

– Видение или же сон, но всё происходило как наяву. Даже после того, как я очухался, в груди ещё ощущалась слабая боль.

– Магия друидов, – ассасин нарочно придал голосу жутковатый оттенок, а после совершенно обычно продолжил: – Да головой ты при падении приложился. Вот и все дела.

– Может, ты и прав, – Джон посмотрел на солнце, выверяя нужное направление.

– Долго нам ещё до этого священного леса? – потягиваясь поинтересовался Рэксволд.

– Не думаю. Если ориентиры из рассказанных тобой преданий верны, то после утёса двигаемся на запад, пока не упрёмся в пропасть. Но что‑то мне подсказывает: мы просто будем блуждать неделю, пока не дойдём до южного берега королевства.

– Тогда постарайся больше не падать без сознания при виде всякой ерунды, – с усмешкой произнёс ассасин.

– Будешь мне теперь всю дорогу это припоминать? – нахмурился Джон.

– Нет, если ты объяснишь, как солдат, прошедший самую бойню гражданской войны, мог упасть в обморок при виде друидской игрушки, – убийца наклонил голову набок. – Кстати, где она? Дай хоть на неё посмотреть. Может, она и вправду такая страшная.

Следопыт молча достал резную фигурку и кинул её Рэксволду. Ассасин остановился, покрутил деревянную поделку в руке, а затем шёпотом произнёс:

– В глазах потемнело… Кажется, я начинаю понимать, – Джон подозрительно посмотрел на Рэксволда, а тот продолжил: – Тьма рассеивается… Я вижу… небо… А по нему летит… клин драконов, и один из них машет мне лапой, – ассасин заржал аки заправский конь и кинул фигурку обратно следопыту.

– Смейся, смейся, – заговорщически произнёс мечник. – Я тебе обязательно всё припомню. Посмеюсь над тобой, когда выйдем к морю. Предполагаю, именно там я услышу новую историю про сокровища Радостной королевы или клад Одноногого пирата.

– О‑о‑о! – воскликнул Рэксволд. – Я знаю много историй. Жизнь моряка только из них и состоит. Хочешь, расскажу тебе про алмазы Злобного карлика?

Алан, не выдержав, прыснул. Джон улыбнулся, покачал головой и произнёс:

– До встречи с тобой ассасины мне всегда представлялись хладнокровными, безэмоциональными убийцами.

– Стереотипы, – пожал плечами Рэксволд. – Хотя в тайных гильдиях убийц по большей части именно такие и обитают. Понурые палачи, за достойную плату уничтожающие любую цель.

– Ты когда‑нибудь состоял в таких гильдиях? – следопыт перелез через толстое упавшее дерево и обернулся.

– Нет, – упёршись рукой в ствол, ассасин легко перемахнул через препятствие. – Не в обиду будет сказано, солдат, но, что касается отнимания жизни, я никогда не выполнял чужих приказов. Не привык подчиняться. Меня вели вперёд исключительно принципы и амбиции. Если заказ на убийство шёл вразрез с моим моральным кодексом, то он посылался ко всем чертям. В гильдиях убийц за такое сразу же сносят голову. Там наёмник лишь инструмент без собственного мнения.

– Несладко им живётся, – сказал подошедший Алан, перебравшийся через дерево в более узкой части ствола.

– Ну это как посмотреть: поручений достаточно, платят хорошо, думать нужно только о выполнении заказа. Для большинства мастеров клинка мечта, а не работа.

– И сколько таких гильдий существует в мире? – обернулся идущий впереди Джон.

– Немного. Как‑никак они конкурируют между собой. Новые формирования появляются редко, и их очень быстро уничтожают крупные гильдии, веками восседающие на теневом пьедестале смерти.

– Веками? – удивился следопыт. – Раз гильдии убийц не истребили, значит, это на руку нашим правителям. Я прав?

– И не только королям, – с плутовской улыбкой подтвердил его догадку Рэксволд. – Любой обеспеченный и уважаемый человек может воспользоваться их услугами, чтобы не замарать свою репутацию. Гильдии ассасинов имеют влияние на всех континентах. Нет такой цели, до которой они не смогли бы добраться. Вопрос упирается исключительно в цену. Но стоит отдать им должное: при таких возможностях они никогда не пытались свергнуть действующую власть или захватить трон. Гильдии убийц вполне устраивает занимаемая ниша.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *