Властелин


Тем не менее, стол накрыли мгновенно – если Темный Властелин чего‑то желает, каждый прихвостень разобьется в лепешку, но исполнит его желание.

– Наш повар родом из Нгелты, Властелин! – похвастался директор, лично подавая Бельзедору столовые приборы.

– А это хорошо или плохо? – не понял Бельзедор.

– Конечно же, хорошо, Властелин! Нгелта – мировая кулинарная столица! Все самые лучшие повара родом оттуда!

Действительно, первое оказалось чрезвычайно вкусным. Точнее, два первых – повар приготовил высокому гостю двойной суп, или амбигю. Рядышком стояли сразу два блюда – в одном горячие наваристые щи с говядиной и сметаной, а в другом прозрачно‑янтарная легкая ботвинья из свеклы, крапивы, щавеля и осетрины, а также горстки колотого льда. Полагалось черпать ложкой по очереди из обоих блюд, чередуя вкусы в совершенно дивном ансамбле.

– Мне нравится, – похвалил Бельзедор. – Это и вправду вкусно.

– О да, и еще как! – поддакнул директор, ставя на стол высокий хрустальный стакан с чем‑то пенящимся. – Вот, Властелин, наш бармен приготовил это специально для вас!

– А что это? – с подозрением посмотрел на стакан Бельзедор.

– Ваш любимый коктейль – «Жидкое Зло». Наслаждайтесь, Властелин!

– Я в самом деле пил эту бурду? – усомнился Бельзедор. – Она же пытается вылезти из стакана.

– Это просто так кажется.

– И соломинка почему‑то укорачивается.

– Она плавится.

Вероятно, обычного человека этот коктейль убил бы на месте. Но Бельзедору неожиданно понравилось – из стакана на него повеяло чем‑то ужасно родным и близким.

– Господин управляющий, вы обещали рассказать подробнее о институтах доктри… – наморщил лоб он.

– Доктринатоса, Властелин, – подхватил управляющий.

– Да, именно. Что это такое?

– Один из университетов Мистерии, Властелин.

– Понятно. А что такое Мистерия?

– Страна волшебников. Совершенно уникальное место, Властелин. Там практически нет обычных граждан – только волшебники, а также их слуги, наемники и домочадцы. И, конечно, студенты.

– Весьма интересно. А откуда же там берутся студенты?

– Во‑первых, ими становятся дети тех волшебников, что живут в Мистерии. Однако далеко не все волшебники после обучения остаются в Мистерии, далеко не все обзаводятся семьями, и далеко не все дети идут по стопам родителей. Поэтому на обучение принимают и детей из внешнего мира, которых привозят в Мистерию их родители или опекуны. Именно из Мистерии происходит большинство волшебников нашего мира, Властелин.

– У них что же, монополия на волшебство?

– Не совсем монополия, но близко к этому. Поступая в университет, студент клянется, что никогда никого не будет обучать волшебству без разрешения и одобрения Мистерии. И Мистерия очень ревностно за этим следит, не сомневайтесь. Поэтому большинство волшебников Парифата проходят обучение именно в Мистерии. Конечно, кроме их университетов существует и другие учебные заведения – Хаташи, Экзеквариум, Технокорпус, Вэй Ю Кёксуянь, Токледский Колдовской Университет… но все они и в подметки не годятся Клеверному Ансамблю Мистерии.

– Клеверному Ансамблю? – приподнял бровь Бельзедор.

– Совершенно верно. В Мистерии шесть университетов, объединенных в единый комплекс – так называемый Клеверный Ансамбль. Мистегральд, Риксаг, Провокатонис, Адэфикарос, Артифициум и Доктринатос. Каждый из этих университетов состоит из пяти институтов, каждый институт из нескольких факультетов, а на многих факультетах есть еще и специализации. А возглавляет Клеверный Ансамбль профессор Локателли – президент Мистегральда, председатель ученого совета и один из лауреатов первой степени.

– Лауреатов первой степени? Что это значит?

– Понимаете, Властелин, у волшебников Мистерии существует своя иерархия. Всего существует пять ученых званий – бакалавр, специалист, лиценциат, магистр и профессор. Бакалавр и специалист – два начальных звания, они примерно равны между собой, и большинство волшебников в мире являются бакалаврами либо специалистами. Лиценциатов меньше, магистров еще меньше, а профессоров совсем немного. Однако кроме званий существуют еще и премии – и наиболее престижна среди них премия Бриара. Раз в год лучшему из профессоров волшебства вручают премию Бриара третьей степени. Раз в десять лет лучшему из лауреатов третьей степени вручают премию Бриара второй степени. И раз в сто лет лучшему из лауреатов второй степени вручают премию Бриара первой степени. Лауреат первой степени – самое престижное волшебное звание, какое только существует в мире.

– Должно быть, им обладают незаурядные личности… – покачал головой Бельзедор.

– Совершенно верно, Властелин. Все лауреаты первой степени – настоящие исполины от волшебства. Даже для вас подобный волшебник является опасным противником. И на данный момент в мире всего пять таковых магов.

– Подожди‑ка. Как их может быть целых пять, если эту премию вручают только раз в столетие?

– Как я уже сказал, они очень могущественны, Властелин, – напомнил управляющий. – Волшебники такого уровня могут прожить очень долго.

– И кто же такие эти пятеро?

– Галлерия Лискардерасс, дочь древнего короля Лискарда, вечно юная владычица эльфов. Бессмертный великан Прандаксенгид, ныне живущий отшельником на Горе Чудес. Зодер Локателли, президент Мистегральда и председатель ученого совета Мистерии. И полудракон Хаштубал Огнерукий, президент Риксага, сильнейший боевой маг в мире.

– Подождите‑ка, господин управляющий, – произнес Бельзедор, когда собеседник сделал паузу. – Вы сказали, что их пятеро, а назвали четверых. Что с пятым?

– Пятый – это Медариэн, – понизил голос управляющий. – На сегодняшний день – самый могущественный среди белых чародеев. Тот самый, который сумел лишить вас памяти, Властелин. Он, если можно так выразиться, ваш антипод и самый главный враг. Вы сражались с ним уже не единожды.

– И где он сейчас?

– Мы не знаем. Но где бы он ни был, можно не сомневаться – он не перестанет строить вам козни.

Бельзедор задумчиво отхлебнул из стакана с «Жидким Злом». В голове у него что‑то сверкнуло – показалось, что он вспоминает фигуру в белой мантии, выкрикивающую какие‑то слова…

– Так значит, мой враг – это Медариэн? – уточнил Бельзедор, когда мимолетное воспоминание исчезло. – А остальные волшебники? Они мне тоже враги?

– Некоторые. Но далеко не все. Понимаете, Властелин, волшебники Мистерии отнюдь не являются единым целым, а сама Мистерия, строго говоря, даже не государство. Это всего лишь союз магических университетов, вот уже много веков удерживающий монополию на обучение волшебству. Всего там тридцать институтов – и их ректоры отнюдь не обожают друг друга. Их цели и методы очень различны – среди них есть как добрые волшебники, так и злые колдуны. Они постоянно заключают и разрывают союзы, ссорятся, интригуют, враждуют, подсиживают друг друга или даже сражаются насмерть. Среди них есть как ваши заклятые враги, так и верные приспешники. В Мистерии у нас немало глаз и ушей, мы постоянно вербуем сторонников среди молодых магов… да и среди старых тоже.

 

Глава 9

 

Была уже поздняя ночь, когда Бельзедор вернулся в Цитадель Зла. Поминутно кланяясь, управляющий проводил его в опочивальню – довольно мрачное, но неожиданно уютное помещение. Добрую его четверть занимала огромная двуспальная кровать, а в воздухе пахло ландышами. На подоконнике в ряд лежали семь шаров со звездочками, а на тумбочке рядом с кроватью валялась потрепанная книжка, озаглавленная как «Теория Зла».


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *