Вечный. Выживший с «Ермака»


Одновременно экран вдруг заполнился множеством отметок. Небольшие корабли стремительно врывались в атмосферу Туании, резко тормозили, а перед тем от них что‑то отделялось и тоже мчалось к поверхности.

Так выглядела атака из космоса при помощи десантных ботов. Быстрое преодоление последних десятков километров, сброс капсул, а потом уже работа на земле. Откуда они взялись, почему первоначальный подход флотилии оказался незамеченным, гадать было уже поздно. И не имелось на планете сил, чтобы как‑то прикрыть ее от вторжения.

– Donnerwetter! – Но уже в следующий момент диспетчер опомнился и лихорадочно включил дальнюю связь. – Всем! Всем! Всем! Планета Туания подверглась нападению! Повторяю!

Повторить Иоганн ничего не успел. Как только активировалась передача, один из ботов прикрытия мгновенно выпустил по зданию диспетчерской ракету, и передача оборвалась на полуслове. Вместе с жизнями всех, кто находился в мозговом центре космопорта… И целый рой смертоносных снарядов обрушился на стоявшего в отдалении «Ермака». Благо, в таких случаях любой корабль беззащитен.

Для всех остальных жителей Туании все еще только начиналось. Операция была явно спланирована после тщательной разведки. Десантники в боевой броне звеньями приземлялись возле ключевых точек города. Другие подразделения одновременно захватывали шахтные поселки и крупные агрокомплексы. Боты продолжали барражировать, прикрывая высадку от всех мыслимых неожиданностей. А затем уже второй волной один за другим стали садиться корабли. Из того самого девятого сектора, который почему‑то был таким безмятежным на экранах. И если подумать, отнюдь не благодаря полям отражений, хотя и те до поры прикрывали чужой флот. И даже огромные грузовозы появились здесь отнюдь не случайно…

 

Глава 2

 

В зарослях у воды все полнилось комариным писком. Кровожадные твари ревниво стерегли свои владения и теперь словно приветствовали заявившуюся к ним добычу.

– Там подальше есть старый павильон. Когда‑то у озера хотели создать зону отдыха, но народ у нас вечно трудится, в промежутках – пьет, и ничего не получилось. Однако следы остались. Пойдем? – предложила Ариадна.

– Дороги нет? – на всякий случай уточнил Найденов.

– Устроители думали, что туда будут добираться на лодках. Так романтичнее, да и лишние деньги за перевоз. Видишь остатки причала?

– Ну, раз нет лодки…

Но разве казаку когда‑либо бывало трудно пройтись пешком?

С чувством расстояния у девушки оказались нелады. Им пришлось огибать озеро, да еще по не тронутой человеком природе, частью вполне нормально между деревьями, частью – продираясь через подлесок. Шашка мешалась, пыталась зацепиться за кусты, а тут еще по пластиковому мешку с провизией в каждой руке и рюкзачок, который извлекла из машины Ариадна. Помимо рюкзака девушка тоже несла свою сумку, а в женской сумке помещается многое и на разные случаи жизни.

Но разве может быть дальним путь, если рядом милое создание? Когда долгое время проведешь в полете, чуть не любая представительница противоположного пола кажется ангелом.

– Местные ягоды есть можно? – Найденов кивнул на усыпанный фиолетовыми плодами куст.

– Понятия не имею. Я на Туании лишь полгода, – улыбнулась Ариадна. Она явно была уроженкой города. – Но можем рискнуть.

Рисковать не хотелось. Потом еще сведет живот в самый неподходящий момент.

Павильон наглядно демонстрировал, что случается с творениями рук человеческих без регулярного присмотра. Он был деревянным, однако доски высохли и скрипели под ногами, поддерживающие крышу столбики едва выполняли свою функцию, а крыша продырявилась и уже не смогла бы служить защитой от дождя. Примыкавший к нему небольшой домик, в котором раньше наверняка помещалась кухня, был не в лучшем состоянии. И хоть непосредственно на веранде сохранилась парочка рассохшихся столов, занимать за ними место не хотелось.

– Как‑то оно здесь… – неопределенно протянул Найденов.

– Я здесь была лишь раз. Тогда показалось, будто все сохранилось намного лучше, – виновато улыбнулась Ариадна.

– Зато само место очень даже. – Найденов кивнул на небольшой песчаный пляж перед озером. – Там комаров наверняка нет…

– У меня с собой пищалка. – Девушка покопалась в сумке и извлекла из нее небольшой приборчик.

Сработал ли он или место для постоянного проживания комарам не нравилось, однако летучие кровососы вблизи не появлялись. Они вились в стороне у кустарника, а к людям вопреки своим нехорошим привычкам предпочитали не приближаться.

– А здесь хорошо. – Найденов не спеша извлекал выпивку, снедь и посуду. – Любо…

Дальше… Что может быть дальше?

 

* * *

 

– Кажется, гремело что‑то. – Найденов не спеша прикурил и посмотрел в сторону далекого отсюда города. Он редко баловался табаком – в космосе, понятно, это было запрещено, но на планете, да отдыхая от трудов праведных, почему бы не позволить себе маленькую слабость?

– Когда? – ради приличия поинтересовалась Ариадна. Она уже копалась в сумочке, по женской привычке стараясь привести себя в порядок.

– Давно. – Счет времени был потерян, да и до часов ли в определенные моменты?

– Гроза где‑нибудь в отдалении, наверное. – Девушка прильнула к офицеру. Пришлось переложить сигарету в другую руку и обнять горячее женское тело. Большего пока не хотелось.

Капризы местной погоды не волновали. В самом крайнем случае придется поискать в павильоне кусочек более‑менее целой крыши. И вообще, какие проблемы, когда человек счастлив?

До местного вечера, когда поневоле придется возвращаться на струг, было еще далеко. Но, несмотря на всю безмятежность, офицер машинально заметил в стороне куда‑то спешащую группу летательных аппаратов. Их тип из‑за дальности расстояния распознать он не смог. Только что сейчас может тут летать? Какие‑нибудь катера с грузовозов и наверняка к рудникам. Пусть летят. Они на работе…

– Искупаемся? – Ариадна встала и потянулась.

Найденов посмотрел на стройное обнаженное тело и… В общем, вопрос с купанием пришлось временно отложить.

 

* * *

 

Наверное, все сказалось вместе. И выпитое вино, и женщина, и разница между бортовым и местным временем. Но порою не так важны причины, как следствия. Когда сотник открыл глаза, небо было усыпано звездами. Рядом и частично сверху лежала Ариадна. В ее рюкзаке нашлись два покрывала, одно из которых использовали в качестве простыни, а второе превратилось в одеяло.

– Проклятье! – растягивая «р», протянул Георгий.

Как и все казаки, крепче он ругался лишь в самых исключительных случаях. Прогневишь поносными словами бога, а он от тебя отвернется в бою. Лучше не испытывать удачу.

Сейчас случай был исключительным по мерзопакостности, однако останавливало присутствие дамы.

– Что? – сонно пробормотала девушка и сильнее приникла к офицеру.

– Ночь, что еще? – Георгий постарался, чтобы в голосе не прозвучало упрека. – А мне надо было быть на борту вечером. Я же на службе. Даже когда отдыхаю.

– Вечер – понятие растяжимое. Для кого‑то он заканчивается под утро, – уже относительно бодрым и рассудительным тоном поведала Ариадна, освобождаясь из объятий и садясь.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *