Вечный. Выживший с «Ермака»


Последнее предположение могло бы согреть душу. Тела‑то мерзли, несмотря на огонь. У Ариадны хоть плед имелся. Правда, тепло не мог сохранить и он.

– А если спугнули, то скоро тут спасатели будут? – Майкл спрашивал так, словно казак мог знать ответы.

– Сплошные неизвестные, – вновь признался Найденов. – Для этого в диспетчерскую попасть надо, на небо посмотреть. А диспетчерская, судя по показаниям пленницы, разгромлена.

Небо было мрачным. По времени еще тянулся день, но темнота была словно поздним вечером.

– Смотрите, снежинки! – вдруг выкрикнула Ариадна.

Радости в ее голосе не было никакой. Но погода считала, будто плохой она быть не может, и скоро редкие снежинки сменились обильным снегопадом. Округу заметало на глазах.

– Вспоминайте, до города далеко? Или, может, тут рядом какое‑то другое поселение есть? Хотя бы фермерская избушка. Надо тряпками разжиться, пока не замерзли.

– До города… – протянул Майкл. У Найденова сложилось впечатление, что за пределы столицы парень практически не выбирался.

– Километров двадцать, – отозвалась Ариадна. – Но не дойдем. Метет как… – И невесело улыбнулась. – Всю жизнь хотела увидеть настоящую зиму, и вот, увидела…

– Мечты имеют коварное свойство сбываться, – кивнул офицер. – Зиму я видел. И прочие времена года. Но здесь все равно замерзнем. Только вытащить нас будет некому.

Его лицо приобрело странное выражение, словно Найденов вспомнил нечто, ведомое лишь ему одному.

– Вообще‑то тут неподалеку была деревня. Небольшая, даже не деревня, так, ферма. Хозяин да работников десятка два. Наверное, – наморщила лоб Ариадна. – Еще псы там злющие. Но ведь сжигали налетчики все.

– Любо. Даже на пепелище можно что‑нибудь найти, – встрепенулся Георгий. – И не факт, что сожжено действительно все. Мы же видели малую толику… Далеко идти?

– За мостом скоро будет развилка. А ферма – сразу за лесом. Я там была один раз с компанией, но так, проездом. Даже имя хозяина не помню. Или даже не знала.

– Имя – ерунда. Даже если он на прежнем месте. Тогда так. Сейчас подогреем консервы, поедим горячего, и вперед. В смысле, в сторону. А псы… Псы нам не нужны. Ни злые, ни добрые…

 

* * *

 

Псы им действительно были не нужны. Зато они нужны были псам. Как последние уцелели, сказать было сложно. Или во время нападения почувствовали чужую силу и не стали защищать хозяина, или сидели на цепях, а налетчики по непонятным соображениям не стали их трогать, или, напротив, успели убежать с фермы, скрыться в лесу, пока людям было не до них. Впрочем, какая разница. Одуревшая от неожиданной смены погоды, голодная до предельной злости стая вырвалась из‑за деревьев и атаковала с ходу.

Отреагировать успел лишь Найденов. Руки замерзли, пальцы слушались плохо, и, вместо того чтобы хвататься за кобуру или лезть в карман за пистолетом, казак выдернул из ножен шашку. Продолжая движение, клинок взмыл вверх и обрушился на летящего навстречу пса. Офицер еще успел задвинуть девушку себе за спину в извечном мужском стремлении прикрыть, а потом келемитовое лезвие с поразительной легкостью отделило голову пса от тела.

Майкла прикрыть было некому. Он тоже отреагировал на нападение, только несколько иначе – с неожиданной прытью рванул прочь подальше от страшных зверей, и первый прыжок крупной собаки пропал впустую.

– Куда? – выдохнул Найденов.

Он крутился, пытаясь уберечь Ариадну да не попасть под удар самому, и шашка вертелась не хуже лопасти вертолета. Еще один пес лишился передней лапы, отчаянно завизжал, но его визг не охладил собратьев. Девушка ощупью пыталась что‑то найти в сумке, и в иное время Георгий наверняка бы съязвил, что спутница решила срочно поправить макияж.

Спутница – ладно. Лохматый черный зверь запрыгнул Майклу на спину, сбил с ног, и парень отчаянно взвизгнул. Не хуже раненого пса. Георгий на долю мгновения отвлекся, и тут же одна из собак изловчилась и почти вцепилась ему в ногу. Излишняя прыть бывает наказуема. Клинок просвистел, обрушиваясь на зверюгу, и еще одним противником стало меньше. Левой рукой казак пытался вытащить из кармана лазерный пистолет, и, как частенько бывает в подобных случаях, нехитрое действие не получалось.

Какой‑то пес из умных решил, что незачем испытывать судьбу в поединке с келемитовым клинком, и в несколько прыжков присоединился к зверю, терзавшему Майкла. Но тут вдруг что‑то случилось, Найденов не сразу понял что. Обе собаки вдруг затихли. А дальше – пара ударов, и противников вокруг не осталось. Их и было‑то всего семь штук, просто мельтешение производило впечатление, что псов огромное количество.

И лишь теперь Георгий увидел в руке подруги ошеломитель.

– Откуда? – Дыхание сбилось, и вместо развернутого вопроса казак обошелся одним словом.

– Я всегда его ношу. У нас, на Туании, всякое бывает. Пристают иногда, – улыбнулась Ариадна.

– Ясненько. – Найденов вытер клинок о шкуру ближайшего зверя, посмотрел, нет ли еще кого в округе, и шагнул к лежащему парню.

Конечно, ошеломитель должен был воздействовать и на того, однако первый же взгляд показал, что случайному спутнику никакой парализующий луч был не страшен. По очень простой причине: горло Майкла было разорвано.

– Что? – Ариадна стояла на прежнем месте.

– Мертв, – односложно ответил казак.

Он дважды опустил клинок, отправляя собак в их собачий ад, кинул последний взгляд на парня и вздохнул. Опять ведь клинок чистить!

– Пойдем. Все равно похоронить толком не сможем. Надеюсь, больше на ферме никого нет. Бешеных коров, к примеру. – И неожиданно признался: – А я немного согрелся.

После случившегося на планете гибель одного человека Найденова особо не тронула. В принципе, случайный спутник так и остался чужим и воспринимался скорее обузой, чем товарищем.

– Это моя вина… – Подойти и попрощаться Ариадна не решилась. – Успела бы – был бы жив.

– Не побежал бы – тем более. Понимаешь, в принципе мы ему и без того подарили некоторое время. А что случилось… Так ведь никогда не надо показывать зверю спину. Но ошеломителем ты пользуешься – любо посмотреть. Признайся, многим досталось? Наверно, мне надо поблагодарить судьбу, что меня по каким‑то причинам ты решила не трогать.

– Тебе это не грозит. – Девушка многозначительно улыбнулась, словно позабыв о лежащем тут бездыханном теле.

Но ветер в очередной раз взвыл сильнее, и путники без дальнейших разговоров двинулись вперед. Какие уж тут переживания о чужой судьбе, когда остановка означает смерть?

 

* * *

 

На счастье Георгия и Ариадны, ферма была разгромлена не полностью. В противном случае им оставалось только замерзнуть. Сил идти дальше через разыгравшуюся метель у них не было, а имеющаяся одежда служить защитой от холода не могла. Оба уже замерзали и двигались, плохо соображая, куда идут и зачем.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *