У черты



«Он и рубит мясо! — понял Глеб, начиная атаку. — И, если я его не убью, будет рубить дальше».

Пошла вторая минута схватки. Так долго Глеб давно не дрался, обычно хватало двух-трех выпадов, которые обычный человек не в состоянии перехватить. Рамзес атаковал и уходил от ударов, он был легче, быстрее и угадывал намерения врага. Тот брал опытом, хладнокровием и кабаньей силой.

Вновь разошлись. Пот ручьями бежал по спине, и, главное, правая рука плохо слушалась. Один удар Глеб все же пропустил. Бандит тоже выглядел неважно, кровь стекала с висков частыми струйками и пропадала за воротником. Рамзес доставал его чаще, но терять сознание бандит не собирался.

«Он что, каменный?»

Враг не спешил нападать, и Рамзес, наконец, сообразил, что они постепенно смещаются в угол, куда отлетел стреломет. Бандит таки успел зарядить его одним зарядом, и увернуться от дротика, пущенного в упор, у Рамзеса шансов не просматривалось. Кабан, очевидно, понял, что в рукопашной кошку-сталкера одолеть не получится, и решил действовать наверняка.

«Взять оружие он не должен, — приказал себе Глеб. — Дьявол с ним, с допросом, уйти бы живым! Еще несколько шагов и…»

Не сметь паниковать! Расслабился ты, сталкер, разнежился. Привык рубиться с гопотой. А вот тебе противник, охолонись! Это профи, мечта, а не противник. Если для спарринга… Ни одного лишнего движения, никаких тебе звуков и бестолковых танцев в китайском стиле. Бьет как мясник сильно и как хирург точно.

Рамзес быстрым движением нащупал нож, и бандит воспользовался моментом. Он метнулся в угол, вытягивая в падении руки. Глеб стреломета не видел, но бандит, очевидно, знал что делает.

«Все! — понял Рамзес. — Аллес, приплыли! Сейчас я стану на пятьдесят граммов тяжелее, и это будет вовсе не водка…»

Говорят, время замедлилось. Рамзес знал это ощущение не понаслышке, в самые отчаянные минуты время для него действительно останавливалось. Замирало от момента, когда сердце впрыскивало в сосуды кровь, и до момента, когда расслаблялось. Черт тебе ворожит, говорил старина Ворон, но Рамзес знал, что не черт, а Зона дарит ему неподотчетные мгновения. Хотя, лучше бы черт, право слово!

Сердце сделало удар, кровь тугим потоком побежала по сосудам.

Глеб опустил бесполезный нож. Метать его он так и не научился толком, а идти в ближний бой поздно, бандит уже целится.

Стрелял враг так же, как бил, то есть убийственно точно. Глеб отстраненно наблюдал, как в облачке пороховых газов вырывается из ствола дротик. Как летит точно в лицо, как вращается для устойчивости. Рамзес пропустил его над головой и прыгнул, целясь ногами в бандитское брюхо.

Время запустилось в полете. Глеб еще увидел, как медленно расширяются зрачки убийцы, как, наконец, сменяется растерянностью торжество на круглой роже, но упал на вражье тело уже в реальном времени.

Как бандит понял? Или просто взял за правило менять позицию после выстрела? Рамзес едва задел врага по ребрам и врезался в стену. Кабан взревел от боли, не иначе Глеб что-то повредил ему, и быстро, как таракан, побежал на четвереньках за стойку.

А Рамзес захрипел, сжимая грудь напротив взбесившегося сердца, и несколько минут старался не умереть от инфаркта. Чудес не бывает, осуждал его Ворон, наблюдая подобное в первый раз. Каждое такое чудо ты оплатишь стократ, Рамзес…

Когда Глеб, изготовив нож, начал обыск, бандит уже исчез. Испарился, оставив после себя только отметины на многострадальном сталкерском теле.

Зато в дальней каморке нашелся спящим на раскладушке бармен Вадик. Глеб полил его из графина. Запахло сивухой, Вадик зачмокал и проснулся:

— Какого?..

Рамзес хлопнул его по шее, сбрасывая бессильную ярость, и придавил лицом к подушке:

— Кривого! Где хозяин?

— А я знаю? – возмутился из подушки бармен. – Он передо мной что – отчитывается?

— Врешь! — остервенился Глеб. – Я тебе, хорьку, уши сейчас отрежу. Для примера.

— Ага, попробуй! Тебе Артур их знаешь, куда пришьет?

Глеб сжал пальцы. Бармен уныло заверещал, не столько от боли, сколько из принципа:

— Кувалда!

— Нет Кувалды. Спекся!

Глеб слегка ослабил хватку.

— Кувалда спекся? – хрюкнул бармен. – Он тебя, козел, еще на лапшу строгать будет!

Под раскладушкой заголосил телефон. Бармен дернулся, но Глеб схватил трубку раньше.

— Волчара приходил? – спросил издали Артур.

— Волчара приходил, — подтвердил Рамзес. – Волчара еще не ушел.

— Ты?! Все быкуешь, дорогой?

— Верни ПДА, Артур, — потребовал Глеб. – Я ведь тебе жить не дам!

— Широко шагаешь, дорогой, о штанах не думаешь. Мне твои угрозы – тьфу!

Глеб поверил.

— Артур, я все здесь вверх дном переверну. Даю слово!

— Переворачивай, — слишком легко согласился Артур, и Глеб понял, что обыск будет бесполезным. – А угрозы… Я вежливый человек, дорогой. Пусть тебя пошлет мой адвокат!

Князь разорвал соединение.

Глеб скрипнул зубами. С одним адвокатом Князя он только что познакомился, хватит. Рамзес снова придавил ожившего бармена.

— Скажи мне отчетливо, кого Артур посылал два дня назад за Периметр?

— Никого!

— Врешь!

— Зоной клянусь! Мамой! Чем хочешь!

— Сволочь упрямая! Собирайся.

— Куда? Зачем?

— Сейчас пройдем по вашим, поговорим.

— Не нужно! Нет никого…

Глеб рывком поднял бармена.

— Артур всех предупредил, чтобы сваливали, — Вадик бросал слова ему в лицо, будто дерьмо черпал лопатой. – Все наши ушли из Вешек, обломайся, гад!

Рамзес подавил желание вколотить в глотку этому торжествующему недоумку каждое выплюнутое слово.

«Эмоции, Рамзес, эмоции! Мыслить нужно трезво. Как Артур, к примеру, который сделал тебя, как щенка».

«Потому что я не умею просчитывать на пять шагов вперед! — сопротивлялось его второе, строптивое я. — Цент, сволочь, я сталкер, а не шахматист! Был уговор, что думаешь ты».

Из каморки нашелся прямой ход в кабинет Артура, тесную, без единого окна комнату. В углу стоял монументальный сейф, не новый, но солидный и надежный как скала.

Рамзес бегло осмотрел ящики старого письменного стола, раскрыл конторский шкаф. Оттуда заскользили на пол папки с бухгалтерской отчетностью, упала и покатилась, звеня одинокой монетой расписная поросячья голова с надписью «Общак» на керамическом рыле.

— Ладно, — ядовито сказал бармен, наблюдая за процессом. – Будем считать, что ты мент, и ордер у тебя имеется. Чур, я буду понятым. Что подписывать?

Выглядел парень неважно. Бледный, как вампир из трэшового ужастика, он сидел в дальнем углу, куда его пихнул Глеб, и поминутно вытирал пот рукавом. Сталкер тоже помассировал лоб, поймал на виске суматошно бьющуюся жилку. И впрямь душно; голова болит все сильнее.






Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *