Темный Паладин. Поиск



– Ярый? Слышишь меня? – Благостную тьму разбавил очень забавный голос Милтая. На фоне шума авиационного двигателя, невесть как оказавшегося в Подземелье, он звучал глухо, словно из бочки, но вполне различимо. Наверно наемник использует какую‑то способность, не может обычный человек перекричать самолет.

– Шевелиться начал. – Раст вещал из той же бочки, что и глава группы. – Эльфийская мазь против контузии бесполезна. Он сам должен очухаться.

Мысли бегали по черепушке вяло, нехотя, словно усталые и сонные родители восьмимесячного ребенка, у которого режутся зубы. Контузия? У меня? Мелькнула светлая мысль, что окружающая тьма может быть вызвана закрытыми глазами, и я тут же попробовал исправить данное недоразумение. Вдалеке показался отголосок света, но я тут же согнулся в страшном спазме. Меня буквально выворачивало наружу.

– На хрен бы нужна была такая удача, – в сердцах произнес Раст и в очередной раз витиевато выругался. – Хоть этот… живой. Пей!

Мне разжали рот, и по глотке потекла теплая и ошеломительно вкусная жидкость. Я захлебывался, давился, кашлял, но глотал – не хотелось упустить ни единой капли чудесного нектара. Амброзия, не меньше!

Четкость восприятия окружающего мира вернулась мгновенно, словно по щелчку тумблера. Я сидел в камнях посреди огромной воронки. От левой ноги осталась только добрая память да сплюснутый доспех. Что творилось с правой – непонятно, она была завалена. Попробовал пошевелить пальцами ноги – вроде все на месте. Других видимых повреждений у меня не было, и я наконец обратил внимание на других участников похода. Их оказалось не так много – Милтай, Раст и Бурст. Если первые двое визуально были целыми и невредимыми, то повелитель сеткомета представлял еще более печальное зрелище, чем я, – ни рук, ни ног у него не было. Однако наемник и не думал расстраиваться – эльфийская мазь сняла боль, и сейчас он валялся в камнях, довольно скалясь, – раз живой, значит, еще что‑то может сделать. Что – придумает главный, это его забота.

– Так, глядим, что нам твоя удача принесла. – Милтай присел рядом со мной. – Живых треть, один боец годен только как живая бомба. Сеткомет канул вместе с руками Бурста. Прохода в следующую пещеру нет – камнями завален. Из хорошего – опыт, добыча и прорытый монстром проход.

Наверное, я все еще находился под действием контузии, раз не сразу понял, что отныне являюсь игроком 14‑го уровня. Стала понятна причина довольного вида Бурста – он тоже повысил уровень. Взглянул на список добычи и нахмурился – непонятно, почему Милтай отнес ее в плюсы. Все те же мясо, хитин и вместо черной слизи – два крабовых глаза. Книга знаний промолчала – на аукционе она такой штуки не нашла.

– Могу забрать второй глаз как долг за камень характеристик. – Слова Милтая окончательно прогнали разбитость, и я посмотрел на два окровавленных шара совершенно другим взглядом.

– Для чего они? – Голос еще был сиплым.

– Усилители, – пояснил наемник. – Хрусталик глазного яблока – гемма усиления. Страсть какая дорогая, как и камень твой. Тварь‑то неслабой была, значит, и гемма будет хорошей, как раз гранисов десять, ежели без обмена. А по обмену надо глядеть.

– Вопрос можно? – Наконец настал тот самый момент, когда можно было получить ответ на давно не дающий мне покоя вопрос. – Ты так легко оперируешь цифрами в десяток гранисов за предмет, но при этом согласился пойти со мной за смехотворную цену. Три граниса для высококлассной группы наемников – бред! Я не могу понять сути стоимости в Игре. Ради одного граниса народ идет на подлоги, а мы тут спокойно делим добычу и ни у кого при этом вопросов не возникает. В чем подвох?

– Гляди‑ка – удивленно протянул Милтай. – Ты когда из Академии вышел? Этим набором? А проблему просек быстро. Раст, просвети мальца, а я пока проверю, куда проход ведет.

– Тут особо просвещать нечего. – Наемник неохотно начал. – Чем больше у игрока живых гранисов, тем больше на него валится неприятностей. Если ты богат, плати за личную неприкосновенность. Либо дохни. Торговцы не в расчете, у них своя игра, но на обычных богатеев постоянно рождаются задания на убийство, во время локальных событий места их жительства являются целью номер один, в пространстве они отсвечивают, как маяки темной ночью. Фиг скроешься. Это же основной заработок охотников за головами, из‑за которого их никто не любит. Долбаные чистильщики. До трех гранисов на руках Игра еще терпит, чуть выше – начинает потихоньку напоминать, что пора потратиться. Такие, как ты, – лакомая добыча. Если бы не сидел в Святилище – уже пару раз точно бы сдох. Ты сияешь так, словно у тебя больше двадцати гранисов на руках.

– Вот сейчас вообще стало все понятно, – съязвил я. – Что такое локальные события? Где я сияю?

– Где надо, там и сияешь! – бросил Раст и на всякий случай обернулся в сторону пролома. Милтая не было, а Бурст только ехидно усмехнулся. Наемник помолчал и тихо продолжил: – Торговая лицензия. Она помогает определять наличность у покупателя. Думаешь, Милтай по доброте душевной продолжил поход, когда ты камень сожрал? Видел он, что ты можешь ему заплатить.

– Метки охотников тоже лицензия показывает? – догадался я. В голове всплыло воспоминание о радужном приеме торговца в Академии. Я‑то думал, он со всеми так, а тот жук, оказывается, просто видел мою платежеспособность.

– Поэтому в Игре процветает товарообмен. – Раст не стал отвечать. – Ты мне, я тебе, и никаких гранисов. Подземелье для нас хорошо тем, что половина добычи всегда наша. Именно добычи, не гранисов. Об этом в договоре четко сказано. Хотя гранис тоже есть, что Игра дарит. Как‑то так.

Наемник замолчал, а я переваривал услышанное. Получается, что Громана, вручив мне десять гранисов в Академии, поставила метку, чтобы потом меня можно было спокойно найти! Торговая лицензия у нее есть! Ведьма проклятущая!

– Ты ничего про локальные события не рассказал, – напомнил я отвлекшемуся бойцу.

– Он и не должен был. – Незаметно рядом возник Милтай и свернул всю беседу. – Что с глазом решил? Отдаешь?

– Нет. – Рассказанная Растом теория была стройной, но стоило вначале самому разобраться. Возможно, это красивая сказка с расчетом, что я поведусь и сразу отдам им все гранисы, лишь бы не «светить». – После Подземелья встретимся в Святилище, там обсудим, кто и кому сколько должен.

– Не доверяешь? – усмехнулся наемник.

– А должен? – удивился я и, передразнивая Милтая, продолжил: – Гляди, ты играешь ради прибыли при минимуме усилий. Рейтинг, отзывы – бред, когда речь идет о сотнях килограммов золота. Если все действительно так плохо, как говорите, то игроки избавлялись бы от гранисов при первой возможности. Но нет – все стараются их получить. Так?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23







Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *