Специалист



— А не могли бы мы с вами, Андрей Викторович, встретиться в другом месте… на нейтральной территории?

У Обнорского было до черта работы, и тратить время на разъезды по городу он не мог. Андрей чуть было не высказался по этому поводу… но подумал, что у человека, который «сгорел» год назад в чужом «БМВ», могут быть ОБСТОЯТЕЛЬСТВА и свои соображения. Он согласился.

Как всегда после снегопада, на дороге то и дело возникали заторы. Каждый из них в считанные минуты мог перерасти в пробку. Андрей гнал «Ниву» по грязной каше, в которую превратился снег под колесами тысяч машин. Он опаздывал на встречу и поминутно посматривал на часы. Бежевую, основательно заляпанную «копейку» Обнорский обнаружил только на правом берегу Невы. Она мелькнула раз, потом другой… ого! Ну-ка проверим. Андрей резко, под красный, проскочил перекресток под самым носом у здоровенной фуры. Раздался возмущенный сигнал клаксона. Извини, брат…

Никто за ним вслед не рванул… Показалось. На всякий случай он сделал еще контрольный крюк, попетлял по переулкам возле «Лесной» и окончательно успокоился: показалось. Ну что ж — бывает! Работа в агентстве часто ставила задачи деликатного характера, и проверяться у Обнорского вошло в привычку. Это никогда не было лишним и несколько раз избавляло Андрея от, мягко говоря, неприятностей.

В глухой, заваленный снегом Нейшлотский переулок, где была назначена встреча, он въехал с опозданием в десять минут. Здесь-то его и ожидал сюрприз. Навстречу ему медленно катилась та самая бежевая «копейка». Андрей матюгнулся сквозь зубы. На узкой, в сугробах улице разъехаться было невозможно. Впрочем, «Нива» давала шанс прорваться… если удастся преодолеть полуметровую снежную гряду. Обнорский вывернул руль вправо. Одновременно он сигналил и непрерывно мигал дальним светом. Если Автор рядом — он догадается… И успеет сорваться. «Передай, что псковские братки его ищут…» Снежный вал вездеходу оказался не по зубам. Четыре шипованных пятнадцатидюймовых колеса беспомощно гребли снег. А дверь «копейки» уже открывалась, и за тонированными стеклами Андрей не мог разглядеть, сколько же там бойцов. Он шарил по полу, искал монтировку… Дверь «копейки» открылась, и оттуда вышел Автор. Обнорский облегченно матюгнулся.

— Придется откапывать, — сказал вместо приветствия Автор. — Можно попробовать дернуть моей развалюхой… но навряд ли. Не вытяну.

— Рукопись принесли? — зло спросил Андрей.

— Принес, — невозмутимо ответил Автор и вытащил из-под кожаной куртки пластиковую папку со стопкой бумаги.

— Садитесь в машину.

Когда Автор сел рядом, Обнорский уже немного успокоился. Он протянул руку, и Автор ответил крепким, коротким рукопожатием. Закурили. После паузы Андрей спросил:

— Вы что, мне не доверяете?

— Помилуй Бог, Андрей Викторович…

— Тогда почему вы меня «вели»?

— Я думаю, вам это показалось. — Автор говорил совершенно спокойно.

— Я наколол вас в районе ВМА. А сели мне на хвост вы, видимо, еще на Зодчего Росси? Трудно засечь слежку, если ведет СПЕЦИАЛИСТ.

— Уверяю вас, у меня нет никаких оснований… На брошенное вскользь слово «специалист» автор не прореагировал никак. Он спокойно курил, держал на коленях папку с рукописью. Обнорский, поколебавшись немного, запустил следующий шар:

— Ладно, пусть так… Я с большим интересом прочитал первую часть вашей рукописи. И знаете какое дело? Около года назад было у нас, на Северо-Западе, нехорошее преступление… Между вашим романом и реальным делом есть определенные аналогии. Не прямые, не фактические, а скорее по духу.

— Что же за дело?

— В Пскове было… год назад. Не слышали? Чуть дрогнула у Автора рука, и столбик пепла упал на папку.

— Нет, — ответил он, — не слышал.

Самообладание Специалиста было почти невозможным. Обнорский ощущал некоторую даже растерянность. Ему много приходилось работать с самыми разными людьми, и почти всех удавалось вызвать на откровенность. Во всяком случае — разговорить. Автор упрямо не хотел идти на контакт… И это только подтверждало слова опера Никодимова: не все еще счета Серега оплатил.

Обнорский решился:

— Я наводил справки по псковскому делу… Один из участников трагедии — судьба его, кстати, неясна… Кто-то считает, что он погиб. Кто-то, в частности псковская братва, считает, что жив. Так вот, этот парень имеет серьезные претензии к местному тузу… И хочет расплатиться по счетам.

— По счетам, Андрей, в кабаках платят. А есть такое хорошее слово «возмездие».

— Хорошее слово, — согласился Обнорский, — хорошее… Возмездие как акт высшей справедливости. Вот только решать-то это должен суд.

— В стране, где правосудие зачастую бывает откровенно продажным, где правят люди, «похожие на Генерального прокурора»? На хер нужно такое правосудие?

— Не все продажны…

— Не все, — кивнул Автор. — Но даже если суд и строг и справедлив… даже в этом случае любой негодяй при самом жестоком приговоре остается жить. Жить, ты понимаешь? А жить он не должен, не имеет права. Так, Андрей Викторыч?

— Наверно, так… — отозвался Обнорский. — Наверно. Вот только скажи мне, Дмитрий Иваныч…

Автор посмотрел в лицо Обнорскому, и в глазах его что-то дрогнуло. Это было почти неуловимо и если бы у Андрея спросили: а было ли вообще? -‘ он бы не смог ответить.

— Скажи мне, Дмитрий Иваныч, не хватит ли крови?

Автор молчал. Он сосредоточенно прикуривал новую сигарету от окурка. Он выглядел по-прежнему спокойным, только обострились черты лица и побелел шрам на щеке.

— Я не хочу, чтобы ты совершил ошибку, — сказал Андрей.

Автор наконец раскурил сигарету и ответил:

— Я за свои ошибки всегда плачу сам.

— Да погоди… Я ведь о нем справки навел. И во Пскове, и здесь, у нас. Перед тем, как сюда ехать, позвонил мужикам из убойного отдела… есть у меня там контакты. Рассказали мне про него. И знаешь, что интересно? Что ваши, что наши… все, одним словом, считают, что долго он не проживет. Грохнут его обязательно. Крыша у него ментовская, но даже крыша готова от него отказаться. То ли в августе, то ли в сентябре он по пьянке на тачке влетел на автобусную остановку. А там два азера стояли… Один насмерть, другой в травму. Гондон этот сбежал и к своим ментам: спасите-помогите! Те его — нет слов! — отмазали…

— Правосудие! — торжественно произнес Автор.

— Брось, — сказал Андрей. — Не все менты ссученные… так вот, отмазали они его. Придумали баечку, что хоть он ехал на своей машине, да не по своей воле и не на своем месте… А был он захвачен в заложники злыми бандитами…

Автор чему-то горько ухмыльнулся.

— Ехал на заднем сиденье. Ну, этот наезд и смерть озера на тех бандитов и списали. Пока — живой. Но это не надолго, его обязательно грохнут. Не одни — так другие.

Автор посмотрел Андрею в глаза. Печально и строго.






Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *