Рабство


Я сделала глоток, чувствуя, что во рту все пересохло.

– Понемногу! Не спеши.

Позволив мне отпить треть стакана, она забрала его.

– Где я? – задав судьбоносный вопрос, сжалась в напряжении.

– Попробуй встать, – не ответила она, помогая подняться.

С большим трудом, превозмогая тяжесть атмосферы, я поднялась, опираясь на ее толстую руку. Голова кружилась, в глазах темнело.

– Тебе надо немного походить. Очень долго лежала. А то почки откажут. Давай походим по комнате.

Выполнив все указания тетки, я боялась повторить вопрос. Но зная, что мне нужно его задать, все же повторила.

– Где я? – снова тихо произнесла.

– А тебе непонятно? – усмехнулась она.

– Нет.

– Не мне тебе это объяснять. Моя задача поставить тебя на ноги за три дня. Пошли, – указала рукой на дверь.

– Куда? – запротестовала я, слабо вонзив ногти ей в руку.

– Куда‑куда! – закукарекала она. – Поесть тебе надо. В подсобку мою зайдешь, у меня есть обед.

Выйдя из комнаты, мы оказались в большом коридоре, который мне показался безграничным. Мне ни за что не преодолеть его. Я слишком слаба… Но крепкая рука тетки держала меня так, словно я была ребенком. Маленьким слабым ребенком.

Следующая дверь была от ее подсобки. Женщина открыла дверь, усадила меня на скрипучий деревянный стул и поставила на стол железную миску с отвратительным видом каши.

– Ешь, – вручив ложку, дала она команду.

Но мне так хотелось есть, что я не обратила внимание на то, что у еды не очень аппетитный вид. Главное – запах был приятный. Да и на вкус она оказалась очень ничего. Гречка с мясом, только сильно переваренная и холодная.

 

Глава 2

 

Организм с каждой ложкой как будто оживал. Но не успела я съесть и трети, как она меня остановила.

– Погоди! Хватит, а то желудок не справится.

Тетка налила черный чай и сдобрила его сахаром. Поставив кружку передо мной, ждала, как я сделаю первый глоток.

– Где я? – произнесла в третий раз уже заметно окрепшим голосом.

– Я смотрю, ты себя уже лучше чувствуешь. Немного расходишься, еще поешь и пойдешь в комнату.

– Почему вы не отвечаете на мой вопрос? – брызнули у меня слезы.

Мне было настолько страшно, что стало уже плевать. Нужно выбраться отсюда и скорее уехать домой. Но она молчит, не отвечает, чем еще больше нагоняет страху. Пусть скажет правду, какова бы она ни была!

– Милочка, скажу так. Тебе не очень понравится то, что с тобой случилось. Но со временем ты привыкнешь. Все привыкают…

В голове не было ни одной мысли, что же она имела в виду. К чему я привыкну? Что вообще происходит?

Снова взяв меня за руку, тетка вывела в коридор и повела в самый конец. От страха я еще сильнее сжалась, ожидая самое страшное. Она открыла дверь, которая заскрипела как старая телега. В комнате стояло несколько кроватей, штук десять на первый взгляд. На двух были девушки. Остальные пустовали, но на прикроватных тумбах были косметички, расчески и подобная дребедень, поэтому – они явно кому‑то принадлежали.

Я сглотнула, в голове вырисовывалась неприятная картина.

– Вот твоя койка, – указала тетка на пустующую кровать. – Чуть позже поешь еще. Косметику, одежду возьмешь в своем чемодане. Я скоро его принесу.

Договорив, она вышла, звучно захлопнув дверь. Я посмотрела на других девчонок, возможно желая получить ответ на непоставленный им вопрос. Возможно, чтобы понять, можно ли им доверять.

Обе сразу отвернулись и продолжили делать свои дела. Одна – читать книгу, другая – делать маникюр. Я же так и сидела на койке, боясь пошевелиться.

Через несколько минут зашла тетка с моим чемоданом, она положила его на кровать и снова ушла. Нерешительно открыв его, я поняла, что его прилично пошерстили. Все сложенные мной аккуратно вещи лежали комком. Документов и телефона не было…

– Что здесь происходит? – наконец, я спросила девчонок.

Ярость во мне, что кто‑то копался в моих вещах, пересилила страх.

– А ты что до сих пор не поняла, – усмехнулась одна.

– Нет, не поняла!

– Ты в борделе. Будешь работать проституткой. Если хорошо поработаешь, то получишь плюшки. Если нет, то сама пожалеешь. Изобьют так, что жить не захочешь.

– А как же полиция? Можно же как‑то ее вызвать!

– Какая полиция? Та, которая крышует бордель? Ну ты насмешила.

Я опустила голову, которая потяжелела от тяжести услышанного.

– Погодите. А мужчины сюда приходят или девушек куда‑то возят.

– С ума что ли сошла, сюда возят. Да какой нормальный мужик захочет в этих условиях придаваться любви, – заржала она.

– Возят к ним, – закончила вторая.

– Неужели нельзя обратиться за помощью к мужчине, к которому привезли? – спросила я с надеждой в глазах.

– Да… И откуда таких наивных берут? – усмехнулась первая. – Думаешь, они бы стали пользоваться нашими услугами, если были бы добропорядочными мужьями, – не прекращала она смеяться.

– Хватит тебе девочку пугать, – шикнула вторая. – Суть в том, что многие из нас приехали из глубинки, некоторые вообще иностранки. У нас забрали документы. В полицию не обратишься, а эти мужики, к которым нас возят, не встанут на нашу защиту. Мы для них мясо, а они хищники. Понятно? Здесь территория под охраной, не сбежать. Возят в машинах по несколько девочек на выбор. Везут всегда с охраной. Менты не останавливают нас, у них указка сверху. Короче, замкнутый круг. Я здесь уже два года. Приехала из Беларуси. Думала, жизнь налажу, деньги заработаю. Меня еще на вокзале схватили, – сжала она губы. – Ну, ничего, я немного смирилась. Один раз хотела сбежать, поймали и так отметелили, что мама не горюй, – она криво улыбнулась.

Видя мое ошарашенное лицо, девушка улыбнулась.

– Ты это, не переживай сильно, а то совсем туго будет. Я, кстати, Настя. А тебя как зовут?

– Я Оля.

– Если не будешь зацикливаться, не будешь скандалить, то все нормально будет. А там может и сбежать удастся, – сказала она последнюю фразу шепотом.

Но от ее слов никак не легче. Что нормального‑то? Работать в борделе, быть сексуальной рабыней! Я не для этого в Москву приехала! Слезы жгли глаза, но я не могла как следует заплакать. Рядом совершенно посторонние люди, которые ни то, что не утешат, могут еще хуже сделать.

 

* * *

 

Прошло еще три дня…

Девочки приходили и уходили. Они переодевались, мылись, ели, спали. А потом снова уходили на работу… Но меня никто не трогал. Тетка заходила пару раз посмотреть мое состояние. А потом пришел грозного вида мужик. Мускулистый, татуированный, бритоголовый. От его устрашающего вида я сжалась, почти перестала дышать.

– Так, Оля, – заговорил голосом, грубее которого никогда не слыхивала. – Сегодня ты выйдешь на работу. И послушай меня. Будь пай‑девочкой. Сегодня ты поедешь вместе с другими девочками и, если клиент выберет тебя, пойдешь с ним и сделаешь все, что он захочет. Все умеешь? – спросил, ухмыляясь.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *