50 оттенков свободы


– А с чего это ты вдруг стала за нее заступаться? – спрашивает он озадаченно и раздраженно.

– Послушай, Кристиан, я сомневаюсь, что мы с Лейлой когда-нибудь будем обмениваться рецептами и вязальными узорами. Но я не думала, что ты будешь так бессердечен к ней.

Его глаза закрываются ледяной коркой.

– Я же говорил тебе однажды, что у меня нет сердца.

Я закатываю глаза: ох, теперь он ведет себя как подросток.

– Это полная чушь, Кристиан. Ты говоришь ерунду. Она тебе небезразлична, иначе ты не платил бы за ее уроки рисования и все остальное.

Для меня вдруг становится жизненно важным заставить его понять это. Совершенно очевидно, что ему не все равно. Почему же он так упорно это отрицает? Так похоже на его чувства к биологической матери. Вот черт, ну конечно. Его чувства к Лейле и другим сабам переплелись с его чувствами к матери. «Мне нравится наказывать плетью маленьких брюнеток, таких как ты, потому что они все похожи на шлюху-наркоманку». Неудивительно, что он так зол. Я вздыхаю и качаю головой. Как же он этого не понимает?

Мое сердце тут же переполняется состраданием. Мой потерянный мальчик… Почему же ему так трудно вновь войти в соприкосновение с человечностью, сочувствием, которое он проявлял, когда у Лейлы был нервный срыв?

Он сверлит меня взглядом, глаза сверкают гневом.

– Дискуссия закончена. Поехали домой.

Я бросаю взгляд на часы. Двадцать три минуты пятого. Меня ждет работа.

– Еще слишком рано.

– Домой, – настаивает он.

– Кристиан, – говорю я усталым голосом. – Мне надоело спорить с тобой об одном и том же.

Он хмурится, словно не понимает.

– Ты знаешь. Я делаю что-то, что тебе не нравится, и ты придумываешь какой-нибудь способ поквитаться со мной. Обычно это включает секс с вывертами, от которого выносит мозг. – Я пожимаю плечами. Какой выматывающий разговор. У меня уже не осталось сил.

– Выносит мозг? – переспрашивает он.

Что?

– Обычно да.

– А что было такого, от чего тебе выносило мозг? – спрашивает он, и в глазах поблескивают искорки чувственного любопытства. Я понимаю, что он пытается отвлечь меня.

Ну уж нет, не хочу обсуждать это в зале заседаний SIP. Мое подсознание презрительно разглядывает свои идеально наманикюренные ногти. «Тогда нечего было поднимать эту тему».

– Сам знаешь. – Я краснею, злясь и на него, и на себя.

– Догадываюсь, – шепчет он.

Вот черт. Я пытаюсь урезонить его, а он смущает меня.

– Кристиан, я…

– Мне нравится доставлять тебе удовольствие. – Он нежно проводит большим пальцем по моей нижней губе.

– Да, – шепчу я.

– Я знаю, – мягко говорит он. Наклоняется вперед и шепчет мне на ухо: – Это единственное, что я знаю. – Ох, как же хорошо он пахнет! Выпрямляется и смотрит на меня с надменной улыбкой собственника.

Поджав губы, я силюсь сделать вид, что его прикосновения на меня не действует. Он такой мастак отвлекать меня от всего неприятного или того, что он не хочет обсуждать. «И ты ему позволяешь», – ехидно напоминает мне подсознание, глядя поверх томика «Джейн Эйр».

– Так что же было такого, от чего тебе выносило мозг, Анастейша? – напоминает он с лукавым блеском в глазах.

– Ты хочешь список? – спрашиваю я.

– А есть список? – Он доволен.

Ох, этот мужчина когда-нибудь сведет меня с ума.

– Ну, наручники, – говорю я, мысленно возвращаясь в наш медовый месяц.

Он хмурит брови и хватает меня за руку, гладит внутреннюю сторону запястья большим пальцем.

– Я не хочу оставить на тебе следы.

Офигеть.

На его губах играет медленная чувственная улыбка.

– Поехали домой. – Зазывно.

– Мне надо работать.

– Домой, – повторяет он настойчивее.

Мы смотрим друг на друга – расплавленный серый взгляд и смущенный голубой, – испытывая друг друга, испытывая наши пределы и наши характеры. Я ищу в его глазах понимание, силюсь постичь, как этот мужчина может в мгновение ока превратиться из свирепого деспотичного чудовища в обольстительного любовника. Его серые глаза становятся больше и темнеют, его намерения ясны. Он нежно гладит меня по щеке.

– Мы можем остаться здесь. – Голос его низкий и хриплый.

Только не это. Моя внутренняя богиня тоскливо взирает на деревянный стол. Нет. Нет. Нет. Только не в офисе.

– Кристиан, я не хочу заниматься сексом здесь. Твоя любовница только что была в этой комнате.

– Она никогда не была моей любовницей, – рычит он, и рот сжимается в угрюмую складку.

– Это всего лишь семантика, Кристиан.

Он озадаченно хмурится. Обольстительный любовник исчез без следа.

– Забудь о ней, Ана. Она в прошлом, – небрежно говорит он.

Я вздыхаю… может, он и прав. Я просто хочу, чтобы он признался себе, что эта девушка ему небезразлична. Ледяной холод сжимает сердце. О нет. Вот почему мне это так важно. Предположим, я совершу что-нибудь непростительное. Предположим, перестану соответствовать. Тогда я тоже останусь в прошлом? Если он вот так может отвернуться от Лейлы, с которой был таким заботливым и внимательным, когда она болела, не отвернется ли он и от меня? У меня перехватывает дыхание, когда я вспоминаю фрагменты сна: позолоченные зеркала и звук его шагов по мраморному полу, и он оставляет меня одну среди ослепительной роскоши.

– Нет… – в ужасе шепчу я, не успев остановиться.

– Да, – говорит он и, взяв за подбородок, наклоняется и нежно целует в губы.

– Ох, Кристиан, иногда ты меня пугаешь. – Я хватаю его за голову и притягиваю к себе. Он на мгновение замирает, потом обнимает меня.

– Почему?

– Ты смог так легко отвернуться от нее…

Он хмурится.

– И ты думаешь, что я могу отвернуться и от тебя, Ана? Почему, черт побери, ты так думаешь? С чего ты это взяла?

– Ни с чего. Поцелуй меня. Забери меня домой, – молю я. И когда его губы касаются моих, забываю обо всем на свете.

 

– О-о-о… пожалуйста, – умоляю я.

Кристиан нежно дует на мою сверхчувствительную плоть.

– Всему свое время, – бормочет он.

Я натягиваю путы и громким стоном протестую против его чувственных атак. Я в мягких кожаных наручниках, локти привязаны к коленям, и голова Кристиана поднимается и опускается у меня между ног, а проворный язык немилосердно меня дразнит. Я открываю глаза и устремляю невидящий взгляд на омытый мягким вечерним светом потолок нашей спальни. Язык Кристиана кружит и кружит, обводя и огибая центр моей вселенной. Я хочу распрямить ноги в тщетной попытке контролировать удовольствие. Но не могу. Мои пальцы стискивают его волосы, и я с силой тяну, борясь с этой утонченной пыткой.

– Не кончай, – предостерегающе бормочет он, мягким дыханием омывая мою теплую плоть, сопротивляясь моим пальцам. – Отшлепаю тебя, если кончишь.

Я стону.

– Контролируй себя, Ана. Ты должна научиться контролировать себя. – Его язык возобновляет свой эротический набег.

Да, он знает, что делает. Я не в силах ни сопротивляться, ни остановить свою чувственную реакцию, хотя стараюсь, очень стараюсь, но тело взрывается под его немилосердными манипуляциями, и его язык не останавливается – он высасывает из меня удовольствие, все до последней капли.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *