50 оттенков свободы


– Привет, Анни. – Он улыбается. И его лицо вытягивается.

– Ох, папа… – Я бросаюсь к нему, и совсем не характерным для него жестом он широко раскрывает объятия и обнимает меня.

– Анни? – шепчет он. – Что случилось? – Он крепко прижимает меня и целует в волосы.

В его руках я сознаю, какими редкими были такие моменты между нами. Но почему? Не потому ли я так люблю забираться к Кристиану на колени? Через минуту я отстраняюсь и сажусь на стул рядом с кроватью. Брови Рэя озабоченно сдвинуты.

– Расскажи своему старику.

Я качаю головой. Ему не нужны мои проблемы.

– Все нормально, папа. Ты хорошо выглядишь. – Я сжимаю его руку.

– Чувствую себя почти человеком, хотя нога в гипсе адски чешется.

Я улыбаюсь.

– Ох, папа, я так рада, что тебе лучше.

– Я тоже, Анни. Мне бы хотелось когда-нибудь покачать внуков на этой чешущейся коленке. Ни за что на свете не хочу это пропустить.

Я недоуменно моргаю. Черт. Он знает? И я борюсь со слезами, которые пощипывают уголки глаз.

– Вы с Кристианом ладите?

– Мы поссорились, – шепчу я, преодолевая ком в горле. – Но мы разберемся.

Рэй кивает.

– Он отличный парень, твой муж, – говорит он успокаивающе.

– У него временами бывают заскоки. Что сказали врачи?

Сейчас я не хочу говорить о своем муже, это для меня болезненная тема.

 

Я возвращаюсь в «Эскалу», Кристиана нет дома.

– Кристиан звонил и сказал, что задержится на работе, – сообщает мне миссис Джонс извиняющимся тоном.

– А. Спасибо, что дали мне знать.

Почему он не мог мне позвонить? Господи, кажется, все и в самом деле очень плохо. Мне вспоминается наш спор из-за брачных обетов и как он тогда злился и дулся. Но оскорбленная сторона здесь я.

– Чего бы вы хотели поесть? – В глазах миссис Джонс – решительный стальной блеск.

– Пасту.

Она улыбается.

– Спагетти, пенне, фузилли?

– Спагетти. С вашим болоньезе.

– Я мигом. И, Ана… вы должны знать, что сегодня утром, когда мистер Грей думал, что вы ушли, он был в отчаянии. Он был просто не в себе. – Миссис Джонс с нежностью улыбается.

Ох…

 

В девять его все еще нет. Я сижу за столом в библиотеке в недоумении. Звоню ему.

– Ана, – говорит он, голос сдержанный и холодный.

– Привет.

До меня доносится тихий вздох.

– Привет, – отзывается он.

– Ты придешь домой?

– Позже.

– Ты в офисе?

– Да. А где я, по-твоему, могу быть?

С ней.

– Я отпущу тебя.

Никто из нас не вешает трубку, молчание тянется и тянется между нами.

– Спокойной ночи, Ана, – говорит он в конце концов.

– Спокойной ночи, Кристиан.

Он отключается.

А, черт. Я смотрю на «блэкберри». Не знаю, чего он от меня ждет. Я не собираюсь позволить ему одержать легкую победу. Да, он зол, это понятно, и я тоже зла. Но мы там, где мы есть. Не я побежала плакаться в жилетку своей бывшей любовнице-педофилке. Я хочу, чтоб он признал, что такое поведение неприемлемо.

Я откидываюсь в кресле, смотрю на бильярдный стол в библиотеке и вспоминаю то веселое время, когда мы играли в снукер. Я кладу ладонь на живот. Может, просто еще слишком рано. Может, этого не должно быть… Но не успеваю я подумать об этом, как мое подсознание кричит: «Нет!» Если я прерву эту беременность, то никогда не прощу этого ни себе, ни Кристиану.

– Ох, Комочек, что ты с нами сделал?

Я не могу заставить себя разговаривать с Кейт. Не могу вообще ни с кем разговаривать. Я пишу ей эсэмэску, обещая, что скоро позвоню.

К одиннадцати глаза уже слипаются. Смирившись, поднимаюсь в свою старую комнату. Свернувшись калачиком под одеялом, наконец даю волю слезам, шумно и горько всхлипывая в подушку…

 

Просыпаюсь с тяжелой головой. В огромное окно комнаты льется бодрящий осенний свет. Смотрю на будильник – половина восьмого. Моя первая мысль: «Где Кристиан?» Я сажусь и свешиваю ноги с кровати. На полу рядом с кроватью – серебристо-серый галстук Кристиана, мой любимый. Вчера вечером, когда я ложилась, его здесь не было. Я поднимаю галстук, глажу шелковистую ткань пальцами, потом прижимаю к щеке. Кристиан был здесь, смотрел на меня, спящую. И искорка надежды вспыхивает у меня в душе.

 

Я спускаюсь вниз. На кухне хлопочет миссис Джонс.

– Доброе утро, – бодро говорит она.

– Доброе утро. Кристиан?

Ее лицо вытягивается.

– Он уже ушел.

– Значит, он приезжал домой? – Я должна проверить, даже несмотря на то, что у меня есть его галстук в виде доказательства.

– Приезжал. – Она медлит в нерешительности, потом говорит: – Ана, пожалуйста, простите, что лезу не в свое дело, но не сдавайтесь. Он упрямец.

Я киваю, и она замолкает. Уверена, выражение моего лица говорит ей, что сейчас у меня нет желания обсуждать своего блудного мужа.

 

Приехав на работу, проверяю электронную почту. Сердце мое пускается вскачь, когда я вижу одно письмо от Кристиана.

Откого: Кристиан Грей

Тема: Портленд

Дата: 15 сентября 2011 г., 06:45

Кому: Анастейша Грей

Ана, я сегодня лечу в Портленд, надо закончить одно срочное дело. Я подумал, ты захочешь знать.

Кристиан Грей, генеральный директор холдинга «Грей энтерпрайзес»

Ох. Слезы щиплют глаза. Желудок протестует. О боже, меня сейчас стошнит! Я рысью бегу в туалет и только-только успеваю вывернуть свой завтрак в унитаз. Я опускаюсь на пол кабинки и обхватываю голову руками. Господи, можно ли быть еще несчастнее? Через некоторое время раздается тихий стук в дверь.

– Ана? – Это Ханна.

Черт.

– Да?

– Ты в порядке?

– Буду через минуту.

– К тебе пришел Бойс Фокс.

Только не это.

– Проводи его в зал заседаний. Я сейчас приду.

– Хочешь чаю?

– Пожалуйста.

 

После ланча – еще один бутерброд с сыром и лососиной, который, к счастью, остался во мне – я сижу, апатично таращась в компьютер, ищу вдохновения и гадаю, как мы с Кристианом решим нашу огромную проблему.

Звонит мой «блэкберри», и я подпрыгиваю от неожиданности. Смотрю на экран – это Миа. Господи, только ее мне сейчас не хватает с ее словоохотливостью и энтузиазмом. Я медлю, раздумывая, может, просто не отвечать, но вежливость берет верх.

– Да, Миа, – бодро говорю я.

– Ну, здравствуй, Ана, сколько лет сколько зим, – отвечает знакомый мужской голос.

Волосы шевелятся у меня на голове, по телу ползут мурашки, а внутри все холодеет.

Это Джек Хайд.

Глава 22

– Джек. – От страха у меня сдавливает горло и пропадает голос. Как он вышел из тюрьмы? И откуда у него телефон Миа? Кровь отливает от моего лица, кружится голова.

– Ты ведь помнишь меня, – говорит он обманчиво мягким тоном. В голосе слышится горькая ухмылка.

– Да, конечно, – автоматически отвечаю я, пока мысли лихорадочно мелькают в голове.

– Ты, наверное, гадаешь, зачем я тебе звоню.

– Да.

Повесь трубку.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *