Игрок


«Господи! Да скажите, какой у нее пульс. Но обедать ни там, ни здесь мы не будем». – «Согласен. Пожалуйста, минутку внимания. Молчим!» Господин Алтынов вытащил из заднего кармана брюк влажную салфетку, протер ею руки и сказал: «Пульс у вас – семьдесят шесть ударов в минуту. Вначале проверю я сам, потом пусть посмотрит Эстер». Он снял с себя золотые часы фирмы «Вашерон Константин» и положил их перед собой. Без малейшей застенчивости молодой человек взял Юлину руку, нащупал на запястье пульс и закрыл глаза, подсчитывая удары юного сердца. «За пятнадцать секунд – восемнадцать ударов. В минуту – семьдесят шесть. Убедитесь теперь вы, Эстер!» – «Видимо, у всех семьдесят шесть ударов!»

«Ничего подобного. У вас, например, восемьдесят четыре!» – «Откуда вы знаете?» – «Я уже прислушался к вашему сердечку. Знаю, что ему нужно!» – «Вы опасный человек, господин Алтынов!» – «Я всего лишь врач. Пробуйте!»

Эстер вначале прослушала свой пульс. «Странно! Так и есть– восемьдесят четыре удара! Давай твою руку, подруга!» Пульс Юлии соответствовал подсчету Юрия Алтынова. «Какой у вас пульс?» – спросила Эстер. «У меня сейчас восемьдесят восемь!» – «Что еще вы можете?» – засверкала глазами Юлия. «Могу посылать сигналы на расстояние. Вот, например, по итогам игры я имею право поесть и угостить вас.

Сейчас я пошлю свой сигнал директору ресторана, чтобы он прислал к нам в купе официантку. Прошу прощения, минутку молчания… Есть, сообщение послано! У меня получается тысяча самых разных других загадочных вещей. Иногда у меня самого возникает ощущение, что я могу смотреть сквозь предметы, предугадывать будущее, гипнотизировать самого себя и окружающих. Разрешите поэкспериментировать?» – «Что вы с нами хотите сделать?» – рассмеялась Юлия. «Я могу, например, приказать вам вопреки вашему желанию пообедать со мной; остановить поезд; поменять маршрут движения, и мы прибудем завтра не в Москву, а, допустим, в Нижний Новгород или в Петербург. Я могу усыпить вас, подчинить себе вашу волю, устроить в купе танцы, а между вами затеять спор, кто будет иметь право на первый танец со мной!» – «Чушь! Вы что, колдун или псих?» – раздраженно сказала барышня по имени Эстер.

В это момент в купе постучали. Дверь открылась, и на пороге молодые люди увидели официантку. «Вызывали?» – улыбнулась она.

«Кто вызывал?» – с наигранным удивлением спросил Юрий Алтынов. «Директор сказал, чтобы я шла в восьмой вагон, в шестое купе». – «Вы меня недавно в ресторане встречали?» – «Нет! Я вообще вас впервые вижу!» – «Расскажите, пожалуйста, как все произошло. Как директор дал вам указание обслужить нас?» – «Я разносила по столикам заказы. Директор сидел на своем месте и читал газету. Вдруг он мне говорит: “Пойди в восьмой, в шестое купе”. Вот и все…» – «Чем вы нас порадуете? Что у вас самое лучшее?» – «Мы предлагаем овощные салаты, индейку и вареный картофель. Есть черешня». – «А ягненок?» – «Обо всем, что не из меню, необходимо договариваться с директором». – «Что будем заказывать, милые дамы? Обещаю, что без гипноза». – «Мы есть не будем», – вспылила Эстер. «Черешню, наверно, можно», – сказала Боярова. «Принесите нам, пожалуйста, вазу черешни, салаты и индейку. Еще бы пару бутылок фанты и минералки с газом». – «Через двадцать минут я принесу вам черешню и воду, а потом уже горячее», – выходя из купе, сказала официантка.

«Вы все придумали, когда говорили о моем диагнозе?» – как бы между прочим спросила Дюкро. «Я же сказал, что я не имею права шутить, когда речь идет о здоровье людей…» В этот момент раздался стук в дверь. В купе просунулась голова мужчины средних лет: «Нет любителей сыграть в карты? Дорога длинная, скукота». – «Мы в карты не играем», – сухо сказала Эстер и уставилась в окно. «Можно легко научиться. “Дурачок” – простая игра, но очень увлекательная, – мужчина уже вошел в купе. – Я ваш сосед. Меня зовут Жора», – он протянул руку молодому человеку и присел рядом с ним. Это был мужчина лет сорока, с ожоговым шрамом по всей ширине левой височной кости. У него даже пол‑уха было скомкано ожогом. Одет он был в льняную рубашку бежевого цвета, с плотно набитым нагрудным карманчиком, коричневые, цвета фундука, брюки и плетеные летние туфли. «Юрий». – «Сыграем?» – «Я увлечен общением с девушками», – сказал Алтынов.

«Игра в карты только усилит азарт дискуссий», – оживился Жора, предчувствуя, что поймал жертву. «Ой, не знаю! Как вы считаете, Юлия, карточная игра сможет придать нашему общению новый импульс?» – «Мы играть не будем», – твердо, пожалуй, даже резко повторила Дюкро. «Юрий, покажите ваши способности», – улыбнулась Юлия Боярова, вглядываясь в глаза Алтынова. «Вдвоем неинтересно», – с легким недовольством сказал молодой человек. «А мы найдем третьего! Я поспрашиваю в соседних купе».

Утешительно думать, что ты сам никогда не будешь втянут артистами азартной лихорадки в игровое представление, где финальные сцены расписаны с такой же подробностью и выразительностью, как в режиссерских разработках выдающихся мастеров театра и кино. Но, чтобы организовать игровое представление в российском поезде дальнего следования, необходимо обладать режиссерским талантом Станиславского. Гениальные люди заняты нынче в этой творческой работе. Целые бригады артистов‑шулеров можно встретить сегодня на просторах российских железных дорог.

«Вы советуете сыграть?» – обратился молодой ростовчанин к своим попутчицам. «Ваше дело!» – сказала барышня Э. «Мы будем за вас болеть», – Юлин голос звучал ободряюще. «Но у меня нет никаких способностей к игре в карты. Я проиграю все, чем владею. Хороший врач – плохой игрок! Впрочем, от судьбы не уйдешь». – «Попытайтесь выиграть», – улыбнулась Юлия.

«Люблю азартные игры», – веселым тоном сказала вошедшая в купе женщина лет тридцати пяти. Она села рядом с Бояровой и осмотрелась. За ней вошел Жора. «Теперь нас трое. Во что будем играть?» – «Речь шла о “дураке”», – сказал Алтынов. «Скучно! Совершенно нет экспрессии. Поищите в своем арсенале что‑нибудь более динамичное», – сказала женщина. Теперь молодой человек мог ее рассмотреть. Первое, что его заинтересовало, были ее руки. Они никак не могли принадлежать модной кокетке, деловой женщине или матери семейства. Это были руки шулера: без маникюра, с короткими ногтями, узкие, подвижные, решительные, даже мужские. Он был почти уверен, что дама была в парике. Многие мошенники используют парики в своей работе. Плотный слой макияжа делал ее лицо каким‑то неестественным, похожим скорее на карнавальную маску. На ней был модный бирюзовый жакет. Желтый шелковый шарфик плотно закрывал ее грудь. Из брючного кармана выглядывал батистовый платочек. Сумочка, похожая на книгу, свисала с ее плеча. Но что‑то в этой женщине было неуловимо странным. «Мистерия начинается!» – мелькнуло у господина А.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *