Игрок


Юлия Боярова наградила молодого человека влюбленным взглядом.

В купе постучали. На пороге появился Ферапонтов. С ним были еще трое: полная, средних лет дама в какой‑то театральной одежде, похожей на цветастое платье цыганки; однорукий коротыш в черной рубашке, белом из искусственной ткани костюме и алым платочком вокруг шеи, с высокомерным взглядом и приподнятой с правой стороны губой. Третьим был стройный, элегантный мужчина в голубой сорочке с экзотическим галстуком, по которому бегали и плясали обитатели джунглей. «Что‑то в нем есть знакомое», – подумал о последнем господин Алтынов.

«Как пообедали?» – спросил господин Ф.

«Прекрасно!» – молодой человек возбужденно прокручивал в голове все варианты дальнейшего развития праздника азарта, ожидания радости и горечи утраченных иллюзий. «Готовы к бою?» – «Вас так много! Будете предлагать спортивное состязание или “Поле чудес” а ля скорый поезд?» – «Я проиграл первый тур. Согласно законам всех играющих людей, за мной сохраняется право требовать продолжения матча. Но вначале хочу представить вам наших соседей: Варвара Петровна – кажется, она бухгалтер; Коммунар Ильич, инвалид второй группы, участник боев за грузинский город Гагры, и господин Бурмистров, владелец яхт‑клуба из Новороссийска. А это, – указал он на молодого человека, – господин Алтынов, хирург из Москвы». – «Привет вам, дамы и господа!» – молодой человек улыбался, а сам мучительно пытался вспомнить, откуда он мог знать этого владельца яхт‑клуба.

«Хочу предложить на выбор: нарды персидские, кости по‑грузински, сочинские верфеля и турецкий боз‑баш», – Ферапонтов старался говорить ласково. «Хм. Игра – один на один или два на два?» – «Все игры – один против одного». – «Но вы все против меня!» – «Один из нас…» – «Покажите персидские нарды. Хм. Припоминаю суть игры. Кто из вас освежит мою память?» – «Персидские, или короткие, нарды. По пятнадцать фишек. Необходимо завести их на свое поле и только потом выйти из него. Кто раньше выйдет, тот выигрывает», – пояснила низким сдавленным голосом Варвара Петровна. «А что такое сочинские верфеля?» – спросил господин А. «Играэте, понимаэте, не прамо на пол, а чэрэс стэнку. Кто старшэ бросит, тот вииграл. Напримэр, я бросил пят‑чэтырэ, а ви пят‑пят. Ви вииграли», – сказал инвалид с грузинским акцентом. Его высокомерный взгляд и постоянно приподнятая губа начинали докучать господину Алтынову. «Очень просто и быстро». – «Да! Ми же в поэзде, а?» – «Какой совет даешь, Боярова? Во что играть?» – «Вы нас не спрашивайте. Он к нам никакого отношения не имеет», – быстро вставила барышня Эстер. «Пусть предложит противник». – «Правилно, дочка. Но ми не противники, ми друзя». – «Играем в персидские нарды?» – «Принимается. Покажите, пожалуйста, кости. Мне говорили, что иногда в поездах играют с магнитом. В костях и на доске встраивают магнит. Можно бросать по желанию, не промахнешься», – простодушно улыбнулся молодой человек.

«Нэт, слушай, кирург, это басни Крилова. Панимаэшь?» – «Смотрите!» – Варвара Петровна предъявила господину Алтынову две костяшки. «Кто со мной играет?» – «Я!» – полная дама стала расставлять на доске фишки. Молодой человек осмотрел костяшки. Они были чистыми, без ухищрений. «Партия – сто долларов. Марс – двести. Дау – триста», – сказала полная дама, положив на стол зеленую купюру. «Я бы хотела с вами на секунду выйти», – взяв господина Алтынова за руку, сказала Боярова. «Пожалуйста», – Ферапонтов оглядел своих партнеров. «Юлия?» – лицо Дюкро исказилось в страшной гримасе. «Ви гаваритэ, что ви нэ вмэстэ?» – «Мы его не знаем!» – в сердцах сказала растерянная особа. «Всэ так гавариат».

«Алтынов, мне кажется, что этот тип в голубой рубашке – переодетая госпожа Златкис». – «Точно! Браво, Юля! – молодой человек нежно обнял Боярову. – Никому об этом не говори. Наша маленькая тайна. Это он был переодет в Златкис. Искусство требует перевоплощения». – «Не опасно?» – «Я же счастливчик! – он обнял ее еще раз, с любовью глядя в ее изумительные серо‑зеленые глаза. – Возвращайся, пожалуйста, в купе, я скоро буду».

Молодой человек зашел в туалетную комнату, зачем‑то отмотал туалетной бумаги, стал ее сворачивать и проделывать с ней какие‑то манипуляции. Получился небольшой сверток, который господин А. завернул в целлофановый пакет, хранившейся в бумажнике, а затем спрятал в задний карман брюк. Зашел к проводнице: «Любаша, солнышко, у нас в купе душно, как в бочке. Вот тебе десятка зеленых, прошу, открой окошко».

Только после этого он вошел в купе. Игра началась.

«Они выставили ее как самую лучшую в труппе, – подумал господин Алтынов. – Посмотрим, насколько она сильна в нардах». Первый бросок они должны были проделать по одной кости. У кого выпадет старшая цифра, тот может начинать партию уже двумя камнями. Он взял кость. По телу пробежала дрожь радости. Это был его инструмент, его стихия. Он ощупал кость, как мельник – зерна пшеницы перед помолом. Уже через мгновение господин Алтынов узнал ее судьбу. Он прочел ее, как умелая гадалка по линиям рук, в мельчайших рытвинах и скосах на шести полях небольшого тельца. Он мог бы рассказывать о маленькой квадратной косточке несколько часов. Для своего хозяина это был счастливый камушек, он разорил сотни простаков и принес патрону немалые деньги. «Теперь твоя дьявольская энергия будет служить мне, Алтынову», – сказал он ей своим внутренним голосом, но в приказном тоне.

В этот момент в купе протиснулась Любовь Погоня и открыла окно. «Воздух у вас, прямо скажу, не свежий».

«Первый бросок я уступаю женщине, – как‑то очень театрально сказал господин А. – Прошу… С первой партии я буду выигрывать все», – решил он про себя.

Она бросила шестерку, самую большую цифру. Молодой человек с необыкновенной ловкостью повторил результат. Второй бросок – опять шестерка. Господин Алтынов с легкостью в сердце сажает тоже шестерку. Зрительские страсти начинают накаляться. У членов бригады легкое замешательство. Третий бросок – у дамы четверка. Ростовчанин решил бросить пятерку, чтобы поостыли горячие головы. На доске лежала пятерка. Партию начал господин Алтынов. Он бросил две шестерки и закрыл главные ворота для прохода неприятельских фишек. Потом он бросил две четверки и воздвиг основные преграды на пути следования неприятеля.

Его броски были точными и обескураживающими. Музыка его мастерства и виртуозности околдовывала присутствующих. Братство шулеров поездов дальнего следования, очнувшихся от волшебства Юрия Алтынова, сомкнулось вокруг молодого человека, как овцы перед закланием сбиваются вокруг пастуха. Господин А. командовал игральной площадкой, как дьявол – преисподней. Взоры всех собравшихся сейчас в шестом купе были обращены на молодого человека, золоченые рты разинуты, на влажных воспаленных лбах выступил холодный пот. Господин Алтынов был вандалом! Дьяволом! То, что он делал, как играл, было просто невероятно. Никто из присутствующих никогда в жизни такого не видел и представить не мог. Они стали подумывать, что попали в какую‑то метафизическую ловушку.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *