На 50 оттенков темнее


– Еще бы. Ты не отвечал мне, а это на тебя не похоже.

Он целует меня в макушку.

– Твой торт будет готов через полчаса. – Я улыбаюсь ему и соскакиваю с его коленей.

– Жду с нетерпением. Пахнет восхитительно, даже вызвало в памяти какие-то воспоминания.

Я застенчиво улыбаюсь ему и чувствую смущение, а он, как в зеркале, повторяет мое выражение лица. Господи, разве мы с ним разные? Возможно, это воспоминания из его раннего детства. Нагнувшись, я нежно целую его в уголок рта и возвращаюсь на кухню.

 

У меня уже все готово. Услышав, как он выходит из кабинета, я зажигаю одну золотистую свечку на торте. С широкой улыбкой Кристиан идет ко мне, а я тихонько пою «С днем рожденья тебя!». Потом он наклоняется и, закрыв глаза, задувает пламя.

– Я загадал желание, – сообщает он, открывая их, и я почему-то смущаюсь.

– Глазурь еще не совсем застыла. Я надеюсь, торт тебе понравится.

– Анастейша, дай мне скорее попробовать его, – бормочет он, и это звучит так сексуально.

 

Я отрезаю нам по ломтику, и мы едим их маленькими вилками.

– М-м-м, – стонет он от удовольствия. – Вот почему я хочу на тебе жениться.

Я с облегчением смеюсь. Ему это нравится.

 

– Ты готова предстать перед моей семьей? – Кристиан выключает зажигание своей «Ауди». Мы стоим возле дома его родителей.

– Да. Ты собираешься объявить им?

– Конечно. Мне не терпится увидеть их реакцию.

 

Он коварно улыбается и вылезает из машины.

Половина восьмого, и, хотя день был теплый, с залива сейчас дует прохладный ветерок. На мне изумрудное коктейльное платье; я нашла его сегодня утром, когда шарила по шкафам. На платье – широкий пояс того же цвета.

 

Кристиан берет меня за руку, и мы идем к парадной двери. Мы не успеваем постучать, как Каррик распахивает ее перед нами.

– Кристиан, привет. С днем рождения, сын. – Он пожимает протянутую Кристианом руку, а потом быстро его обнимает.

– Э-э… спасибо, папа, – удивленно говорит Кристиан.

– Ана, как приятно видеть тебя снова. – Он обнимает и меня, и мы входим следом за ним в дом.

В холле на нас налетает Кейт. Она в ярости.

Ой, не надо!..

– Эй, вы! Я хочу поговорить с вами, – рычит она своим самым грозным голосом.

 

Я нервно гляжу на Кристиана. Он пожимает плечами и хочет все свести к шутке. Мы идем в столовую, оставив удивленного Каррика на пороге гостиной. Кейт закрывает дверь и поворачивается ко мне.

– Что это за дрянь? – машет листком бумаги.

 

Ничего не понимая, я беру его в руки и быстро пробегаю глазами. У меня пересыхает во рту. Черт побери! Мой ответ Кристиану по электронной почте, когда мы обсуждали условия контракта.

Глава 22

Моя кровь леденеет, я бледнею, страх пронизывает мое тело. Я непроизвольно встаю между ней и Кристианом.

– В чем дело? – с удивлением и опаской спрашивает Кристиан.

Я не отвечаю. Мне не верится, что моя лучшая подруга способна на такое.

– Кейт! Тебя это никак не касается. Это не твое дело.

 

Я с яростью гляжу на нее, гнев вытесняет мой страх. Как она смеет устраивать такие сцены? Тем более сегодня. В день рождения Кристиана. Удивленная моей реакцией, она растерянно моргает и таращит свои зеленые глаза.

– Ана, что это? – снова спрашивает Кристиан, более жестким тоном.

– Кристиан, пожалуйста, выйди, – прошу я.

– Нет. Покажи мне. – Он протягивает руку, и я понимаю, что спорить нельзя – его голос звучит жестко и холодно. Я неохотно даю ему распечатку.

– Что он сделал с тобой? – спрашивает Кейт, игнорируя Кристиана. Она полна тревоги. Я краснею, мириад эротических картинок проносится в моем сознании.

– Кейт, это тебя не касается. – Я не в силах убрать отчаяние из своего голоса.

– Где ты это взяла? – спрашивает Кристиан, наклонив набок голову; его лицо ничего не выражает, но голос… зловеще мягкий. Кейт краснеет.

– Не имеет значения. – Но под его каменным взглядом она торопливо объясняет: – Листок лежал в кармане пиджака, как я догадываюсь, твоего, который я обнаружила на двери спальни Аны.

 

При встрече с горящим взором Кристиана стальная решимость Кейт слегка дрогнула, но подруга быстро восстанавливает утраченные позиции.

Одетая в узкое красное платье, она – само воплощение враждебности, при этом великолепно выглядит. Но какого черта она шарила в моей одежде? Обычно все наоборот.

– Ты говорила кому-нибудь об этом? – Голос Кристиана как шелковая перчатка.

– Нет. Конечно, нет, – рычит Кейт.

Кристиан кивает и вроде успокаивается. Он идет к камину. Мы с Кейт молча смотрим, как он берет с камина зажигалку, поджигает письмо и бросает в топку. Оно медленно шевелится на решетке, сгорая. Молчание становится удручающим.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *