На 50 оттенков темнее


– Да, Хосе, как здорово. А это не мешает учебе?

– Не-а. Уехали вы и еще трое моих приятелей, с которыми я общался, и у меня образовалось больше времени.

– И у тебя нет знойной подруги? В последний раз, когда я тебя видела, полдюжины красоток ловили каждое твое слово. – Я гляжу на него, подняв брови.

– Не-а, Ана. Ни одна из них меня не интересует. – Я вижу его браваду.

– Ну конечно, Хосе Родригес, женоненавистник, – хихикаю я.

– Эй, Стил, я не всегда такой. – Он чуточку обиделся, и я жалею о своих словах.

– Конечно, Хосе.

– Ну а как Грей? – спрашивает он. Его тон меняется на более прохладный.

– Хорошо. У нас все хорошо, – говорю я.

– Так, говоришь, у вас все серьезно?

– Да. Серьезно.

– Не староват он для тебя?

– Ой, Хосе, знаешь, что говорит моя мама? Что я родилась старушкой.

Хосе корчит рожу.

– Как твоя мама? – Вот так мы выходим из опасной зоны.

– Ана!

Я оглядываюсь и вижу Кейт и Итана. Кейт выглядит роскошно: соломенные волосы, выгоревшие на солнце, золотистый загар, белозубая улыбка, и она вся такая изящная в облегающих белых джинсах и свободной белой блузке без рукавов. К ней устремлены все взоры. Я вскакиваю и обнимаю ее. Ах, как мне не хватало этой женщины!

Она хватает меня за плечи и, отодвинув на расстояние вытянутой руки, внимательно разглядывает. Я зарделась под ее внимательным взором.

– Ты похудела. Здорово похудела. И выглядишь по-другому. Взрослой. Что происходит? – спрашивает она, вся из себя такая мама-наседка. – Мне нравится твое платье, тебе идет.

– После твоего отъезда случилось очень много всего. Я потом тебе расскажу, когда мы будем вдвоем. – Сейчас я не готова к исповеди перед инквизитором по имени Кэтрин Кавана. Она с подозрением глядит на меня.

– У тебя все в порядке? – осторожно спрашивает она.

– Да. – Я улыбаюсь, хотя сейчас мне больше всего на свете хочется узнать, где Кристиан.

– Отлично.

– Привет, Итан. – Я улыбаюсь ему, и он обнимает меня.

– Привет, Ана, – шепчет он мне на ухо.

Хосе хмурится и оценивающе смотрит на Итана.

– Как прошел ланч с Миа? – спрашиваю я Итана.

– Интересно, – отвечает он.

Даже так?

– Итан, ты знаком с Хосе?

– Мы как-то уже встречались, – бормочет Хосе, когда они обмениваются рукопожатием.

– Да, у Кейт в Ванкувере, – подтверждает Итан, приятно улыбаясь Хосе. – Ну, что пьем?

 

Я иду в туалет. Оттуда сообщаю Кристиану эсэмэской, где мы находимся; может, он присоединится к нам. От него нет ни непринятых звонков, ни писем. На него это не похоже.

– Что-то случилось, Ана? – спрашивает Хосе, когда я возвращаюсь.

– Не могу дозвониться до Кристиана. Надеюсь, ничего не случилось.

– Не волнуйся, все будет в порядке. Хочешь еще пива?

– Конечно.

Кейт наклоняется ко мне.

– Итан говорит, что в квартиру залезла какая-то сумасшедшая с пушкой, бывшая подружка Кристиана?

– Ну да. – Я пожимаю плечами. Господи, разве сейчас это важно?

– Ана, что происходит, черт побери? – Кейт вдруг замолкает и достает свой телефон.

– Привет, милый, – воркует она. Милый! Она хмурится и переводит взгляд на меня. – Конечно, – говорит она и обращается ко мне: – Это Элиот, он хочет поговорить с тобой.

– Ана. – Голос Элиота звучит спокойно и отрывисто; от скверного предчувствия у меня встают волосы дыбом.

– Что случилось?

– Кристиан не вернулся из Портленда.

– Что? Как это?

– Его вертолет пропал.

– «Чарли Танго»? – шепчу я, помертвев. – Нет!

Глава 19

Я неотрывно гляжу на язычки пламени. Они пляшут и трепещут в камине – ярко-оранжевые с каемками кобальтового цвета. Я мерзну, меня бьет озноб, несмотря на жар от огня и накинутое на мои плечи одеяло. Мне холодно, я мерзну до костей.

До меня доносятся приглушенные голоса, много голосов. Но все они далеко. А слышу я лишь мягкое шипение газа в камине и только на нем могу сосредоточиться.

Мои мысли возвращаются к дому, который мы видели вчера, и к огромным каминам – настоящим, в которых горят поленья. Я бы хотела заниматься любовью с Кристианом перед настоящим огнем. Я бы хотела заниматься любовью с Кристианом перед этим огнем. Да, это будет забавно. Не сомневаюсь, он придумает что-нибудь этакое, чтобы надолго запомнилось, как всегда, когда мы занимались любовью. Я тут же напоминаю себе, что я помню хорошо и те моменты, когда мы просто трахались. Да, их я тоже никогда не забуду. Где же он?

Пламя мерцает и колеблется, держа меня в своем плену, лишая речи. Я фокусируюсь только на его огненной, обжигающей красоте. Оно околдовывает, завораживает меня.

«Анастейша, ты околдовала меня».

Он сказал, что впервые спал со мной в его постели. О нет…


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *