На 50 оттенков темнее


– Ана, в чем дело? – Впервые за это время я слышу в его голосе не только гнев, но и что-то другое. Что? Страх?

Я с трудом сглатываю и пытаюсь обдумать, что хочу сказать.

– Где Лейла? – Я гляжу на него исподлобья.

– В психиатрической больнице во Фримонте, – отвечает он, пристально вглядываясь в мое лицо. – Ана, что такое? – Теперь он стоит прямо передо мной. – В чем дело?

Я трясу головой.

– Я тебе не гожусь.

– Что? – В его глазах появляется тревога. – Почему ты так считаешь? Как ты можешь так думать?

– Я не могу дать тебе все, что тебе нужно.

– Ты – все, что мне нужно.

– Просто я увидела тебя с ней… – Мой голос оборвался.

– Почему ты мучаешь меня? Дело не в тебе, Ана. Дело в ней. – Он прерывисто вдыхает воздух и снова проводит рукой по волосам. – В настоящий момент она очень больна.

– Но я почувствовала… то, что вас соединяет.

– Что? Нет. – Он тянет ко мне руку, а я инстинктивно делаю шаг назад. Его рука безвольно падает, он глядит на меня. Мне кажется, что он охвачен паникой.

– Ты уходишь? – шепчет он; его глаза полны страха.

Я молчу, пытаясь собрать мои разбежавшиеся мысли.

– Не надо, – умоляет он.

– Кристиан… я… – Что я пытаюсь сказать ему? Мне нужно время, чтобы все обдумать. – Дай мне время.

– Нет. Нет! – говорит он.

– Я…

Он обводит комнату безумным взглядом. Зачем? Ждет озарения? Вмешательства высшей силы? Я не знаю.

– Ты не можешь уйти, Ана. Я люблю тебя!

– Я тоже люблю тебя, Кристиан, просто…

– Нет… нет! – в отчаянии говорит он и хватается руками за голову.

– Кристиан…

– Нет, – шепчет он с расширенными в панике глазами и внезапно падает передо мной на колени и склоняет голову. Тяжело вздыхает и не шевелится.

Что?..

– Кристиан, что ты делаешь?

Он продолжает так стоять, не глядя на меня.

– Кристиан! Что ты делаешь? – повторяю я, почти кричу. Он не шевелится. – Кристиан, смотри на меня! – в панике приказываю я.

Он тут же поднимает голову и послушно смотрит на меня своими серыми глазами – почти безмятежно… с ожиданием.

Черт побери! Кристиан. Сабмиссив.

Глава 14

Кристиан на коленях у моих ног, не отрывающий от меня своих безжизненных серых глаз – самое ужасное зрелище в моей жизни. Лейла с ее пушкой не идет ни в какое сравнение. Я тотчас протрезвела, кровь отхлынула от моего лица, алкогольный дурман моментально рассеялся, его сменило жуткое ощущение обреченности, рока.

Я резко, со всхлипом вдыхаю. У меня шок. «Нет. Нет, это неправильно, очень неправильно и очень тревожно».

– Кристиан, пожалуйста, не делай так! Я не хочу.

Он по-прежнему пассивно смотрит на меня, не шевелится, ничего не говорит.

«Да что ж такое! Мой бедный Пятьдесят». Мое сердце сжимается от тоски. Что я ему сделала? Из моих глаз брызнули слезы.

– Зачем ты это делаешь? Говори со мной, – шепчу я.

Он моргает.

– Что ты хочешь от меня услышать? – говорит он мягко, бесстрастно, и на секунду я испытываю облегчение, что он разговаривает… Но нет – не так, нет. Нет.

Слезы уже текут по моим щекам. Внезапно я понимаю, что не могу смотреть, как он сидит в той же смиренной позе, что и жалкое существо по имени Лейла. У меня разрывается сердце при виде сильного мужчины, который на самом деле остается маленьким мальчиком, ужасно обиженным и никому не нужным, который чувствует себя недостойным любви ни своей идеальной семьи, ни далекой от совершенства подружки… моим бедным мальчиком.

Сочувствие, отчаяние, боязнь переполняют мое сердце, сдавливают мое горло. Я буду бороться и верну его назад, верну назад моего Кристиана.

Мне отвратительна мысль о том, что я буду доминировать над кем-то. А от мысли о доминировании над Кристианом меня вообще тошнит. Тогда я стану похожа на нее – на женщину, которая сделала с ним это.

При этой мысли я содрогаюсь и чувствую во рту вкус желчи. Никогда не буду это делать. Никогда не захочу.

Когда мои мысли проясняются, я вижу единственный выход. Я смахиваю слезы тыльной стороной руки и, не отрывая своих глаз от его, опускаюсь перед ним на колени.

Деревянный пол жесткий и неудобный. Зато мы теперь равны, мы на одном уровне. Только так я могу вернуть его обратно.

Его глаза раскрываются чуть шире, но поза и выражение лица не меняются.

– Кристиан, не надо так делать, – умоляю я. – Никуда я не собираюсь убегать. Сколько раз я говорила тебе, что никуда не убегу. – Все, что произошло, сильно подействовало на меня. Мне требуется время, чтобы это осмыслить… побыть наедине с собой. Почему ты всегда предполагаешь худшее?


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *