На 50 оттенков темнее


Несмотря на то что в моем рту сухо, как в пустыне, я пытаюсь завязать диалог.

– Привет. Ты Лейла, да? – хрипло каркаю я. Ее губы дергаются, изображая улыбку.

– Она говорит, – шепчет Лейла, и ее голос, одновременно нежный и хриплый, звучит жутковато.

– Да, я говорю. – Я произношу эти слова ласково, словно уговариваю ребенка. – Ты тут одна?

 

Где Итан? Мое сердце сжимается от ужаса при мысли о том, что он мог пострадать.

Ее лицо вытягивается, мне даже кажется, что она готова зарыдать – такой несчастной она выглядит.

– Одна, – шепчет она. – Одна.

 

И в одном этом слове звучит такая глубокая печаль, что сердце сжимается. Что она имеет в виду? Я одна? Она одна? Она одна, потому что сделала что-то с Итаном? Только не это… Я с трудом перебарываю страх, сжимающий мое горло.

– Что ты здесь делаешь? Тебе помочь?

 

Несмотря на душащий страх, мои слова звучат как спокойный, доброжелательный допрос. Она морщит лоб, словно вопросы сбивают ее с толку, но не делает никаких агрессивных шагов. Ее рука по-прежнему спокойно сжимает оружие.

 

Тогда я выбираю другую тактику, пытаясь не обращать внимания на свои нервы.

– Может, ты хочешь чаю?

 

Почему я спрашиваю ее об этом? Потому что так Рэй отвечал на любую неожиданную эмоциональную перегрузку. Господи, да его удар бы хватил, если бы он увидел меня в эту минуту. Вообще-то, он уже обезоружил бы ее благодаря своей армейской тренировке… Сейчас она почти не целится в меня. Может, я могу и пошевелиться. Она качает головой и наклоняет ее то в одну, то в другую сторону, словно разминая шею.

Я набираю полную грудь драгоценного воздуха, пытаясь успокоить панику, и иду к кухонному островку. Она хмурится, словно не совсем понимает мои действия, и немного сдвигается, чтобы по-прежнему стоять лицом ко мне. Я беру чайник и дрожащими руками наливаю в него воду из-под крана. Мое дыхание постепенно выравнивается. Да, если она хочет моей смерти, она бы наверняка меня уже застрелила. Она наблюдает за мной с отстраненным любопытством. Я включаю нагрев, а сама мучительно думаю об Итане. Он ранен? Связан?

– В квартире еще кто-нибудь есть? – неуверенно спрашиваю я.

Она наклоняет голову и правой рукой – той, которая не держит револьвер, – хватает прядь своих длинных, грязных волос и начинает ее крутить и теребить. Очевидно, это ее привычка, когда она нервничает; я поражаюсь ее сходству со мной. Затаив дыхание, жду ее ответа. Тревога нарастает почти до невыносимого предела.

– Одна. Совсем одна, – бормочет она. Меня ее слова немного успокаивают. Может, Итана здесь нет.

– Ты точно не хочешь выпить чая или кофе?

– Не хочу пить, – тихо отвечает она и делает осторожный шаг в мою сторону.

 

Мое ощущение того, что я владею ситуацией, испаряется. Дьявол! Я опять тяжело дышу от страха, который расползается по моим жилам. Несмотря на это, я поворачиваюсь и беру из шкафчика пару чашек.

– Что в тебе есть такого, чего нет у меня? – спрашивает она, вернее, произносит с напевной интонацией ребенка.

– Что ты имеешь в виду, Лейла? – спрашиваю я как могу ласково.

– Мастер, мистер Грей, разрешает тебе называть его по имени.

– Я не сабмиссив, Лейла. Ну, Мастер понимает, что я не способна исполнять эту роль, что я не подхожу, что я неадекватна для нее.

Она наклоняет голову на другую сторону. Очень неестественно, и это меня нервирует.

– Не-аде-кват-на. – Она проговаривает это слово, пробует его на вкус языком. – Но Мастер счастлив. Я видела его. Он улыбается и смеется. С ним это бывает редко, очень редко.

Ничего себе.

– Ты выглядишь, как я. – Лейла меняет тему, удивив меня; ее глаза, кажется, впервые за все время фокусируются на мне. – Мастер любит покорных, которые выглядят как ты и я. Другие, все равно… все равно… и все-таки ты спишь в его постели. Я видела тебя.

Черт! Она была в комнате. Я и не догадывалась об этом.

– Ты видела меня в его постели? – шепчу я.

– Я никогда не спала в постели Мастера, – бормочет она.

 

Она напоминает мне эфирное видение. Половину личности. Лейла кажется такой эфемерной… Несмотря на то что она держит оружие, я внезапно ощущаю к ней симпатию. Тут она берет револьвер двумя руками, и мои глаза едва не вылезают из орбит.

– Почему мы нравимся Мастеру? Я думаю, что… что… Мастер темный… Мастер темный человек, но я люблю его.

«Нет, нет, он не такой!» – возмущаюсь я в душе. Он не темный. Он хороший человек, и он не на темной стороне. Он присоединился ко мне на светлой. И вот она явилась сюда, пытаясь утащить его назад, с какой-то ущербной идеей о том, что она его любит.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *