Мужлан и флейтистка


 

– Ну, Федор Федорович, вижу, нравится тебе мое предложение.

– Нравится, не скрою! Хотя ответственность такая, что… И я чувствую, там еще разгребать и разгребать.

– Но ты же это умеешь, как никто! Зато и деньги совсем другие, а они лишними не бывают, у тебя семья…

– Погоди, Игорь Палыч, я хотел сказать… Ушел я из семьи‑то…

– А мне что за дело? Парткомов нынче нету, живи как знаешь. А с квартирой что?

– Пока в гостинице, потом сниму что‑нибудь.

– Нет, на такой работе мыкаться с жильем – последнее дело. Короче, раз так, выделим тебе ведомственную квартиру, но только на год. А за год ты уж как‑нибудь устроишься. Ипотеку возьмешь или еще что… Квартира хорошая, новая, недалеко от офиса, пешком десять минут.

– О, это то, что надо!

– Смотреть квартиру будешь?

– Да зачем? Что мне одному‑то надо!

– Тоже верно!

– Игорь Палыч, а может, я сразу на работу выйду?

– Нет уж, положен тебе отпуск, гуляй! Отдохни как следует, чтобы со свежей головой к новому делу приступить. Даже не заикайся! Езжай куда‑нибудь к морю. Если хочешь, путевочку тебе подберем…

– Да нет, спасибо, я уж как‑нибудь сам.

– Ну, как угодно! Скажу тебе, Федор Федорович, я здорово рад, что ты возглавишь это направление, таких работников, как ты, поискать – не сыщешь! А главное, ты организатор, как говорится, божьей милостью.

– Спасибо, Игорь Палыч, захвалил! Неудобно даже.

– Ладно, не скромничай, небось и сам себе цену знаешь!

– Ну, мало ли кто как себя оценивает, а вот чтоб начальство тебя верно оценивало, это не часто бывает.

– Ну, все, Федор Федорыч, ступай в отдел кадров, а Валя, секретарша моя, тебе туда ключи и адресок доставит.

– Спасибо!

Они обменялись крепким рукопожатием и Федор Федорович ушел. Весьма и весьма довольный. За год я уж как‑нибудь устроюсь с квартирой, а первое время, пока буду разбираться с делами на новом месте, прикидывал он, буду жить спокойно и ни о чем не думать.

Он созвонился с Ильей и они договорились встретиться вечером.

При встрече обнялись.

– Привет, дружище! Какой ты стал… матерый!

– Матерый? – засмеялся Федор Федорович.

– Ага! Именно! Просто богатырь!

– Меня одна дама недавно с Ильей Муромцем сравнила.

– И что за дама? – игриво улыбнулся Илья Станиславович.

– Ей семьдесят два, – лаконично ответил Федор Федорович.

Илья рассмеялся.

– Ну, друг, рассказывай!

– Что?

– Какие перспективы, что за работа?

– Перспективы – головокружительные, работа уж точно не для Ильи Муромца, а скорее для Геракла.

– Авгиевы конюшни разгребать?

– Да, но мне не впервой, потому и позвали. Платить будут как минимум достойно. Знаешь, Илюшка, я это люблю… Начинать на новом месте, наводить порядок, отлаживать механизм так, чтобы он работал как часы даже без моего участия. Понимаешь, я знаю точно, что я это могу! И за это стоит выпить!

– Ох как у тебя глаза блестят! А тебя не сожрут завистники?

– Попытаются! Всегда пытаются… Но они все, как правило, недостаточно компетентны, а в нашем деле некомпетентность очень быстро проявляется, и я умею ее распознать на раз. И безжалостно расстаюсь с такими типами. Так что, как видишь, пока не сожрали, авось и тут не сожрут. Я им не по зубам! И знаешь, Илюха, я признаюсь тебе, как старому другу: я даже рад, что все так вышло с семьей.

– Да погоди ты, вот прознает твоя женушка, как ты высоко взлетел, приползет еще…

– Илюха, ты меня, выходит, совсем не знаешь! У меня нет значит нет!

– А с дочкой видеться будешь?

– Конечно! А как же! Я же хочу ее забрать…

– Да, Федя, ты силен! Куда девался тот парнишка из «Керосинки»…

– Ага, деревенский увалень.

– Да если б ты не сказал, что деревенский, я бы не поверил. Ты в нашей компашке был самым образованным и продвинутым!

– Потому что грызть гранит науки вползуба нельзя! Вот я и грыз…

– Да ладно, ты просто способный как черт!

– Серость непроцарапанная! – засмеялся Федор Федорович. – Ладно, что мы все обо мне да обо мне? Что у тебя‑то, Илюха?

– Ну, что касается работы, все путем, клиентура хорошая, репутация – тоже, а с семьей… облом! Так что оба мы теперь холостяки…

– В жизни не поверю, что у тебя нет запасных вариантов!

– Беда в том, что любая более или менее сносная баба непременно через два‑три месяца заговаривает о браке, а этого я не хочу.

– Да, понимаю… А чего все‑таки с Женей‑то вышло? Нешто так ее недостаток толерантности замучил? Или там кто‑то затесался?

– Да явно затесался кто‑то супертолерантный. Да нехай. Баба с возу…

– Кобыле, конечно, легче, – усмехнулся Федор Федорович, – а жеребцу?

– Ну, Федька, ты даешь! – фыркнул Илья Станиславович. – А жеребцу вольготнее, когда баба с возу! А ты куда это пялишься, старик? Ох, нет! Это негодный товар!

– Почему? Очень даже аппетитненькая…

– Ты спятил? У нее же сиськи силиконовые!

– С чего ты взял?

– Да она вся ненатуральная, губы накачанные, сиськи тоже. Фу! Я знаю таких… Пробовал, гадость! Баба должна быть натуральной.

– Вообще‑то я согласен.

– Знаешь, я однажды летел из Женевы, так у одной девицы в самолете силиконовая сиська лопнула… Визгу было!

– Ой, жуть какая! – поморщился Федор Федорович. И даже поежился.

– Ну, Федь, а что насчет отпуска? Дают тебе?

– Дают!

– Федь, есть предложение!

– По поводу отпуска?

– Ну да! А слабо полететь на Кубу?

– На Кубу? – крайне удивился Федор Федорович. – Зачем?

– Там такая рыбалка! Я был там в позапрошлом году, здоровущего марлина поймал, и вообще… Сказка!

– Там купаться‑то можно?

– Райское купание!

– Погоди, а марлин… это что‑то из Хемингуэя?

– Точно! Любишь старика Хэма?

– Да не особенно! Но… Ладно, на Кубу так на Кубу!

– Федька, уважаю! Я сию минуту этим займусь!

И Илья углубился в свой айфон.

А Федор Федорович подумал: улететь на другой край света вдвоем со старым другом, купаться в океане, ловить рыбу – что может быть лучше перед началом новой жизни!

– Ну, Федор, порядок! Летим через пять дней, рейс Москва – Гавана, отель я заказал тот, где был в прошлый раз.

– Илюха, а что надо брать с собой?

– Да что вздумается… плавки, шорты, шлепанцы какие‑нибудь, на голову что‑то, чтоб не напекло… Ты что, никогда на курорты не ездил?

– Да ездил, будь они прокляты! Верка заставляла меня вечером галстук надевать.

– Галстук? Нет, Федя, галстуки брать не надо!

– А снасти?

– Это моя забота, ты ж в них, насколько я понимаю, ни хрена не смыслишь?

– Правильно понимаешь!

– Вот за что люблю тебя, серость ты непроцарапанная, за умение принимать скорые решения! Это класс!

 

Федор Федорович наведался в свое новое жилище. Квартира была совершенно необжитая. Ладно, обживу, когда вернусь с Кубы. Надо же, Куба… Сразу вспомнилась старая песня «Куба далеко, Куба далеко, Куба рядом, это говорим, это говорим мы!»



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *