Мужлан и флейтистка


– Дай‑то бог… – проговорил убитым голосом Федор Федорович.

 

– Федор Федорович, – сказала ему немолодая, но исключительно толковая секретарша Елена Матвеевна, – вам необходимо сделать нотариально заверенную копию паспорта.

– Хорошо, сделаю, – кивнул он.

– Давайте мне паспорт, я сделаю ксерокопию, а вам останется только наведаться к нотариусу. Здесь, на третьем этаже, есть нотариальная контора, мы пользуемся их услугами, я вас запишу, и у вас это займет максимум десять минут.

– Ох, спасибо, Елена Матвеевна, что бы я без вас делал! – Федор Федорович приложил руку к сердцу.

– А я вам, Федор Федорович, признательна за то, что не выгнали меня на пенсию, как мне многие тут предрекали.

– Серьезно? Они думали, я возьму на ваше место юную красотулю?

– Люди стандартно мыслят.

– Ну и бог с ними. Просто нам с вами обоим повезло, так ведь?

– Кажется, да! – широко улыбнулась Елена Матвеевна.

Он спустился на третий этаж высотки, в которой его контора занимала целых четыре этажа. Походил по коридорам в поисках нотариальной конторы. Ага, вот она! Там ожидало своей очереди человек пять.

– Будете за мной! – сказала толстая тетка, вся обтянутая люрексом.

– Но я записан ровно на одиннадцать! – возразил Федор Федорович.

– Мы все тут записаны. Но обычно у них два нотариуса, а сегодня только один.

В этот момент на пороге возникла элегантная дама лет пятидесяти:

– Господа, прошу вас, не волнуйтесь! Всех примем, простите, но у второго нотариуса сердечный приступ. Сами понимаете, она работать сегодня не в состоянии. Тут кто‑то по наследственным и имущественным делам, а кому‑то просто нужно заверить документы, это пять минут. Не сердитесь, в жизни такое случается… Кому заверить что‑то?

– Мне! Я на одиннадцать!

– Что у вас?

– Вот!

– О! У вас уже готовая копия? Это минутное дело!

Люди в очереди притихли. А этот дядька, с копией паспорта, видно, какой‑то большой начальник, но ведет себя прилично, пальцы не гнет…

Федор Федорович, дожидаясь лифта, вдруг вспомнил, что в доме, где жила Елизавета Марковна, тоже есть нотариальная контора. Как стыдно, я совершенно забыл о ней! Вот замотался. И он вытащил из кармана телефон.

– Елизавета Марковна, дорогая, простите меня!

– Федор Федорович, вы?

– Я! Вы позволите пригласить вас сегодня поужинать со мной?

– Ох нет, сегодня никак не получится, может, в другой раз…

– У вас что‑то случилось?

– Нет‑нет, просто должна пойти к соседке на день рождения. Только и всего. А как вы, Федор Федорович, дорогой вы мой? Как ваша новая работа?

– Ох, работа интересная, но занимает практически все время, вздохнуть некогда.

– Простите, дорогой мой, за бестактный вопрос: вы вернулись в семью?

– Нет. Живу бобылем. Но в данной ситуации это даже неплохо. Никто ничем не попрекает.

– А дом кто ведет?

– Да пока никто, ищу домработницу, но даже на это времени нет.

– Федор Федорович, кажется, я могла бы вам помочь. У меня есть знакомая, она превосходная хозяйка, не так давно вышла на пенсию, но сами понимаете, на это жить трудно, и она хотела бы…

– Господи, Елизавета Марковна, я был бы вам по гроб жизни обязан! – взмолился Федор Федорович.

– В таком случае, голубчик, приезжайте ко мне завтра вечерком, я вас познакомлю. Я за нее могу ручаться, как за себя, это в высшей степени достойная женщина…

– Буду! – воскликнул Федор Федорович. – Часов в восемь, это не поздно?

– Да нет же! Приезжайте! Я покормлю вас ужином…

– Ох, спасибо!

– Надеюсь, вы договоритесь с Танечкой.

– Договоримся, я уверен!

 

Татьяна Андреевна оказалась очень милой и даже миловидной женщиной с доброй и чуть смущенной улыбкой. Но Федор Федорович ей сразу понравился. Он обещал платить ей вдвое больше того, что она запросила.

– Ох, это много… – смутилась она.

– Скажите, а как вы относитесь к собакам?

– У вас есть собака?

– Нет пока, но я мечтаю завести, однако гулять с ней смогу только утром и поздно вечером. Вы согласились бы выводить ее днем?

– Я люблю собак, у меня тоже был пес… Он попал под машину… А другого не хочу! А вы хотите какую‑то определенную породу?

– Да нет… Просто хочу собаку, у меня никогда не было собаки…

– Федор Федорович, вас сам бог послал! – воскликнула вдруг Татьяна Андреевна, молитвенно сложив руки. – У моей старшей сестры погибли сын и невестка, а у них осталась собака, чудесная, умная, красивая, а сестра с ней не справится, она не умеет с животными, а уж теперь, когда так убита горем… Умоляю, возьмите этого пса!

– А что за пес‑то? – живо заинтересовался Федор Федорович.

– Сейчас вам покажу!

Женщина вытащила телефон, довольно долго искала что‑то.

– Вот, гляньте!

– Апельсиныч? Его зовут Апельсиныч? – воскликнул Федор Федорович.

– Вы его знаете? – потрясенно проговорила Татьяна Андреевна.

– Погодите‑ка, Бэлла Михайловна погибла?

– Вы ее знали?

– Собственно, нет, не знал, просто однажды помог ей искать этого самого Апельсиныча… Ох, горе‑то какое… Ее муж был вашим племянником?

– Двоюродным. Но он был плохой человек.

– Таня, нельзя так о покойнике! – воскликнула Елизавета Марковна. – Но какое совпадение!

– А дети там остались?

– Не было у них детей, он ни за что не хотел, все Бэлле говорил – хватит с тебя собаки…

– Я возьму! Возьму Апельсиныча… – страшно воодушевился Федор Федорович. – Готов хоть сейчас за ним ехать! Это такой пес!

– Сейчас не нужно, он пока за городом, у Бэллочкиных знакомых, но они не хотят его оставлять… Я сейчас им позвоню и договорюсь, когда лучше за ним приехать. А я буду с ним гулять, не сомневайтесь, я умею с собаками!

Татьяна Андреевна вышла из комнаты и позвонила куда‑то. Вскоре она вернулась.

– Ох, они обрадовались! Если можно в субботу?

– Да, хорошо, вы со мной поедете?

– Ну конечно, Федор Федорович, а завтра я уже могу прийти к вам, ну там убраться, сготовить… И списочек вам напишу, что надо для собаки…

– Да‑да, прекрасно, моя секретарша все закажет, у меня даже на это времени в будние дни нету. Сможете завтра приехать к восьми? Я вам все покажу…

 

– Елена Матвеевна, не сочтите за труд, закажите мне все по этому списку и пусть доставят прямо сюда.

– Федор Федорович, вы что, собаку купили? – поразилась секретарша.

– Не купил, а усыновил сироту. Хозяева погибли…

Но тут зазвонил телефон и он, ничего не объяснив, с головой погрузился в дела.

Усыновил осиротевшую собаку… Похоже и впрямь хороший человек, а что иной раз устраивает такие разносы сотрудникам и партнерам, что те выходят от него бледные или, наоборот, багровые, это нормально. Руководитель отлаживает разболтавшийся механизм управления.

 

Поздно вечером Федор Федорович вернулся в чисто убранную квартиру. На плите его дожидался ужин.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *