Мечта – не наказание


– У меня был сложный день, ясно? – предупредил я, стараясь не пугаться ее очередного «образа».

– Ясно-ясно, – проворчала Блэр, ступая босыми ногами с кислотно-желтыми ногтями по полу.

Она направилась на кухню, будто и не заметила моего настроения.

– Что за видение? – не выдержал я.

Усевшись за стол, начал постукивать пальцами, ожидая, когда же принцесса двора снизойдет до пояснений. Блэр, как всегда, плывущими, неторопливыми движениями взяла казанок, поставила его передо мной и наполнила кипятком из электрочайника.

– Все плохо, – констатировала она, доставая с полки стеклянную банку с чем-то жуткого коричневого цвета.

– Я же просил не ставить свою дрянь вместе с моими специями, – закипал я. Казалось, меня раздражало все на свете. Но, сделав глубокий вдох и прикрыв глаза, понял, что думал сейчас о Николь. О ее манящем запахе, соблазнительной улыбке и красивенных зеленых глазах. Я практически чувствовал ее вкус на своем языке, снова и снова вспоминая тот поцелуй. Дьявол, разве это не оно самое?

– Я нашел ее. Это она…

– Я нашел ее, это она, – передразнила Блэр, вызвав во мне рык негодования. – Но я видела брюнетку! Ведьму. Очень сильную ведьму, Теренс.

– Мне не нужна ведьма, твою мать! – проревел я, стукнув кулаком по столу. – Я альфа одной из самых больших стай оборотней, если ты еще не поняла. И мне нужна такая же сильная волчица для продолжения рода. Кто, по-твоему, возглавит клан Блэков, когда меня не станет? Дети Криса? Мы даже не знаем, живы ли эти полукровки.

Даже не будучи одной из нас, Блэр прекрасно знала законы и обычаи стаи. Я был последним чистокровным представителем рода Блэков. Это означало, что только с истинной парой, женщиной, которую выберет мой зверь, смогу зачать полноценное потомство. Лишь от нее родится ребенок достаточно сильный, чтобы вести за собой волков, оберегать род и наше имя – альфа-самец. Такие рождались раз в сотню лет, и я сгорал от нетерпения, ожидая, когда же придет мое время найти возлюбленную и стать отцом.

Блэр сжала губы и начала молча высыпать коричневое нечто в казанок. Обиделась.

Тяжело вздохнув, я обреченно произнес:

– Ники тоже не оборотень. Как ни принюхивался – не учуял. Ни я, ни Кларк, ни Лекс. Она человек.

– Или ведьма под защитой…

– Издеваешься? Ты только что сказала, что видела брюнетку! – возмутился я. – Ты сама не знаешь наверняка.

– Она уже близко, Теренс, – таинственно пропела Блэр, будто совершенно не слышала моих слов. – Я ее чую. Она на подходе, от того ты так взволнован.

– Я не взволнован, – процедил я. – Когда рядом с нашим селением пробегает дикий ликан – я взволнован. Когда новый клан кровососок решил обосноваться в городе – я взволнован. Но когда я вдыхаю запах этой девушки, я, черт побери, озабочен! Я не могу не думать о ней, разве не так должно быть с истинной парой? К черту, да я сегодня чуть не проломил череп одному подонку только за то, что тот посмел обозвать ее. Такой неудержимой ярости не испытывал, даже когда Вудворд объявил о смерти Энни. Разве это нормально, а? Скажи мне, Блэр!

– Я не знаю, – устало заворчала она, доставая из ящика черпак. Помешав вонючую жидкость, девушка подняла на меня глаза. – Я же не оборотень. Спроси Криса, как это работает.

– Нет, ты точно издеваешься, – заворчал я. – Мы не говорим с ним о его паре, помнишь? Это табу.

Кузен Крис мой самый близкий родственник. Наши отцы были братьями. Мой – альфа, а дядя Юджин – гамма. Возможно, если бы он встретил истинную пару, мог бы даже зачать бету. Но вместо этого дядя соблазнил обычную человеческую женщину, и у них родился мой двоюродный брат – полукровка. История семьи Криса точное пособие для каждого оборотня, как поступать не стоит. Я не встречал более несчастного существа, чем он. Хотя кое в чем Крису повезло – он встретил Её. Энни, чистокровная волчица, была для него смыслом жизни. До тех пор пока злейший враг моего рода Эдриан Вудворд не лишил ее жизни. Мне и всем остальным членам селения пришлось наблюдать жалкую картину медленного угасания силы зверя Криса. Оборотень в нем погиб от тоски по своей единственной. Но он все еще живет как человек. Блэр говорит, что он бы давно умер, не будь у него якоря. Мы все знали, что удерживало Криса – его пропавшие сыновья. Он не терял надежды, что они найдут его. Сам он не мог. В свои восемьдесят с небольшим, когда оборотень пребывал в самом рассвете сил, кузен походил на обыкновенного старца, к тому же был прикован к инвалидному креслу.

Не увидев ни капли понимания на угрюмом лице ведьмы, я взбесился.

– Знаешь что? Плевать мне на твое дурацкое видение. Я хочу эту девушку. Ее, а не какую-то брюнетку. Да я на брюнеток даже смотреть не могу. Я сегодня уволил свою секретаршу только потому, что она брюнетка. Улавливаешь степень моего умопомрачения? Мне нужна Николь!

Наверное, нужно было произнести это вслух, чтобы окончательно осознать.

«Браво, Теренс! Тебе понадобилось целых два дня, чтобы принять свою истинную пару».

– И разбитый нос не в счет, – пробубнил себе, направляясь к выходу. – И даже то, что она человек, меня не остановит.

Плевать. Моей силы хватит сполна, чтобы зачать альфу. Если понадобится, ведьма поможет.

– Оу, Теренс, – протянула она, заставляя застыть. – Который час, мистер Волк? Десять часов. Пора почистить мои острые-острые зубки.

Я медленно повернулся к ней, уже зная, что ничего хорошего меня не ждет. Когда приходит время «чистить зубки», случается что-то из ряда вон выходящее.

Блэр, сладко улыбнувшись, подпрыгнула на месте и побежала за стаканом. А затем наполнила его противной жижей из казанка и, остужая взмахами руки, направилась ко мне.

– Выпей! – приказала она, ткнув под самый нос коричневую дрань.

– Не буду!

– Выпей! Выпей! Выпей! – завопила она, начиная скакать вокруг меня.

– Святой Господь, тебе восемьдесят три, а такое чувство, что восемь.

– А на вид восемнадцать, – пропела ведьма, снова подставляя мне стакан. – Пей, волчонок.

Скосив недовольный взгляд на вонючую жидкость, обреченно вздохнул. И, несмотря на то, что Блэр я доверял безоговорочно, решил уточнить:

– Что это?

Она слегка наклонила голову вперед, глядя исподлобья, пытаясь прожечь дырку в моей голове. И не прекратила так делать, пока я не отпил первый глоток.

– Порошок сушеных лапок летучих мышек.

Не успев проглотить, я выплюнул гадость, едва не задев Блэр. Но она успела отскочить в сторону.

– Ты издеваешься? Зачем мне это дерьмо?

– Летучие мышки, Теренс, – произнесла она. – Почувствуй этот вкус. Запомни его. Потому что очень скоро они будут повсюду. Поселятся на наших чердаках и будут порхать по ночам.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *