Любить – значит страдать



– Закрой глаза, – сказал он, а когда я повиновалась, добавил: – Дыши глубже.

Тогда я сделала вдох, потом выдох, начиная потихоньку расслабляться. Я ждала дальнейших указаний, но он вдруг прикоснулся к моему рту холодными губами. Это было так неожиданно, что я задохнулась, у меня подкосились ноги. Я слегка приоткрыла рот и почувствовала внутри его язык. Не отрываясь от Эвана, я напрасно пыталась нашарить в кармане ключ.

Тогда я неохотно отстранилась, достала ключ и открыла дверь. Затем снова притянула Эвана к себе и жадно прижалась к его губам. Эван принялся расстегивать куртку, а я, попятившись, ввалилась в номер и неожиданно услышала:

– А вот и ты!

Я отпрыгнула от Эвана и, развернувшись, практически захлопнула дверь перед его носом.

– Привет, Сара, – пытаясь отдышаться, пролепетала я, затем снова открыла дверь. Под дверью стоял Эван и с обескураженным видом потирал лоб. – Значит, так. Сара вернулась. Хм… Тогда, наверное, увидимся утром.

– Ну ладно, – медленно произнес Эван, глядя на меня как на полоумную, что, впрочем, соответствовало действительности. – Тогда, думаю, увидимся утром.

И я снова захлопнула дверь, не дав ему возможности даже поцеловать себя на прощание.

– Ты чего?! – возмутилась Сара. – Почему ты не впустила его в номер?

– Нет, уже слишком поздно! – выпалила я и, покраснев как рак, стянула с себя куртку.

– Постой‑ка! – воскликнула она. – Вы рассчитывали, что здесь никого не будет и вам не помешают. Да? Ой, Эм! – начала истерически хохотать Сара.

– Сара! – одернула я ее. – Не вижу ничего смешного!

– А вот и нет. Ужасно смешно. Впервые в жизни я встретила парня, который мне действительно понравился, но не переспала с ним. А ты наконец‑то решилась заняться сексом – и вот нате, такой облом! Нет, Эм, это смешно так, что уписаться можно! Извини, ради бога!

Я застонала и повалилась ничком на двуспальную кровать:

– Знаешь, ведь как встретишь Новый год, так его и проведешь! Надеюсь, такое неудачное начало не наложит отпечаток на весь год!

Сара положила голову мне на плечо:

– Последний школьный год. А затем мы уедем в колледж. Нет, это будет лучший год в нашей жизни. Уж можешь мне поверить!

Но я снова застонала, так как не могла разделить ее оптимизма.

 

Глава 3

По‑прежнему любима

 

– Мы можем поговорить о том, что случилось прошлой ночью? – спросила я Сару, когда мы вышли из ресторанчика, где нам был предложен чудовищно жирный завтрак в окружении людей, которые сидели с таким видом, словно в гробу они видали этот Новый год.

– О чем? О том, что ты в конце концов решила расстаться с девственностью, а я все изгадила?

– Нет, вот на эту тему я уж точно не намерена говорить! – отрезала я. – Ты ведь давеча сказала, что тебе нравится Джаред. Так что между вами происходит?

– Мне не слишком хочется об этом говорить.

Похоже, что‑то произошло. Отказываться поговорить о парне совсем не в Сарином духе.

– Ты меня пугаешь!

– Эм, он живет в Нью‑Йорке. Я пока учусь в школе. А скоро вообще перееду в Калифорнию, – без всякого выражения произнесла она. – Я больше не хочу себя мучить. Мне надо о нем забыть… снова. – Она сидела, не поднимая глаз, и усиленно делала вид, что набирает текст эсэмэски и ей сейчас ни до чего. Потом небрежно опустила мобильник в карман и сказала: – Спасибо, что согласилась вести машину. Если не возражаешь, я бы хотела на обратном пути поспать.

– Конечно, – ответила я.

Она начинала меня всерьез волновать.

Спокойная обратная дорога оставляла мне достаточно времени для размышлений, что не всегда является таким уж благом. Битых три часа разговаривать сама с собой – это, пожалуй, перебор, но в результате я осталась довольна результатом своего внутреннего диалога. Уж не знаю, правильное ли мое решение съехаться с матерью или нет, но попробовать в любом случае стоило.

– Давай сегодня просто поваляем дурака. Будем целый день смотреть кино, – предложила Сара, когда мы доставали вещи из машины.

– Звучит заманчиво.

Эвану пришлось везти Джареда в университет, поэтому в первый день нового года мы с Сарой сидели вдвоем перед широким экраном телевизора. Я попыталась, забыв обо всем, сосредоточиться на слащавых романтических комедиях или фильмах о тяготах подросткового возраста.

Сара, получив эсэмэску, неожиданно спросила:

– Эм, хочешь вечером пойти на вечеринку?

– Нет, не хочу, – не задумываясь ответила я.

– Ты что, вообще отказалась от вечеринок?

– Не знаю, – вздохнула я. – Просто страшно не хочется выслушивать идиотские вопросы и вообще всякую чушь от пьяных придурков. Не желаю больше быть ярмарочным уродцем.

– Им надо через это пройти, впрочем, так же как и тебе, – не согласилась Сара. – Ты не можешь вечно оставаться затворницей только потому, что кто‑то может сболтнуть лишнего. Знаешь, рано или поздно кто‑нибудь обязательно что‑нибудь ляпнет. Ну и хрен‑то с ним! Кто слушает?!

Я поняла, что Сара абсолютно права, и, улыбнувшись, сказала:

– Уговорила. Давай только не сегодня. Хорошо?

– Хорошо, – разочарованно пожала плечами Сара, ведь я уже почти полгода не была с ней ни на одной вечеринке.

– Но почему тебе самой не пойти? – предложила я. – Если мне никуда не хочется, это вовсе не значит, что ты должна сидеть дома!

– Ты уверена? – осторожно поинтересовалась она.

– Конечно, – вполне искренне ответила я.

У Сары мгновенно просветлело лицо. Она тут же схватила телефон, чтобы выяснить детали.

Неожиданно снизу раздался голос Анны:

– Девочки, мы вернулись! Поскорее спускайтесь и расскажите мне о приеме!

Сара вихрем помчалась вниз. Я медленно последовала за ней. Мне до сих пор так и не удалось привыкнуть к тому, что Сара привыкла делиться всеми событиями своей жизни с мамой. А по отношению ко мне Карл с Анной проявляли редкостное терпение и старались лишний раз на меня не давить. Однако даже самые невинные – и естественные для них – вопросы относительно того, как прошел мой день, обычно заставали меня врасплох.

Сара, как обычно, села по‑турецки на огромной родительской кровати, я же скромно пристроилась в ногах. Анна распаковывала вещи, а Карл просматривал полученную почту.

– Эмма, это тебе! – вытащил он конверт из кипы корреспонденции.

– Спасибо, – ответила я.

Я внимательно изучала простой белый конверт без обратного адреса, а Сара пока взахлеб рассказывала во всех подробностях о вчерашнем вечере – начиная с убранства дома и кончая наградой Вивьен, ну и, конечно, фейерверком. А когда я задумчиво провела пальцем по штемпелю, где значилось «Бока‑Ратон, Флорида», то неожиданно услышала:

– Эмма, а как отреагировал Эван, когда ты сказала ему о Стэнфорде?

Я испуганно подняла голову. Все трое выжидающе смотрели на меня, и я только сейчас поняла, что не поделилась новостью даже с Сарой.






Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *