Леди Чудо


– Моя мать была с тобой здесь? – Переспрашиваю я, сглатывая рвущийся ком боли из горла.

– Да, леди Илэйн помогла мне искать и обещала проследить, чтобы никто меня не видел. И я стала волшебницей, как Энджел, – радостно заверяет меня ребёнок.

Всё, буквально всё рушится внутри. Рваное дыхание вырывается изо рта, и я не могу терпеть это. Словно что-то острое вонзается в сердце, рвёт его и физически невыносимо дышать.

– Чёрт возьми…

– Дядя Артур, не женись на Хелен. Под зад её и коньки отобрать. Пусть она их отбросит. Полюби Энджел, я же её люблю, и ты сможешь. Это легко…

– Чёрт… матерь божья, как больно, – жмурюсь, задыхаясь от осознания чудовищности своих слов. Её улыбка, слёзы, мягкие локоны под моими пальцами, на льду, она, лежащая в снегу и камин, согревающий наши обнажённые тела, крик и снова слёзы, душераздирающая обида и боль, – всё проносится перед глазами.

– Чёрт! – кричу, выпуская из рук бумагу и коробку.

– Ты злишься из-за подарка? Что я его украла? – Испуганно шепчет Венди.

– Чёрт! Чёрт побрал бы тебя! – Уже не сдержать гнева, обиды и боли. Смахиваю руками всё, что лежит на столе и мне мало. Хочется крушить, орать и буквально лезть на потолок.

– Чёрт! – хватаю лампу и швыряю в стену.

– Дядя Артур…

– Вон! Пошла вон отсюда! – Поворачиваюсь к ребёнку, готов её разорвать за такое. Готов всех разорвать, лучше себя. Удушить бы, да слишком много адреналина в крови.

– Прости… прости, ангел мой, – шепчу, поднимая голову к потолку. Дверь закрывается, а я дышать боюсь. Не могу так сильно чувствовать, это настолько больно, что непроизвольно что-то мокрое появляется на щеке. Опускаю взгляд в пол, находя монетку, подбираю её и сжимаю в руке.

– Анжелина… прости, – капает что-то из глаз и сердце так резко начинает биться в груди. Кажется, что разрубит грудную клетку. Пусть! Пусть убьёт меня! Что же я натворил? Как мог так поступить? Как мог поверить снова? Как?!

– Мальчик мой, мы опаздываем, – поднимаю голову, смотря на женщину, улыбающуюся мне.

– Ты. Я убью тебя, придушу тебя, – шиплю я, наступая на мать.

– Артур! Что за поведение? – Взвизгивает она, отскакивая от меня. – И это слёзы? Ты плачешь? Недостойно для мужчины.

– Закрой свой рот! – Ору, хрипло дыша. – Закрой. Свой. Поганый. Рот.

– Артур! Как ты смеешь?

– Ты! Ты знала всё! Ты стояла и смотрела, как я унижаю её. Ты стояла и подливала масла в огонь! Именно ты нашла её форму, воспользовалась наивностью ребёнка и обвинила её! Ты заставила меня снова поверить в эту ложь! Кто ты такая? – Ужас, который рождает понимание того, что сотворил с той, кто ближе всего был, убивает меня внутри.

– Я не понимаю, о чём ты говоришь, – равнодушно пожимает плечами мать.

– Венди рассказала мне, что именно ты помогла ей украсть подвеску и подставить Анжелину.

– Ах, у ребёнка слишком развита фантазия. И это всё няня, она…

– Не смей! Не смей даже произносить этого. Боже, какой я урод, ты вырастила меня таким. Ты создала чудовище, и оно противно мне. Я ненавижу тебя. Нет, даже эту толику чувств я не могу подарить тебе. Ты забрала у меня всё. Забрала у меня отца и брата, это я ещё могу хотя бы попытаться понять. Но ты забрала у меня любовь, которую подарила мне она. За что? За что ты так со мной? А она что тебе сделала? Как ты могла? – Мотаю головой, отходя от этой женщины, что больше незнакома мне.

– Я вырастила тебя, всё отдала тебе и твои слова неблагодарны. Эта девица не подходит тебе. Кто она такая? Она никто, Артур! А ты лорд, ты…

– Это ты никто, а она всё для меня. А ты оторвала её от меня! Шептала мне гадости про неё, как и раньше про отца и брата. Ты это делала всегда, чтобы я слушал тебя, верил тебе. Лгала мне ты! Отчего же так поверил тебе? Потому что трусливый ублюдок я. И мне стыдно, стыдно за себя и за тебя. За то, что самый лучший человек в этом мире получил незаслуженное. Ты никогда не любила меня, потому что я теперь знаю, что такое любовь. Ты только вбивала в мою голову, сколько себя помню, что титул – это всё для меня. Никого нет больше, никто ничего не заслуживает. Я должен получить этот титул, якобы для себя. Нет! Всё это чёртова ложь! Ты радуешься смерти Энтони, потому что именно тебе нужен этот титул. А мне нет. Мне это неважно. Ты забрала у меня возможность быть счастливым, когда сама никогда не желала этого. Ты украла у меня мою жизнь. И я слепец, доверился, да не той. Любовь, что она открыла во мне, стала моей слабостью. Ты знала, куда бить меня. Ты всё знала. Знала, как мне тяжело делать выбор. Знала, что, вернувшись, я выберу её. Знала и не дала мне быть хоть немного счастливым…

– Милорд, – в кабинет влетает Освин, шокировано осматривая разгром в комнате, – хм… там… уже время.

– Да, спасибо, мы идём, – с улыбкой, словно ничего не произошло, произносит эта женщина, проходя к двери.

– Артур, она не для тебя. Пошли, – оборачивается ко мне, выходя из кабинета. Злость, которая ещё крепче обхватывает сердце, заставляет вылететь следом.

– Стоять! – Кричу я, а люди, что идут мимо на торжество, останавливаются, как и мать.

– Артур, здесь же гости, – обернувшись, показывает взглядом.

– А мне плевать, поняла? Хотите все узнать правду? Так я вам её расскажу, – смеюсь я, сходя с ума от боли, что теперь стала мной. – Эта женщина самое отвратительное существо на этой планете. Она воровка. Украла всё у моей семьи. Украла мою жизнь, оскорбила женщину, которую я люблю. Она никогда не была леди, как и я не заслужил звания лорда. Но, уважаемые гости, шоу продолжается.

– Артур, прекрати этот цирк! – Шипит мать, а вокруг меня шёпот.

– Цирк? Это ты живёшь в цирке, приручила своих мартышек, а они и рады прыгать. Ты их растила по своему подобию, вкладывала в них злость и безразличие. Ты даже детям не помогаешь, хотя постоянно ходишь на благотворительные вечера. Как ты о них отзываешься? Ненасытные спиногрызы? Бесполезная трата денег? Вот так, господа, ваша леди Илэйн любит детей. А это жизнь, мамочка. Теперь это твоя жизнь. Пусть все знают, кто перед ними. Но больше я не позволю тебе манипулировать никем. Даже собой. И я женюсь. Женюсь не потому, что ты этого хочешь. Женюсь не потому, что Энтони, мой брат наркоман и гей, после самоубийства просил меня позаботиться о его незаконнорождённой дочери. Нет. Никто из вас непричастен к моему решению. Я делаю это ради моего ангела, которого верну когда-нибудь в свою жизнь, верну и буду улыбаться, потому что я верю в любовь. Я женюсь, чтобы очередная сука, как ты, имела титул. Но это ещё не конец, мамочка. Это только начало моей войны.

И плевать мне на перешёптывания, плевать на то, что меня сочтут сумасшедшим. Мне плевать на всех. Анжелина хотела, чтобы Венди была счастлива. И я сделаю это, но так просто предательство против меня и против моей любви не оставлю. Они пожалеют, пожалеют о каждой слезе, что она пролила. И я пожалею, уже жалею, буду корить себя до конца дней. Но я верю, что когда-нибудь найду успокоение. Заслужу его.

Врываюсь в зал, довольно улыбаясь гостям, уже, скорее всего, знающих о том, что я болен. Чёрт, и мне нравится смотреть на их лица. Смотреть, как на мать показывают пальцами, и она краснеет первый раз в жизни. Быть довольным, что все знают правду. Я люблю другую, но женюсь ради той, кто в моём сердце. Она несла с собой счастье, которое я отвергал. Она вдохнула в меня жизнь. Она внутри меня, и я буду с честью носить монетку в своём кармане, пока самолично не передам ей.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *