Леди Чудо


– Энджел! Энджел приехала! – Чёрт, снова этот визг. Вот надо было испортить эту минуту? Ещё бы чуть-чуть и она снова бы была в моих руках. Как там? Поцелуй под омелой… а теперь визги и мрачное настроение. Это моя заслуга, чёрт подери, а теперь весь восторг будет отдан мелкой пигалице.

– Венди, моя милая, – девушка опускается на колени, распахивая объятия, а ребёнок уже несётся к ней, падая в них. И я завидую, вот ведь неудачник. Это всё я, а теперь меня никто не замечает. Венди что-то говорит, а Анжелина её перебивает, обсуждают красоту замка и Рождество, забыли обо мне. Как обычно.

Вновь я лишний, всегда так было, и, видимо, так будет. Кому я нужен, кроме матери? Никому. Да и, наверное, ей я тоже не нужен.

Декабрь 24 Действие четвёртое

Анжелина

 

– Ты представляешь, проснулась, а здесь такое! Это сказка, Энджел! Ты вернулась! Не бросай меня, – пытаясь утихомирить Венди, да и своё быстро бьющееся сердце, глажу её по волосам и сдаюсь. Улыбаюсь, плачу и так счастлива, что даже неприятные слова Донны уже не помню. А только его, Артура. Оборачиваюсь, чтобы поблагодарить, улыбка исчезает, как и его уже нет.

Мне пришлось вернуться, испугалась за ребёнка, да и сам он был странным, очень странным. Кожа до сих пор горит, а внутри буря из эмоций. Что мне делать дальше? Как смотреть в его глаза, когда всё помню? Каждое своё слово, поцелуй и горестную ночь до раннего утра, что не могла уснуть.

– Энджел, ты же останешься? – Вопрос Венди вытягивает меня обратно в освещённый огнями холл, и я киваю, улыбаясь ей.

– Я тебе ещё покажу, вся лестница украшена, даже портреты. А ещё каминный зал, и там, где будет бал завтра. Ты же придёшь завтра? – Тараторит она, ведя меня в другие комнаты. Хочется побежать к нему, к Артуру, и благодарить, пока язык не отвалится. Пока слова не закончатся, хочется плакать и обнять его. Но не позволительная роскошь для меня, поэтому только впитываю в себя красоту этого места, запоминая навечно время, когда я стала самой счастливой в мире.

Стягиваю с себя шапку с шарфом, пуховик и наблюдаю, как танцует Венди возле ёлки.

– Знаешь, что мы сейчас будем делать? – Оборачивается ко мне, возбуждённо сверкая глазами.

– Письмо писать Санте. Там ты напишешь все свои пожелания о подарках, и он постарается успеть тебе их подготовить, – и вот сама не знаю, кто же за язык меня тянет. А если не успею купить? Если она попросит что-то очень дорогое? Но хочу дать ей это, моей маленькой девочке.

– Правда? А ему письма пишут? На компьютере? – Изумляется она, подскакивая ко мне.

– Нет, не на компьютере, а ручкой. Самой красивой ручкой и на самой красивой бумаге, – улыбаюсь ей. – Только я переоденусь…

– Освин! – Кричит Венди, а я жмурюсь от забытой громкости её голоса.

– Милая…

– Освин! Живо ко мне! – Продолжает кричать, не обращая на меня внимания. В комнату залетает дворецкий, переводя взгляд то на неё, то на меня.

– Забери одежду Энджел и распорядись о чае, пусть принесут к дедушке. Мы идём писать письмо Санте, нас не тревожить, – удивляюсь, как требовательно и по-взрослому она отдаёт распоряжения.

– Мне надо переодеться…

– Времени мало, вдруг мы не успеем, – мотает она головой, а её кудряшки прыгают во все стороны.

– Кончено, миледи, как прикажите. Мисс, одежду, – Освин протягивает руки, и я передаю ему её.

– Спасибо вам, простите, что создали вам проблему, – произношу я, и как будто не ожидая такого, покрываюсь красными пятнами.

– Это моя работа, – буркая, он выходит из комнаты.

– А теперь пошли пить чай. И письмо писать надо, только у меня нет бумаги, – надувает губы, беря меня за руку.

– Найдём, у твоего дедушки…

– У дяди Артура много бумаги и ручек, он же работает. К нему и иди, а я дедушке расскажу всё. Он поможет мне придумать желания, – она выбегает, оставляя меня с такой просьбой. А это ведь так сложно для меня, очень сложно смотреть на него и попытаться придать себе вид, словно ничего не было. Но, возможно, лучше обсудить это. Не бежать, а поговорить с ним? Ох, нет, крайне плохо и он, верно, уже даже не помнит. Это всё маяк.

Бреду к кабинету, останавливаясь, осторожно стучу в дверь.

– Что ещё? – Перед моим носом распахивается дверь, и злой взгляд заставляет отступить.

– Анжелина, – глаза меняются, превращаясь в тёплые и такие похожие на вчерашние. Непроизвольно мой взгляд останавливается на его губах, и я моментально краснею.

– Простите, мне необходимы лист бумаги и ручка. Если у вас есть, – опускаю взгляд, тихо произнося.

– Есть, входи, – и вновь он нарушает различие между нами, возвращая меня на более интимный уровень. А я не могу позволить себе так, хочу, не могу.

Захожу в кабинет, закрывая дверь, и останавливаюсь перед столом, пока мужчина перебирает бумаги.

– Вдруг у вас найдётся какая-то интересная, может быть с тиснением, – подаю я голос, поворачивает на меня голову, удивлённо приподнимая брови.

– Мы будем писать письмо Санте, и конверт ещё нужен, если что я могу сделать…

– Прости, вы что будете делать? – Переспрашивает он.

– Писать письмо Санте.

– О подарках? – Уточняет он.

– Да.

– Тогда скажи мне, как ты выполнишь это, если Рождество завтра? – Ещё больше изумляется он.

– Попытаюсь, не знаю, но так должно быть. Венди заслужила подарки, и я куплю их, попрошу открыть магазин, возможно, мне придётся…

– Как только она напишет его, передай мне. Я быстрее это выполню, позвоню своим помощникам в Лондон и уже завтра утром они будут здесь, – перебивает мою вялую речь.

– Правда? – Шепчу я, подходя к нему.

– Это последнее, что я сделаю, Анжелина. Это всё…

– Да, это прекрасно, спасибо вам. Спасибо за всё, вы подарили мне так много, что не передать словами. Это безграничное счастье, за которое я буду до конца своей жизни благодарить вас, – перебиваю его, желая сказать это. Сейчас я вижу, как уголки губ его приподнимаются, а моё сердце затапливается любовью к нему, готова проклинать себя снова и снова.

– Я рад, что тебе понравилось. Когда мы одни, обращайся ко мне на «ты», Анжелина. Просто, без всяких званий, прошу тебя, – и его глаза такие таящие немыслимое, заставляют кивнуть ему и улыбнуться. Несколько робко, словно знакомясь с ним вновь.

– Сейчас найду красивую бумагу и ручку, – возвращается к столу, перебирая свои вещи. А я смотрю на этого мужчину, и хочу ответить ему тем же. Хочу тоже подарить ему что-то, но пока не знаю что. Это должно быть, именно для него и от меня, чтобы, когда он смотрел на это, не забывал, насколько богат внутри добротой.

– Вот, несколько видов, ручка и конверт. Этого хватит? – Передаёт мне бумагу, и я киваю, удобнее распределяя всё в руках.

– Хотите… – ловлю его взгляд и тут же поправляю себя, – хочешь с нами, Артур? Написать письмо и что-то пожелать?

– Нет, с меня достаточно того, что на портретах моих предков висят бусы, – смеётся он, качая головой.

– Жаль, – разворачиваюсь, и воспоминания о маминой просьбе появляются в голове.

– Артур, – оборачиваюсь к нему.

– Да?

– Я сегодня уйду раньше. Сегодня сочельник и мы идём в церковь, как и весь город, – опасливо говорю я.

– Понятно. Конечно, если ты хочешь, – опускает голову, а мне не хочется, если бы он знал, как мне не хочется никуда, делать и шага из этой комнаты.

– Если…

– Нет, не надо меня приглашать. Мне это чуждо, в церковь я не хочу, ведь я Дьявол, – едко перебивает меня, читая мои мысли.

– Ты не Дьявол, Артур, они просто глупые, потому что не разглядели в тебе ангела, несколько странного, но ангела. Для меня, по крайней мере. Только ангелы умеют дарить столько света и счастья, как ты, – его резкая бледность пугает меня.

– Прости… я пойду, – вылетаю за дверь, коря себя за такие слова. Для него это непривычно, и зря я позволила сердцу за меня ответить.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *