Леди Чудо


– Всё уже упаковано? – Спрашиваю папу, найдя свою семью.

– Да, Питер повёз домой. Завтра будем наряжать. Как работа? – Интересуется он.

– Хорошо, теперь я няня. Прекрасный ребёнок, да? – Улыбаюсь ему.

– Только не впускай её в сердце, родная. Это не твой ребёнок и тебе скоро возвращаться. Надо разграничивать в первую очередь для неё. Дети слишком часто не могут простить разлуки. Для них это предательство, доченька.

– Папа, я знаю, что уеду. Но…

– Ты слишком добра даже к тем, кто этого не заслуживает. Но пожалей себя немного, Энджел, сердце своё пожалей. Тебе потом будет больнее, – перебивает меня.

– Ладно, пойду прогуляюсь и домой. Вы тоже? – Вздыхаю, не желая развивать эту тему.

– Мы зайдём в гости к соседям, остальные будут тут, повеселятся немного. Отдыхай.

Надеваю перчатки, улыбаясь прохожим, наполняя себя невероятной атмосферой праздника. И ничего не изменилось, одни и те же лица, только немного повзрослевшие. Одно и то же место, где проводится торжество. Замечаю каток, что уже залит и там вовсю идёт веселье. Надо будет тоже прокатиться.

– Энджел, – окликают меня. Оборачиваясь, нахожу взглядом сквозь толпу двигающегося ко мне Джека.

– Привет, – киваю ему, когда парень добегает до меня.

– Привет. Ты домой? – Интересуется он.

– Эм… да…

– Отлично, я тоже. Я провожу тебя. Выбрали ёлку? Мои встретили твоих родителей, и они идут к нам, – тараторит Джек.

– Выбрали, но…

– И до сих пор не могу поверить, что ты тут! Расскажи мне… да всё рассказывай. Как Нью-Йорк? Как ты живёшь? – Подхватывает меня под локоть, таща от площади.

– Нормально. Нью-Йорк как Нью-Йорк, ничего не обычного, – упираюсь ногами в землю, желая остановить его. Ох, неправильно я поступаю, но сейчас мне хочется побыть одной. Просто обдумать всё, сделать краткий анализ. И тишины, я соскучилась по тишине.

– Джек, это очень мило, что ты предложил прогуляться со мной, но у меня есть ещё дела. Только вспомнила, хотела зайти кое-куда, мой же чемодан в Париже на каникулах, а мне нужны вещи… для себя, – не могу смотреть в его глаза, потому что вру. Вру беспощадно и жестоко, а глаза в глаза не умею. Да и ложь выходит скомканной и неправдоподобной, но рука Джека исчезает с моей талии.

– Я могу подвезти тебя, если хочешь, – предлагает он.

– Хочу вспомнить всё одна… хм, понимаешь, предаться воспоминаниям и просто посмотреть на город новыми глазами, – мямлю я, бегая взглядом по его куртке.

– Я знал, что ты соскучилась по всем нам, – смеётся он. – Конечно, гуляй, а завтра утром буду ждать тебя.

– Спасибо, до встречи, – быстро разворачиваюсь и иду в темпе, только бы не пошёл за мной.

Джек приятный парень, очень хороший и мой друг… был таким, а сейчас все хотят от меня слишком многого. А я нет. Мне не нужны романтические отношения с ним, слишком вымотана морально за эти дни. Хочу принять горячую ванну и лечь в постель, подумать о будущем дне и о своих перспективах на новый год.

Бреду по городу, направляясь домой, и даже не боюсь потеряться тут, всё осталось прежним. Выйдя на широкую дорогу, которая сейчас практически пуста, перебегаю её и двигаюсь по дорожке к дому. Благо, что мы живём практически на окраине и оттуда ближе всего добраться до замка.

– Чёрт бы тебя побрал. На кой чёрт ты мне, если не можешь выжить в таких условиях? – Хмурюсь от гневной речи, что звучит за углом. Мужской голос и знакомый. Очень знакомый.

– Здесь ничего не выживает. Ничего, – продолжает бушевать человек. И теперь я могу разглядеть дорогую иномарку тёмного цвета, мужчину, борющегося с телефоном, его чёрное пальто, глухо застёгнутое и тёмные развивающиеся волосы.

Ветер доносит до меня сладковатый аромат. Непроизвольно останавливаюсь, ведь что-то не так. Внутри не так, сердце начинает биться быстрее и холодок пробегает по спине. Всматриваюсь в мужчину, ударяющему по колесу и забирающегося в машину. Пытается завести её, но всё тщетно, она издаёт неприятные звуки и противостоит ему. Хруст снега под моими ногами перебивает громкое сердцебиение, когда подхожу к автомобилю.

Кажется, что, когда вижу профиль мужчины, перестаю дышать. И не могу понять причины этого. Мрачный. Злой. Быстро дышащий и очень мне знакомый.

– Лорд Марлоу? – Удивлённо произношу я. Резко оборачивается в мою сторону, вылетая из машины. Даже не успеваю вскрикнуть от испуга, как его руки хватают меня за плечи, больно впиваясь даже через пуховик. Он встряхивает меня, полностью напуганную.

– Где она? Где Венди? Какого чёрта мне докладывают, что она уехала?! Уехала в город, вместо того, чтобы быть в постели? Куда вы её увезли? Где она? – Кричит в моё лицо. А я даже слова вымолвить не могу, смотрю в его чёрные глаза, и меня начинает трясти от ярости, которой пропитан этот человек.

– Я вам неясно сказал, что запрещаю? – Продолжает он, снова встряхивая меня.

– Она дома… дома… Айзек… дома… – шепчу я трясущимися губами.

– Кто дома? Вы можете говорить чётко? Где Венди? – Его лицо так близко к моему, что ещё немного и нос дотронется до его. С этим мужчиной я познаю все аспекты страха, и сейчас он парализует. Его глаза лишают возможности двигаться.

– Венди. Она должна быть дома… Айзек… он шофёр, отвёз её домой, – шепчу, сжимая губы, только бы не увидел, насколько мне сейчас сложно не рухнуть в обморок от переизбытка чувств, эмоций и встречи с этим человеком.

– Куда домой? В чей дом её отвезли? Вы хотите за неё награду? Поэтому так втёрлись в доверие к Роджеру…

– Нет, что вы говорите?! Нет, – мотаю головой. – Она у вас дома. Я не… да у меня никогда мыслей таких не возникало.

– В замке? – Уже спокойнее уточняет лорд Марлоу, немного ослабляя хватку, но продолжая также крепко удерживать меня.

– Да. В замке. Я отправила её с Айзеком минут двадцать назад, а может быть, и больше, – на одном дыхании отвечаю я.

– Чёрт, – закрывает на секунду глаза, и в следующий момент распахивает их, чтобы я утонула в огне из неконтролируемой ярости, живущей в черноте его зрачков.

– Вы не могли бы отпустить меня… вы… вы…

– Что я? То вы кричите на меня, но сейчас не можете связать два слова?! – Перебивает меня слишком громко. Вздрагиваю, вжимая в себя плечи.

– Вы меня пугаете, очень пугаете сейчас… всегда, – моё тихое признание и через секунду его руки исчезают. Ноги дрожат, и делаю шаг назад, прижимаясь к забору, одного из домов.

– Когда я узнал, что моя племянница уехала с вами, то готов был вас убить. Это запрещено. Запрещено выезжать в город. Запрещено заниматься глупостями, что несвойственны юным леди. Запрещено без моего ведома забирать ребёнка. Делать шаг без моего ведома – запрещено, – отчитывает меня, расхаживая туда-сюда.

Шум в голове от быстрого дыхания и нехватки кислорода от страха, понемногу отпускает. Но до сих пор не могу ясно мыслить, слишком устала.

– Почему? – Останавливается от моего вопроса.

– Что почему?

– Почему запрещено? Здесь ей никто не причинил зла, она была счастлива. Она каталась на каруселях, улыбалась, и я бы ни за что не дала её в обиду. Так почему же вы запрещаете ей быть ребёнком? – Поднимаю немного голову, замечая удивление на его лице от моей наглости.

– Потому что я вас не знаю. Кто вы и откуда. Этот ребёнок стоит намного выше по социальной лестнице, чем все тут вместе взятые. И её могли похитить. Я несу за неё ответственность, мисс Эллингтон. А вот вам это слово неизвестно. Вы легкомысленны и не знаете, что нужно детям в её возрасте и при её положении, – надменно подняв подбородок и вновь сложив руки за спиной, грубо произносит он.

– Моё имя вы знаете, я живу тут с рождения. Здесь проживает вся моя семья, и это было бы глупо мне похищать ребёнка, ставя под удар всех своих любимых людей. Тем более я не отпускала её руку и следила за ней, не в первый раз остаюсь с детьми. Я знаю, что такое иметь детство, счастливое детство. И пусть это для вас легкомыслие, но для меня это желание увидеть в этой девочке настоящую радость. Ни вы, ни ваше окружение этого ей не подарили, и вряд ли подарите. Ей семь лет, а она знает, что такое «мигрень» и «отбросить коньки». Она копирует вашу невесту, запрещающую ей называть её мамой. Она видит только цинизм и власть денег, больше ничего. Да, знаю, уволена, но я была готова сделать всё, чтобы не дать пропасть волшебству из её жизни, – уязвлено отвечаю я, обиженная тем, что он так твердолоб и не видит ничего, кроме социальной лестницы.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *