Код личного счастья


Олег Юрьевич Рой

Код личного счастья

27 декабря

Пролог

О непредсказуемости петербуржской погоды сказано уже, наверное, все, что только можно. С чем ее только не сравнивают, как только не ругают… А ей до того и дела нет, как красавице с глянцевой обложки нет дела до сплетен и слухов, витающих вокруг ее имени. Что бы о ней ни говорили, красавица уверена и в своей привлекательности, и в преданности поклонников, которые простят ей любые капризы. Точно так же петербуржцы прощают любимому городу все прихоти и крайности его климата – ради его неповторимого очарования. Они знают: города, прекраснее Санкт‑Петербурга, нет в целом свете. Даже в туман, в дождь и в слякоть. Что уж говорить о погожих днях…

Сейчас день подходил к концу, наступал вечер, зато какой! Настоящая рождественская сказка. Медленно кружась, снег падал крупными хлопьями и легко, с каким‑то особенным, истинно петербуржским достоинством оседал на крышах, на проводах, на узорных оградах, ложился пышными сугробами, сверкая в свете фонарей и по‑новогоднему украшенных витрин. Казалось, даже автомобили, полноводной рекой лившиеся в этот час по центральным улицам, сбавили скорость и притихли, чтобы не нарушить очарование вечера.

Один из автомобилей, ярко‑красная «Киа», отделился от потока и затормозил около входа в метро. Сидевшая за рулем молодая женщина с короткими темно‑русыми волосами чуть наклонилась, рассматривая толпящихся на тротуаре прохожих, нашла кого‑то взглядом, улыбнулась, дважды нажала на клаксон и помахала рукой. Через некоторое время задняя дверь машины распахнулась, и теплый салон наполнился ароматом зимней свежести, смехом и веселыми голосами.

– Ну, Ларка, ты, как всегда, точна, минута в минуту! – воскликнула одна из пассажирок, высокая красивая девушка в красной спортивной куртке, которая очень шла к ее темным, почти черным, волосам.

– Ну так она же у нас бизнес‑леди, ей положено, – со смехом откликнулась вторая, миловидная блондинка с явной склонностью к полноте.

– Мне тоже положено, – вздохнула брюнетка. – Но никак не получается не опаздывать… Не понимаю, как от меня еще клиенты не разбежались.

– Не говори ерунды, Аленка, никуда они от тебя не денутся! – заверила блондинка, пристраивая на коленях торт, а рядом, на сиденье, пузатую сумку.

– Это точно, где они еще найдут такого мастера? – согласилась Лара, наблюдавшая в зеркало возню на заднем сиденье. – Дашка, может, отправим твою сумку в багажник? Она ж вам мешает!

– Не! – Даша энергично затрясла выбившимися из‑под шапки золотистыми кудряшками. – Багажникам я не доверяю. У меня банки!

– Неужели свои фирменные маринованные опята везешь? – обрадовалась Лара, трогаясь с места.

– А как же! – весело подтвердила Даша. – И грибочки, и огурцы, и лечо твое, Аленка, любимое… Надо ж побаловать дорогих подруженек! Тем более что так редко видеться стали.

– Да уж, Лара, если бы не твое новоселье, я бы в этом году точно к вам не вырвалась, – поделилась Алена. – Вы же знаете, какая у меня сейчас горячая пора. Всем хочется к Новому году быть красивыми. Так что дни расписаны не просто по часам, а даже по минутам.

– Да уж, хорошо, что я постриглась заранее, на той неделе, – Лара снова бросила взгляд в зеркало и слегка поправила асимметричную челку.

– Ну а я и так красивая! – хохотнула Даша.

– Оно конечно, – повернулась к ней Алена, – но все‑таки выкроила бы время да заехала ко мне. Ты ж знаешь, ради тебя я всех клиенток подвину. Сделали бы тебе такую прическу, что ах! Ренат увидит и заново влюбится, вот увидишь.

Даша снова хихикнула, но на этот раз уже как‑то не слишком весело.

– Аленка, ну что ты говоришь… Какое там «выкроить время»! Это перед Новым‑то годом!.. У меня сейчас дурдом творится, не хуже, чем у тебя. Майке нужно перешить карнавальный костюм для утренника, у Руськи только позавчера температура спала, а что Тимур на днях учудил, ты и сама знаешь…

– А что такое? – заинтересовалась Лара, сворачивая с оживленного шоссе в тихий заснеженный переулок. – Я не в теме.

– Да башку побрил, – возмущенно сообщила Даша.

– Налысо? – удивилась Лара.

– Если б налысо, еще ничего… А то взял и выбрил себе половину волос. Придурок! Так и ходил два дня – половина головы лохматая, половина лысая. Красота! Еле загнала его к Аленке, та его, как смогла, в порядок привела, хоть какое‑то подобие прически сделала.

– Это что ж, Ален, у них теперь, у молодежи, мода такая? – недоумевала Лариса.

– Ну, сейчас действительно в тренде экстравагантные стрижки… – признала Алена. – Но мне Тимур сказал, что выбрил часть волос, потому что держал пари и проиграл.

– И о чем только думал… – ворчала Даша. – Здоровый лоб, тринадцать лет, ростом почти с отца, а ума меньше, чем у Майки. А ведь уже влюблен…

– Правда, он с тобой и такими вещами делится? – заинтересовалась Алена. – И ты знаешь, кто ему нравится?

– Конечно, знаю, как же иначе. Из параллельного класса, хорошая девочка, из интеллигентной семьи. Мы с ее бабушкой знакомы, она тоже в родительском комитете.

– Не устаю тебе поражаться, Дашка! – покачала головой Алена. – И как ты с ними тремя управляешься? Я и с одним‑то скоро с ума сойду. Совершенно неуправляемый стал. Дома ничего делать не хочет, дерзит, слово скажешь – обижается… Раньше все сидел, как пришитый, у компьютера, зависал в играх да в соцсетях, спать не загонишь. А теперь дома почти и не бывает. Пропадать стал подолгу, куда ходит, с кем – не рассказывает. Когда по телефону говорит, закрывается в своей комнате. Сплошные тайны.

– А ты давно с ним разговаривала? – поинтересовалась Даша. – Не в смысле «Когда придешь? Хлеба купи! Посуду помой!», а так, чтобы по душам, спокойно, не торопясь?


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *