Испорченный


Я оказалась в нешироком, хорошо освещенном коридоре с черным мраморным полом и стенами цвета рассветного солнца. Мистер Паттерсон повернул налево и повел меня к нужной двери, но, успев оглянуться, я заметила еще одну массивную черную дверь с золотым номером 2104.

Должно быть, это та самая пустующая квартира.

Остановившись у другой, по‑видимому, моей, комендант сразу же достал ключ, открыл дверь и вошел внутрь.

Глядя ему вслед, я замерла на пороге.

– Э‑м‑м… – Да ладно.

Бессмыслица какая‑то. Эта квартира была огромна.

Медленно пройдя вперед, я принялась разглядывать высокие потолки, просторную гостиную с окнами во всю стену, за которыми открывалось красивое патио с фонтаном и настоящим газоном. Пол, так же как и в коридоре, был выложен черным мрамором, а стены покрашены в бежевый цвет.

– Как видите, – начал объяснять мистер Паттерсон, подходя к раздвижным стеклянным дверям и открывая их, – ваша кухня полностью оборудована по последнему слову техники. Открытая планировка обеспечивает вид на город, который определенно придется вам по вкусу.

Я бросила взгляд в сторону кухни. Мраморная столешница «островка» сияла в проникавших через окна солнечных лучах. Техника из хромированной стали впечатляла не меньше, чем техника в моем собственном доме. Люстра из кованого железа – незамысловатая, изящная, красивая, – сочеталась с люстрой, висевшей у меня над головой в гостиной.

Комендант продолжил рассказывать о трех спальнях, полах с подогревом и тропическом душе.

– Подождите… – выдавила я, ошеломленно качая головой.

Но мужчина не умолкал:

– На втором этаже есть общий тренажерный зал, а также крытый бассейн. Оба функционируют двадцать четыре часа в сутки, семь дней в неделю. Так как вы живете в одном из пентхаусов, для вашего удобства доступен личный внутренний дворик.

Мои брови сдвинулись в недоумении. Я живу в пентхаусе? Что?

– Постойте, – засмеялась я, начиная нервничать.

Однако мистер Паттерсон все не унимался.

– В вашу квартиру ведут две двери, – подчеркнул он посерьезневшим тоном. – Через вторую можно выйти к лестнице в случае пожара, но следите за тем, чтобы она всегда была заперта. – Комендант указал в конец темного коридора. Проследив взглядом за движением его руки, я увидела металлическую дверь. – У нас очень строгие правила безопасности, однако мне было необходимо проинформировать вас о существовании альтернативного выхода.

Поднеся ладонь ко лбу, я вытерла выступивший пот. Черт, что происходит? Квартира уже была обставлена дорогими на вид диванами, столами и снабжена электротехникой. Мистер Паттерсон взял в руки планшет и начал регулировать защитные экраны для окон с видом на город.

– Теперь позвольте мне показать вам…

– Постойте! – выпалила я, перебив его. – Извините. Думаю, здесь какая‑то ошибка. Меня зовут Эрика Фэйн. Я заключила договор об аренде однокомнатной квартиры с одной ванной… а не пентхауса. Понятия не имею, чья это квартира, но я плачу за гораздо меньшую площадь.

Он, похоже, пришел в замешательство, после чего достал свою папку, вероятно, чтобы проверить информацию. Конечно, мне очень нравился пентхаус, только я не собиралась тратить каждый месяц больше тысячи долларов на то, в чем не нуждалась.

Мистер Паттерсон тихо засмеялся, изучая документацию.

– Ах, да. Я забыл. – Он посмотрел на меня. – Ту квартиру уже арендовали, к несчастью.

От разочарования у меня поникли плечи.

– Что?

– Произошла путаница. Мы очень сожалеем. Владельцы здания рекомендовали мне в качестве извинения улучшить условия подписанного вами контракта. У нас свободны два пентхауса, поэтому мы не видели причин, препятствующих вам поселиться в одном из них. Ваш договор по‑прежнему действителен в течение года, размер арендной платы останется неизменным все это время. – Мистер Паттерсон протянул мне ключи. – Вам никто не звонил?

Все еще пытаясь переварить услышанное, я протянула руку, принимая ключи:

– Нет. И я все еще немного сбита с толку. Почему вы предлагаете мне квартиру в два раза больше за ту же сумму?

Он улыбнулся, расправив плечи. Моя мать делала точно так же, когда больше не собиралась отвечать на вопросы.

– Как я сказал, – умиротворяющим тоном ответил комендант, – мы очень сожалеем о допущенной ошибке. Пожалуйста, примите наши глубочайшие извинения. Надеюсь, данный пентхаус оправдает ваши ожидания, в то время как вы продолжите свое обучение в колледже. – Мужчина наклонил голову. – Будьте добры, сообщите мне, если вам что‑нибудь понадобится, мисс Фэйн. Я всегда к вашим услугам.

Затем мистер Паттерсон вышел из квартиры, закрыв за собой дверь.

Я не могла сдвинуться с места. В животе все сжалось, будто мне дали под дых. Я поверить не могла. Как это случилось?

Обозревая обстановку, я медленно повернулась кругом в попытке свыкнуться с реальностью и, в особенности, с тишиной. Я осталась совершенно одна.

Несмотря на красоту квартиры, я с радостью была готова переночевать на надувном матрасе, а завтра отправилась бы покупать свою собственную мебель. Я бы радовалась маленькой, уютной квартирке и соседям.

Вот только через два дня начнутся занятия. У меня не было времени искать новое жилье.

– Проклятье, – прорычала я тихо.

Я неспешно прошла по коридору. Начав свое путешествие по комнатам, обнаружила просторную ванную с двумя раковинами и душевой, отделанной сланцевой плиткой. Открыв шкафчики сбоку от раковины, нашла заготовленный запас полотенец и банных халатов, и даже мочалку из люфы.

Затем я перешла в спальню, где увидела огромную кровать и мебель, подобранную под цвет белому постельному белью и шторам. Даже проклятые часы на ночном столике были настроены.

Невероятно. Все сделали за меня. Как дома.

Может, декор немного отличался, и пейзаж определенно изменился, только вот в моей жизни ничего не поменялось. Обо всем уже позаботились. Готова поспорить, если я открою холодильник, он тоже будет забит продуктами.

Нужно отдать должное матерям Тандер‑Бэй за то, что проследили, чтобы одну из их принцесс окружили заботой. Быть может, это эквивалент подарочной корзины с фруктами от приветственного комитета.

Я покачала головой, ощущая, будто стены начали смыкаться.

Дамы из Тандер‑Бэй без дела не сидели. Они были могущественны, влиятельны и дотошны, а мы, их дети, комфортно существовали под таким покровительством. Мне уделяли еще более пристальное внимание, потому что мой отец погиб, а мать была… слабовольной.

В детстве я испытывала благодарность за предоставленный ими безопасный кров, но сейчас хотела сама заботиться о себе. Пространство, дистанция и, может, небольшие сложности – вот что мне было нужно.

Вздохнув, я сунула ключи в карман своих белых шортов и стянула с себя черный свитер, оставшись лишь в серой футболке с коротким рукавом.

Вернувшись в гостиную, я переступила через порог открытых раздвижных дверей, ведущих во внутренний дворик. Я была в черных шлепанцах, поэтому сразу пальцами почувствовала мягкую травку. Оглядев просторную площадку, я отметила, что дворик представлял собой прямоугольник, и одна из его длинных сторон была не огорожена, благодаря чему отсюда открывался вид на город.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *