Игры в жизнь


На вопрос, заданный Максом Димке о родителях, Вампир неохотно ответил, что родители погибли, когда он был совсем маленький. Димка жил у бабушки, а когда она умерла, его забрал к себе дядька.

Про себя Максим позавидовал Вампиру, который бросил учиться сразу после дядиного отъезда и начал заниматься компьютером — Вампир был приличным программистом и иногда писал программы на заказ для разных торговых фирм, получая небольшие гонорары. В последнее время у Димки появился еще один источник дохода, причем довольно сильный: его дядька удачно открыл ресторан в Ташкенте, где жил, и теперь каждый месяц присылал Диме письмо, в котором рекомендовал продолжать учиться, и перевод на триста долларов в рублевом эквиваленте. Этих денег Вампиру хватало на бесконечные апгрейды компьютера, оплату Интернета и на еду.

Познакомился Максим и с Ритой — девушкой Вампира. Тихая, спокойная восемнадцатилетняя подружка Димы оказалась таким же любителем компьютерных игр, но любила не стрелялки и драки, а гонки. Когда в «Нид фо спиде» она мчалась с бешеной скоростью на «ломбарджини», она преображалась. Максим с удивлением наблюдал, как машина вписывается в крутые повороты, легко обходит своих соперников и гонящихся за ней полицейских, смотрел на ее лицо с широко раскрытыми глазами и губами, сжатыми в прямую линию, смотрел и не мог поверить, что эта та самая девушка, которая двадцать минут назад, знакомившись с Максимом, тихо представилась:

— Рита… — и замолчала, смутившись.

В жизни она была полной противоположностью Вампиру, настроение которого совершенно нельзя было предугадать. Он мог веселиться и шутить, а через минуту сидеть молча, уставившись в одну точку, и хмуриться, думая о чем-то своем. Мог разговаривать серьезно, внимательно слушая собеседника, а потом забывал обо всем и начинал прикалываться над всеми, передразнивая и подшучивая. Бывало, что он обижался, но никогда не запоминал обид.

Максим был свидетелем одного случая, когда Димка сильно поругался с Ритой и она ушла домой, а через час Димка позвонил ей и как ни в чем не бывало попросил ее завтра принести с собой какую-нибудь интересную кассету с фильмом. Рита, уже привыкшая к таким перепадам настроения, пришла на следующий день с кассетой, и они сели ее смотреть, совершенно не касаясь темы вчерашней ссоры. Максим больше, чем на сто процентов, был уверен, что Димка просто забыл об этом, а Рита…

А Рита просто любила Димку и принимала его таким, какой он есть.

Так же принял его и Максим, став его другом не только по компьютерным играм, но и, как говорил Вампир, «…в реале…».

На экране телевизора тем временем появилась фотография того, о ком и шел этот разгоряченный спор. Только ни бармен, ни спорщики не догадывались о том, что именно этот парень был героем не только этого, но и многих других пересудов и толкований, проходивших вчера и сегодня в отделениях милиции и в камерах предварительного заключения, в номерах «Интуриста» и в раздевалках бань и стадионов, за обеденным домашним столом и за ужином в закрытых клубах, в интернетовских чатах и просто по телефонам. Лишь в газетах и по телевидению ничего не рассказывалось об этом случае.

О том, что парня, лицо которого замерло на экране, показывали по телевидению именно в связи с этим происшествием, не знал и Максим, который, едва бросив взгляд на экран, отставил в сторону бокал с пивом и попросил бармена сделать звук погромче.

— …зыскивается этот человек, который, по мнению сотрудников милиции, может являться свидетелем одного из расследуемых сейчас преступлений. Просьба того, кто знает что-нибудь о местонахождении этого человека, позвонить по телефону 87-16-15 или 02.

Диктор умолк, зато незамедлительно подал голос мужичок в очках, который ткнул пальцем в экран и презрительно хмыкнул:

— Не говорят, что за преступление. Крутят-вертят, паразиты. Мусора клятые.

— Это да, — протянул его собеседник и повернулся к Максиму. — Пацан, огонь имеешь?

Максим не ответил. Он смотрел на фотографию разыскиваемого. Чуть улыбающееся лицо с аккуратно уложенной на пробор прической, глаза, смотрящие куда-то в неизвестное место… Такое знакомое выражение, появляющееся после успешного выполнения задания в игре, выражение победы, удовлетворения от проделанной работы… левый глаз чуть прикрыт — так всегда делал только один человек из знакомых Максиму. И это был он.

Димка. Димка-Вампир, с которым они только вчера азартно играли в «Контр-Страйк», а сегодня его ищет милиция.

Честно сказать, не сильно Максим верил в Димкин рассказ про дядю, присылавшего ему деньги. Не верил, но и не расспрашивал, хотя знал, как можно поймать Димку на лжи. Можно было проверить квитанции о переводах, можно было сходить с ним на почту…

Только зачем?

Максиму было наплевать, откуда у Димки деньги. Хоть наркотой пусть торгует, хоть сервера чужие на заказ ломает…

Это его дело. А переубедить…

Надо было хорошо знать Вампира, чтобы понимать, что его упрямство больше, чем у буриданова осла. Максим относил себя к разряду тех людей, которые достаточно хорошо знали Димку, чтобы попробовать навязать ему свое мнение.

Димка будет внимательно слушать советчика, соглашаться с ним во всем, что будет аргументировано, а в конце разговора просто ответит на основной вопрос отрицательно и ничего объяснять не будет. Для него и жизнь как игра.

Доигрался…

Зачем же ищут его менты? — мелькнула мысль, а вслед пришла еще одна: надо срочно увидеться с ним.

— …оглох, что ли, а? Я тебя спросил, понял?

Максим очнулся от дум и глянул на говорившего: тип в спортивном костюме разминал сигарету и смотрел на Максима. Из-за его спины с каким-то радостным интересом выглядывал очкарик, наблюдая за развитием событий.

Бармен демонстративно положил возле типа зажигалку, но тот не обратил на нее никакого внимания:

— Ну и наглая же сейчас молодежь! Ни уважения, ни понятий, понял?

Он уже начал заводиться, и Максим встал, чтобы не стать участником конфликта, однако мужик схватил его за руку — а хватка у него была крепкая — и толкнул обратно:

— Тебя мать с отцом не учили уважать старших?

— Не надо, Аркадий Агопович… — попытался влезть бармен, но мужик отмахнулся:

— А ты не лезь! Слышь, пацан, тебя мать воспитывала, а?

Максим не ответил. Его лицо стало пунцовым, он опять попытался встать и уйти, но снова был остановлен мужиком, который распалялся все больше и больше:

— Ты что, гаденыш, я не понял, ты совсем наглый, да?

— Они сейчас все такие, — поддакнул ему очкарик, — ублюдки.

— Сам ты ублюдок! — Максим рванулся, чтобы выбежать, но рука Аркадия Агоповича сцапала его за шиворот и притянула к себе.

— Я тебя, щенка, научу родину любить! — прошипел он Максиму в лицо, дохнув на него перегаром.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *