Игры в жизнь


Борис Сергеевич опять остановился и отряхнул с плеч насевший снег.

— Проверишь этих, новеньких. И постарайся использовать их. И поторопись с исследованиями. Мы должны знать причину этого непонятного явления раньше, чем наступит время, когда каждый школьник, севший за компьютер, сможет работать на уровне специалистов, отдавших за эти умения годы.

Они повернулись и пошли обратно. Прошли мимо охранника, неотрывно следовавшего за ними на расстоянии десяти метров, который выждал, пока они опять удалятся на необходимое расстояние, и последовал за ними; подошли к дому — трехэтажному особняку с пристроенными по краям двумя высокими башнями. У подъезда прогуливался еще один охранник с автоматом наперевес.

На одной руке у него был намотан поводок, пристегнутый другим концом к шипастому ошейнику. Обладатель ошейника, черный мускулистый ротвейлер, настороженно наблюдал за двумя людьми, остановившимися на ступеньках у входа в дом между мраморными колоннами.

— Андрей, а тебя не пугает то, что сейчас происходит? — спросил Борис Сергеевич.

— Что именно?

— Помнишь Сашу Солоника? Македонского? Я беседовал с ним давно, в «Крестах». Интересный был человек, кстати. Знаешь почему он стал наемником? Он сказал мне, что все люди делятся на волков и овец. Не хорошие и плохие, не злые и добрые. Волки и овцы. Овца может быть жирной и сильной, волк может быть старым и больным, но волк всегда останется волком, а овца никогда не сможет стать хищником. Себя Саша называл волком. Таких, как он, — мало. Я не стал с ним спорить тогда, хотя не был согласен с этой теорией. Не важно. Смысл его рассуждений мне был понятен. Он не был просто исполнителем, я бы его назвал свободным художником… не в этом дело. Андрей, если следовать его мыслям, то сейчас… слишком много волков появилось. И будут появляться.

— Да какие они волки? Скорее, волчата… — махнул рукой Лебедь.

— Нет, нет… именно волки. Ты думаешь, здесь возраст имеет значение? Или то, что они руками умеют махать и курок спускать? Нет. Они убивать могут. А это самое главное. Воспитать человека безразличным к чужой жизни легко, а вот воспитать так, чтобы он сам мог убивать… для этого мало быть солдатом. Для этого надо быть волком. Раньше такого не было. А теперь… Но что поменялось? Что? Неужели все дело в насилии, которое вбивается в мозги детей с самого раннего возраста? В фильмах, играх, книгах… в жизни. Или волчья натура уже сидит в каждом из нас с рождения и ждет своего часа, чтобы вырваться на волю?

— Мне кажется, — осторожно заметил Лебедь, — что дело не в насилии. Они просто не различают границ между игрой и жизнью. Для них это не жестокая жизнь, а что-то вроде этапа в игре.

— А тот парень, Максим… который не хотел сначала работать… он же понимал, что они делают. Понимал, и все-таки он тоже стал таким. Значит, причина не в том, что они живут игрой в жизни.

— В любом правиле могут быть исключения.

— Нет, Андрей, здесь дело не в исключениях. Есть что-то, из-за чего они получают своё мастерство. Мы сажали пятнадцать человек за компьютеры, в течение месяца они только и делали, что играли, но никакого результата. Нам надо найти причину, обязательно! Все, Андрей, езжай. Завтра ты вместе со своими ребятами должен быть в Сочи. И смотри не делай больше ошибок.

Лебедь спустился по ступенькам и подошел к стоящему недалеко «паджеро».

Когда он уже отъезжал от дома, то в зеркало заднего обзора увидел Бориса Сергеевича. Тот так же продолжал стоять между колонн и смотрел вслед уезжающей машине.

И Лебедю вдруг подумалось, что всесильный шеф боится этой неизвестности.

А ведь и правда, что будет, если каждый сможет поиграть в игру и стать профессиональным бойцом? Полетит ли мир в тартарары, или все останется на своих местах?

Бред!

Лебедь отогнал от себя эти мысли и притормозил у высоких литых ворот. Опустил стекло, подошедший к машине охранник глянул на него и махнул рукой.

Ворота, движимые электроприводом, медленно распахнулись, и Лебедь утопил педаль газа. Оставляя за собой облако снежной пыли, внедорожник выехал на широкую дорогу и помчался по направлению к трассе.

 

Лебедь смог проверить Крейзи и его двух друзей по своим каналам, пользуясь старой легендой майора Службы внешней разведки.

Все трое родились здесь, жили в разных районах, двое — Никита и Ден — учились на юрфаке Сочинского университета, Крейзи работал вышибалой. Ни к каким группировкам отношения не имели, их семьи были достаточно обеспечены…

Но был один интересный момент — Лебедь не поленился проверить сводку происшествий за последнее время и нашел то, что искал.

Так легче.

Ребят надо было срочно привязывать к Конторе и заодно проверить на умение убивать.

Был и подходящий случай — Конторе позарез нужен был один из сочинских банков. Случай был похожий на норильский — надо было ликвидировать председателя совета директоров, и на его место автоматически появлялось два претендента. Один из них был человек Конторы, другого желательно было бы тоже убрать; и чтобы это не вызвало лишних подозрений, этих двух людей убрать надо было вместе.

Оставалось только придумать, как использовать всех троих — ведь если они умеют только драться, как Максим, то пользы от них не будет. У банкира охрана не такая, как у немецких коммерсантов, здесь бывшие гэбисты из «девятки», натасканные на дела такого рода.

Поразмышляв немного, Лебедь решил раскрыть некоторые карты и вызвал Крейзи и его дружков на беседу.

Лебедь понимал, что поступает неправильно, но иного выхода он не видел. Они встретились на квартире у Тимура, что тоже было неправильно, но в соседней комнате сидел с пистолетом Вампир, готовый убить Крейзи, если тот откажется работать.

Риск был большой, в этом случае придется «решать вопрос» и с остальными двумя, а это повлечет за собой неминуемые проблемы, но….

Надо было надеяться на лучшее.

Так считал и Вампир, ждущий сигнала в соседней комнате.

Крейзи и Никита примостились на диване, Ден сел в кресло возле журнального столика. Лебедь оперся спиной о подоконник и рассматривал всю троицу.

Он уже рассказал приблизительно, что требуется от Аркаши и его друзей, и теперь ждал ответа.

— У вас же есть те, кто умеет это делать. Для чего вам рисковать, посылая нас? — спросил Крейзи.

«Уже хорошо — усмехнулся про себя Лебедь. — Не протестует против убийства, значит, это ему не претит. Хотя… странно. Неужели Борис Сергеевич прав, и они действительно как волки, с совершенно другой моралью…»

— А ты подумай, — предложил Лебедь.

— Да тут и думать нечего. — Крейзи провел рукой по голове. — Хотите нас… это, как сказать… ну, в книгах пишут, замазать. Так?


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *