Игры в жизнь


Рядом с ней уселся Геворк.

— Все нормально? — спросил он.

— Да, нормально. Вышла свежим воздухом подышать, — ответила Лена.

— Ну как дела у тебя? Чем занимаешься?

— Учусь, — пожала плечами Лена. Почему-то ей не хотелось сейчас с ним разговаривать.

— А что там у вас с Олегом вышло? Он мне говорил, что вы поругались. — Геворк достал из кармана сигареты, словно приготовившись к долгому разговору.

— Мы не ругались. — Лена отвечала коротко, показывая, что не расположена разговаривать, но парень на это не обращал внимания.

— Ты его разлюбила?

«А любила ли я его?» — подумала Лена, но вслух сказала другое:

— Геворк, ты извини, я сейчас не хочу на эту тему разговаривать. Он же твой друг, поговори с ним…

— Вот именно! Он мой друг, и я за него переживаю. Он же любит тебя. А ты его бросила. Почему? Он тебя чем-то обидел? Скажи мне, я с ним поговорю…

— Он меня не обижал, Геворк… все в порядке… никто никого не…

Из дома вышел Самвел, брат Геворка. Стоя на крыльце, он окликнул сидящих на скамейке:

— Эй, Лена, Геворк! Чего вы там сидите? Пошли танцевать! Геворк, аристэ![2]

— Братан, подожди. Сейчас поговорим и подойдем.

Самвел скрылся в доме, а Геворк опять повернулся к Лене:

— Лена, какой «в порядке»? Я же вижу, что у вас что-то не так. Чем тебе Олег не нравится? Хороший парень, обеспеченный, умный, красивый…

«Словно на базаре товар расхваливает» — возникла у Лены ассоциация.

— …жениться ему уже пора…

— Ты в роли свата выступаешь? — усмехнулась Лена.

— А что, — не смутился Геворк. — Хочешь, засватаем тебя? Прям завтра к тебе приедем.

— Это Олег попросил тебя со мной поговорить?

— Нет, я сам, — ответил парень, но Лена ему не поверила.

— Не надо меня сейчас сватать. — Лена улыбнулась. — У меня сейчас кавардак в голове…

На крыльце вновь появился Самвел и закричал:

— Геворк, оки уныс?[3] Аристэ!

— Иду, иду! — откликнулся Геворк и встал со скамейки. — Пойдем?

— Я сейчас подойду, — кивнула Лена. — Дай мне сигарету.

Геворк достал пачку сигарет, щелкнул зажигалкой и ушел в дом. Лена осталась сидеть, облокотившись на спинку скамейки. Было довольно прохладно, и Лена зябко поводила плечами, но в дом идти не хотелось. Ей была слышна играющая внутри музыка, сюда доносились веселые крики гуляющих, но ей было совсем не весело. Словно какой-то холодный сгусток, похожий на льдинку Снежной Королевы, попал ей в сердце и никак не хотел оттаивать.

…и вроде жив и здоров, и вроде жить — не тужить так откуда взялась печаль…

Она затягивалась и чувствовала, как на глаза накатываются слезы.

Сейчас она никого не хотела видеть. Никого, кроме одного человека….

Тот, кто подошел к ней и сел рядом, этим человеком не был.

— Лена, — окликнул её Олег. — Ты чего здесь сидишь одна? Замерзла? Лена!

Он встал со скамейки и сел перед ней на корточки. Посмотрел в глаза:

— Ты плачешь?

— Дым в глаза попал, — оветила Лена. — Олег, отвези меня домой. У меня голова болит.

Олег нахмурился, встал с корточек, провел рукой по волосам.

— Тебе не нравится здесь? Хочешь, поедем куда-нибудь…

— Олег, я домой хочу. Отвези меня, пожалуйста…

Олег кивнул и хрипло сказал:

— Ладно. Поехали.

Пока они ехали, они не сказали друг другу ни слова, но когда машина остановилась перед воротами Лениного дома и девушка уже собиралась выйти из машины, Олег остановил ее:

— Лена… ты, это… извини меня.

— За что? — непонимающе посмотрела на него девушка.

— За тот поцелуй. Я не знал, что так получится. Хочешь, я сам с ним поговорю и объясню, что и как было?

Лена покачала головой:

— Ты ему ничего не объяснишь. Он в Москву уехал. Ты меня тоже извини. Я, наверное, тебе дурой кажусь… мне сейчас одной надо побыть.

— Мы останемся хотя бы друзьями? — спросил Олег.

Лена слабо улыбнулась:

— Конечно.

Она вышла из машины и захлопнула дверь. Олег смотрел, как она достает из сумочки ключ, открывает калитку.

Лена уже почти зашла во двор, когда Олег высунул голову в окно и спросил:

— Можно мне завтра позвонить тебе?

Лена кивнула и скрылась за калиткой. «Мерседес» сдал назад, развернулся и помчался по дороге туда, откуда приехал.

Олег нервно выстукивал пальцами по деревянной обшивке руля.

Ну почему все не так?! Что, что надо делать?!

Одно он знал наверняка. Что он сделает, как только вернется к Геворку.

Напьется. В дрова. В зюзю.

* * *

Они жили в доме Лебедя, который в последнее время дома практически не ночевал, отдав большое трехэтажное здание в распоряжение четверки ребят.

Тимур до сих пор был в Сочи, ребятам он не звонил, отчитываясь, видимо, лишь перед Лебедем, и чем он там занимался — тоже было им неизвестно.

Примерно месяц они ничего не делали, если не считать нескольких «экскурсий» в лабораторию Конторы, где с них снимали всевозможные показания.

Макс даже съездил на пару дней домой, Лебедь его отпустил после возвращения из Германии. Вампиру показалось, что он не хотел ехать, потому что разрешение Лебедя он воспринял без особой радости и дома пробыл два дня вместо отпущенных четырех. Поездка эта ему на пользу не пошла, после возвращения на Макса опять напала хандра, и кто знает, что бы было дальше, если бы не поразительное событие: к ним пришло пополнение.

Точнее сказать, не пополнение к ним пришло, а они поехали за пополнением: в Сочи, в одном из компьютерных клубов, куда Тимур заходил по вечерам, он случайно познакомился с Крейзи — парнем лет двадцати, выглядевшим намного старше.

Плотный накачанный здоровяк ростом где-то под метр девяносто имел в этой жизни два увлечения: компьютерные игры и парапланеризм. И если последнее увлечение, кроме нескольких переломов и частого повышения адреналина в крови, ему ничего не принесло, то благодаря первому он стал сильным бойцом в рукопашном бою.

В принципе у Крейзи был довольно добродушный характер, и он редко с кем ссорился, но в тот вечер он напился и, придя в клуб, поцапался из-за какой-то мелочи с Тимуром, который тоже не собирался отступать. Вполне возможно, что Тимур бы спустил все на тормозах, если бы это произошло тогда, когда он только приехал в Сочи, но теперь, когда он был знаком со многими завсегдатаями клуба, ему, чтобы не потерять авторитет, пришлось согласиться выйти на улицу «побазарить».

Уже был декабрь, на улице было не то чтобы холодно, скорее прохладно.

Слякоть, оставшаяся после недавнего дождя, заставила Крейзи поморщиться: не хотелось пачкать новый спортивный костюм. На улице было темно, единственный фонарь в переулке находился метрах в двадцати от толпы пацанов и девчонок, обступивших двух спорщиков.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *