Игры в жизнь


Еще одно неудобство заключалось в том, что в этой бетонной конуре совсем не работали телефоны. Важа по заданию Хызыра специально объездил все фирмы, занимающиеся сотовой связью, у всех купил по одной самой навороченной трубке и проверил их в конуре.

Результаты были неутешительными. Сквозь бетон ни на одну трубку сигналы не проходили. Оставался вариант провести обычный телефон, со шнуром, но Хызыр категорически был против него.

Западло дома такой телефон иметь.

Несолидно.

Вот и приходилось одному из помощников дежурить в бильярдной с трубкой Хызыра и звать последнего в случае звонка.

Наверное, бывай Хызыр чаще в этой камере, ему бы быстро надоело беспрестанное хождение по маленькому коридорчику, однако комната использовалась не так часто, как Хызыр планировал — впрочем, хозяина это устраивало, — посему телефон не провели, и в тот момент, когда Мирон прокачивал Макса с помощью последней модификации «сыворотки правды», а Хызыр с Важей, сидя в креслах за столом, наблюдали за этим процессом, возле котельной, лениво стуча по шарам, с кием в руке прохаживался Муслим, здоровенный парень лет двадцати пяти, задача которого на этот момент была позвать Хызыра к телефону в случае звонка.

Возле ворот во дворе на корточках сидели три человека. Двое из них спокойно курили, третий явно чувствовал себя неуютно: он постоянно крутил головой и переминался с ноги на ногу. Встал с корточек, постоял, снова присел, робко улыбнулся.

— Э, сыды спакойна, — лениво произнес один из двоих, усатый тип в майке с изображением черепа и надписью «I wanna kill you».

Он сплюнул себе под ноги и затушил в плевке окурок.

— Ты бармэн, да?

Суетливый кивнул.

— Можешь всякие коктейли-моктейли мешать? — Второй курящий по-русски говорил без акцента, хотя, как и первый, был черноволосый и усатый. Он сидел раздетый до пояса, и волосы, густо покрывавшие весь его торс, делали его похожим на орангутанга. Еще большее сходство с приматом ему придавали лицо: низкий покатый лоб, приплюснутый нос со шрамом на переносице и квадратный подбородок — великолепный экземпляр для подтверждения теории Ламброзо.

Опять кивок.

— Ты в «Шахэрэзадэ» работаэш?

— Да.

— Красавэц! Нам с братом налиош, кагда мы придем, по кактейлу, ага? Так, за бэсплатно?

Леха — а это был он — опять кивнул.

— А по два? — ухмыльнулся второй.

— Налью.

— А если мы не одни придем, напоишь на халяву всю братву?

Леха замолчал. Он понимал, что стоит только согласиться на это, и в ближайшие дни обязательно в кафе пожалует человек пятнадцать, чтобы поесть и выпить «за счет заведения», но с другой стороны, сказать сейчас «нет»…

— Да всю, наверное, не потяну…

— Э, как нэ потянэш? Жадный такой? Куска хлэба пожалэл?

Усатый несильно толкнул Леху в плечо, и тот растянулся на земле прямо перед его напарником. Тот нагнулся и взял Леху двумя пальцами за горло.

— Видишь, какой ты слабый. На ногах удержаться даже не можешь. Я тебя двумя пальцами задушить смогу. Не веришь?

Он стал пальцами медленно сжимать Лехину шею. Toт попытался было развести руками пальцы дагестанца и освободиться от хватки, но его руки схватил усач.

Дышать стало тяжело, Леха испуганно прохрипел:

— Верю, верю.

Хватка ослабла.

— Раз веришь, зачем споришь?

— Да я не спорю, — ответил Леха, потирая шею. Он хотел встать, но волосатая пятерня опустилась бармену на грудь и вжала в землю.

— Так что, мы зайдем к тебе на днях с ребятами?

— Мужики, я не…

Хлоп!

Дагестанец отпустил грудь и отвесил Лехе пощечину.

— Мужики в поле пашут, понял?

— Ребята, я…

Хлоп!

Что делают ребята, дагестанец объяснить не успел.

Раздался звук, похожий на треск швейной машинки, только слегка приглушенный, и дагестанец, дернувшись, упал прямо на Леху.

 

Трое молодых ребят стояли между высоким кирпичным забором и густым кустарником. Все трое были в кроссовках, спортивных штанах и майках, хотя впечатление спортсменов они отнюдь не производили. Так… среднего телосложения.

У одного из них, самого высокого, в руке была спортивная сумка, в которой при резких движениях что-то бряцало.

— Ну что, Ян, — обратился к нему один из ребят, — присаживайся. Полезем мы с Серым, пора.

Ян кивнул и сел возле стены на корточки.

— Слышь, Тема, а если его там нет? — спросил он, устраиваясь поустойчивее.

— Дядя Лебедев сказал, что есть, значит, есть. В принципе какая разница, шороху по-любому наведем, — весело ответил Тема и залез Яну на плечи. — Оп!

Ян резко выпрямился, и Тема, подпрыгнув, уцепился за край забора. Подтянулся, осмотрелся и взгромоздился на забор.

— Давай, Серый.

Второй парнишка подошел к Яну и повторил Темины действия. Тема спрыгнул во двор, а Ян подбросил Серому сумку.

Через минуту около беседки двое ребят достали из сумки два пистолета и два автомата. Тема запихнул за пояс «дессерт-игл» и взял в руки «МП-5».

— Три-один, лучше не бывает. — С этими словами Тема передернул сбоку затвор и взял автомат на изготовку.

— Мне «калаш» больше нравится, — ответил Серый, вставляя обойму в доставшийся ему «узи», — лучше бы с ним, он сподручнее. Артем, а ты что, глушак не будешь ставить?

Тема поколебался мгновение, затем нагнулся и вытащил из сумки продолговатый цилиндр с резьбой на одном конце. Накрутил глушитель на ствол и недовольно буркнул:

— С глушаком стремно.

— Лебедь сказал, значит, так надо…

— Да пошел он на хер, твой Лебедь. То не делай, это не делай, а это делай, но не так. Что он, самый умный? Я с Вампиром работаю, а не с лохом приезжим.

— Ну, не такой уж он и лох…

— Мудак он, твой Лебедь. Я его скоро тоже грохну, барана.

— Ладно, — Серый тоже прицепил на свой «узи» глушитель и встал с корточек, — проехали. Пошли, пора капусту наживать.

Двое пацанов молча подошли к дому и выглянули из-за угла.

— Я в дом, а ты этих мочи, — прошептал Артем и шагнул вперед.

Серый направил «узи» на троицу, сидящую на корточках (а, нет, один лежит), но стрелять не стал, а решил подойти вплотную. Когда до них осталось метров пять Серый вдруг передумал — захотелось тоже посмотреть дом внутри, а после Темы там никого могло и не остаться…

Палец надавил на спусковой крючок… Первые пули пробили спину полуголого мужика, похожую на каракулевую шубу.

Ствол качнулся в сторону, и второй абрек откинулся на спину — с десяток пуль пробили череп на майке, и кровь из раны брызнула на лежащего человека.

Тот повернул голову в сторону Серого и хотел было что-то сказать, но Серый, не прекращая давить на спусковой крючок, перевел ствол на него.

Первая пуля попала Лехе в левую руку, но боль он почувствовать не успел, следующие две пули вошли ему в сердце.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *