Игры в жизнь


— Ты слишком далеко заходишь, — с ненавистью прошипел тот и поднял стул.

— Чем дальше в лес, тем ближе вылез. — Уже успокаиваясь, парень заткнул пистолет за ремень и продолжил: —…Короче, у вас есть деньги, причем, как мне кажется, даже много. Я не собираюсь отбирать у вас все, что вы имеете, достаточно будет небольшой суммы, которую заплатит каждый. Раз в месяц мои люди будут собирать небольшую зарплату, как в старые добрые времена, когда вы трясли коммерсов. Мы, со своей стороны, будем помогать решать разные внешние проблемы… не исключены и деликатные просьбы… Но поясню сразу: нам война не нужна, мы заинтересованы в спокойствии и процветании нашего города. Вам, думаю, всем интересно, почему бы нам просто не подмять под себя весь город, да? Потому что слишком долгая песня — рушить старое и создавать новое. Да и мы не жадные, нам не надо все. Работайте как работали, а нам платите немного, и все будут довольны. Единственная просьба: вы все так или иначе связаны с ментами и…

— Э, думай, что говоришь! — возмутился Рамиз. — За такой базар…

— Ой, ну не надо! — усмехнулся парень. — Я, может, в ваших понятиях не волоку, но мой чердак, — он выразительно постучал пальцем по голове, — вполне может понять, что без ментов хрен бы кто-либо из вас шаг лишний сделал. Ладно, это фигня. Мне надо, чтобы вы помогли дело закрыть про перестрелку в Устиновском переулке или что-нибудь там придумали такое, чтобы менты меня не искали…

— Этим делом Москва занимается. — Ашот смахнул пот со лба и сполоснул руку минералкой. — Тебе легче пластическую операцию сделать или вообще из страны свалить на некоторое время.

— В центре города десять человек замочить — это тебе не поссать под деревом, — поддержал Ашота Анастас, — надо прежде думать, а потом стрелять.

— Времени не было думать, — развел руками парень.

— А когда моего брата и его сына избили в баре, тоже времени не было думать? — спросил Ашот.

— Это когда?

— Сегодня. Днем.

— Сегодня? — Парень вроде бы даже удивился. — Да сегодня вроде наших в городе не было… Альберт разве что? А мне он ничего не говорил.

Он задумчиво покачал головой.

— Ладно, бог с ним, с ментами придется самому разбираться… Меня интересует такой вопрос, все ли согласны с нашим предложением?

Над столом повисла гробовая тишина. С десяток взрослых мужчин, достаточно крутых и сильных, молча сидели на своих местах, а взгляд молодого пацана цепко обшаривал каждого из них.

Труп Банщика наглядно символизировал решительность парня, и даже Заур, который явно не хотел такого развития событий, не решился вмешаться и попробовать перенастроить намерения парня в свою пользу.

А ведь появление таких вот ребят здорово изменит всю, казалось бы, устойчивую криминальную структуру города. Это сейчас он говорит, что им не надо заниматься делами, они лишь хотят получать долю со всех дел. Пройдет совсем немного времени, и аппетиты молодняка возрастут, появится азарт, а с ним придет жажда крови, и тогда…

Будет новый передел города, будут звучать выстрелы, будут репортажи о заказных убийствах, и репортеры будут наигранно-возмущенными голосами вопить в камеры о разгуле преступности и тыкать пальцами в многочисленные трупы.

Анастас понимал, что в этой войне старым авторитетам не выжить против обладающих почти фантастическими способностями молодых ребят, взявшихся неизвестно откуда и бросивших вызов верхушке криминалитета.

Интересно, а как они вышли на Заура?

Старый ублюдок наверняка хотел их к себе прибрать, да только обломался.

Если…

Если только здесь не какая-то тонкая игра.

Одно Анастас понимал однозначно: если война и будет, то он в ней участвовать не намерен. Никакие деньги, никакая власть на земле не смогут вернуть жизнь Банщику, так глупо полезшему на рожон.

Всех денег не заработать, всю власть себе не забрать… Анастас вспомнил, как лет двадцать назад он сам, будучи тогда таким вот молодым двадцатипятилетним пацаном, стоял перед столом с сидящими за ним цеховиками и кооператорами, крутыми в то время людьми.

Многие из них были уже седыми, но это были те люди, про которых говорят, что «старый волк — матерый волк», — и все равно в их глазах можно было прочитать понимание того, что пистолеты, которые направили тогда на них Анастас и Казарян, легко могут выстрелить.

И они приняли решение платить. Не все, правда.

Отказались платить двое: один был братом второго секретаря райкома партии, другой был близким другом тогдашнего Смотрящего, вора в законе Кости Минчанина.

Эти двое ушли тогда, каждый думая о том, что он недосягаем.

Ни государственные законы, ни воровские не спасли их.

Потому что понимали Анастас с Ашотом — если сейчас дать слабину, то все…

Эти двое не захотели платить — они не стали платить. Царствие им небесное. Им и Косте Минчанину.

Как там в детской сказке: «славная была охота…»

Вот и сейчас что-то такое похожее.

Платить, наверное, не будет Степаныч. Он воспитан в старых воровских традициях и сейчас — Анастас был уверен на сто процентов — думает о том, как сделать предъяву Зауру. Сам, конечно, не потянет, к Японцу обратится.

А Японцу наплевать, он в тюрьме за бугром, — для него решетка не преграда и океан не расстояние. Слышал краем уха Анастас, что Степаныч как-то раз помог сильно крестному отцу — а тот добра не забывает.

Вальтер скорее всего Степаныча поддержит.

Рамиз и Кето?..

Они бы заплатили. Им риск не нужен, они уже давно нахапали столько денег, что их хватит даже правнукам. Им жить захочется.

Как и Анастасу.

Воевать с бригадой малолеток, в которой один боец может за пару минут расшлепать десяток опытных боевиков?..

Анастас наблюдал, как сидящие напротив него Вальтер и Степаныч смотрят на красную точку, перескакивающую с золотого медальона здоровяка на белую рубашку каталы.

Словно солнечный зайчик.

Только несущий отнюдь не радость и смех.

В какой-то момент Анастас поймал взгляд Вальтера, устремленный ему на грудь, и перевел взгляд себе на майку.

Судя по всему, снайпер у них в команде был не один. Где же они сидят? По деревьям расселись? Или здесь, на участке?

Анастас не рискнул проследить, откуда светит лучик. Мало ли, как снайпер отреагирует…

— Сколько же вы хотите получать? — поинтересовался Кето.

— Пятьдесят тысяч хороших денег каждый месяц плюс за проблему с Хызыром разово заплатите сто тысяч, — скороговоркой отбарабанил парень явно заготовленную заранее фразу.

— За какой хер я тебе должен каждый месяц капусту давать?! — набычился Вальтер. — За что тебе…

— За твою жизнь! — отрезал пацан. — Или она не стоит твоей доли в этом полтиннике, а?


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *