Игры в жизнь


А вчера настойчиво попросил заменить во время допроса Казаряна следователя своим человеком. И генерал пошел навстречу, согласился.

Сейчас генерал сидел за столом в своем кабинете и перечитывал доклад своего сотрудника.

Какая-то женщина опознала в фотографии парня, которого показывали по телевидению, соседа, живущего на одной с ней лестничной клетке.

По крайней мере похожего.

Она позвонила в милицию, оттуда данные поступили сразу в ФСБ.

Зуммер интеркома заставил его отложить доклад в сторону и нажать кнопку приема.

— Олег Николаевич, — прозвучал голос секретарши, — к вам майор Лебедев.

— Пусть заходит. — Генерал откинулся на спинку кресла.

Массивная дубовая дверь открылась, и в кабинет вошел человек. Хотя он был одет в штатское — строгий серый костюм был явно не из ширпотреба и сидел на нем словно родной, — чувствовалась военная выправка.

При взгляде на него генералу вспомнилось выражение «чистокровный ариец».

Лебедев и впрямь был похож на представителя отборных эсэсовских частей: светловолосый здоровяк ростом под метр девяносто, широкоплечий… И глаза…

Сколько раз во время разговора генерал пытался поймать взгляд этих голубых глаз, но майор все время смотрел — нет, не в сторону, он смотрел на говорившего, но…

В то же время взгляд как будто бы проходил насквозь. Считается, что такой взгляд бывает или у людей с косоглазием, или у наркоманов.

Лебедев был не из них.

Генерал по своему опыту знал, что такой взгляд бывает еще у одной категории людей, гораздо менее многочисленной и гораздо более опасной.

Профессиональные убийцы.

Генералу приходилось работать с «ликвидаторами», убийцами из КГБ. На тренировках в спецшколах их учили убивать, глядя жертвам в глаза и дружески улыбаясь.

Такой пустой взгляд пугал генерала. Каждый раз, оставаясь наедине с Лебедевым, Зарицыну лезла в голову мысль, что если Лебедев захочет его убить, то генерал никогда об этом не догадается, пока пуля не пробьет его сердце.

И хотя генерал убеждал себя, что его неприязнь к Лебедеву вызвана нахальным поведением последнего, на самом деле он просто боялся этого человека с документами на имя майора СВР Лебедева Андрея Анатольевича.

А то, что этот человек был не Лебедевым…

Да генерал голову мог дать на отсечение, что все его документы — фальшивка.

— Здравствуйте, Олег Николаевич. — Лебедев прошел через кабинет и, не дожидаясь приглашения, сел на стул.

— Здравствуйте. — Генерал протянул Лебедеву бумажку с информацией. — Вот почитайте.

Лебедев взял листок и пробежал глазами. Посмотрел на генерала (опять этот пустой взгляд) и презрительно скривился:

— Вы мне это только сейчас показываете?

— Только что получил, — развел руками генерал. Лебедев достал из кармана прибор, больше похожий на рацию, чем на телефон, и нажал несколько кнопок.

— Тимур, идите к машине, я сейчас подойду. Конец связи.

Лебедев встал со стула.

— Я так понимаю, ваши коллеги из МВД уже там?

— По крайней мере в пути.

— Уберите их оттуда.

— Каким образом?

— Мне все равно. Главное, их не должно быть там. Вам ясно? — И Лебедев улыбнулся, да так, что генерал дернулся на стуле. — Этот вопрос решите немедленно. До свидания.

Лебедев вышел из кабинета, а генерал вытер рукавом пот, выступивший на лбу, и расстегнул воротничок рубашки.

— Твою мать! — выругался он и клацнул по кнопке интеркома. — Оля, соедини меня с Ерофеевым, срочно.

— Сейчас, Олег Николаевич, — ответила секретарша. Интерком оставался включенным, и Зарицын слушал, как секретарша клацает по кнопкам телефона своими наманикюренными пальчиками. Генерал представил эти пальцы с длинными накрашенными ногтями, и его воображение быстро дорисовало их обладательницу, симпатичную брюнеточку, которую он пару раз трахал в своем кабинете, когда уж очень сильно припекало.

Вот и сейчас генерал почувствовал, что после разговора с Лебедевым ему необходима разрядка.

«Сейчас решу вопрос с Ерофеевым и…»

Что будет потом, он не успел представить, так как на пульте загорелась лампочка и сразу же Олин голос сообщил, что начальник городского МВД на проводе.

— Миша, здравствуй, — поднял Зарицын трубку.

— Привет, дорогой. Как здоровье? Как жена? Как дети? Почему совсем не звонишь, забыл меня? — раздался в трубке бас Ерофеева.

— Много вопросов, Миша. Все нормально, все живы-здоровы. Я тебе еще как-нибудь позвоню, поговорим, а сейчас извини, я по делу. Важному делу.

— Ну, у тебя пустяковых-то и не бывает. Не тот ранг. — В трубке раздался смешок, а потом тон стал серьезным. — Что случилось?

— Миша, ты помнишь, что случилось в Устиновском переулке?

— Да кто ж такое забудет?

— По этой линии наши работают, сейчас они поехали туда, где этот парень живет…

— А что, нашли его?! — изумились на том конце.

— Миша, я тебя прошу, не начинай. Ваши уже должны быть там. Так вот, надо их отозвать.

— С ума сошел? Это невозможно! По этому делу и так…

— Миша! Их надо отозвать! Надо, Миша. Туда поехали другие люди, я тебе потом все объясню… Наши люди. Короче, сделай как я прошу…

На том конце провода задумались.

— Ладно, Олежка, я задержу их на час, больше не получится. За час твои управятся.

— Нет, Миша. Надо, чтобы ты их совсем отозвал. Я тебе потом позвоню.

— Ну, Олежка, ты даешь! Лады, придумаю что-нибудь…

— Все, Миша, пока. С меня магарыч.

— Ага… Ты еще скажи, что мы делаем одно общее дело. Ладно, давай.

Зарицын положил трубку и повторно вытер пот со лба. Черт, если бы они с детства не знали друг друга, хрен бы договорились.

Он нажал кнопку вызова и сказал секретарше, чтобы та зашла к нему.

Через несколько секунд в дверь вошла стройная длинноногая девушка в мини-юбке и темных колготках.

— Оленька, закрой дверь на замок, — ласково улыбнулся Зарицын.

— Олег Николаевич, там в приемной Самохин сидит…

— Да и черт с ним. Закрой дверь и иди ко мне, золотко.

Оля щелкнула замком и направилась к своему шефу, снимая по пути кофточку.

Зарицын нетерпеливыми резкими движениями стал расстегивать пояс.

Ожидавший его Самохин при всем желании не смог бы услышать сладострастные стоны секретутки, потому что еще года два назад генерал поставил себе отличные звуконепроницаемые двери как раз для таких случаев.

 

Два «мерседеса» подъехали к девятиэтажке как раз в тот момент, когда от нее отъезжали две бело-синие «шестерки» и микроавтобус с такой же раскраской.

— Мусора! — воскликнул водитель той машины, в которой сидел Хызыр.

— Уезжают, козлы. Нас, видно, испугались, — пошутил Хызыр и ткнул Леху в бок. — Не грусти, эй, как там тебя?..

— Алеша, — протянул бармен.

— Патаму шта эсть Альоша у тьебя… — с неожиданно появившимся акцентом пропел Хызыр, — слыхал такую песню?

— Да, — кивнул Леша, — «Руки вверх» поют.

Из второй машины вылез Важа и подошел к «мерсу» Хызыра. Стеклоподъемник опустил стекло, и Важа нагнулся к сидящему в машине Хызыру.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *