Это всё магия!


С этими невеселыми мыслями я принялась штурмовать лестницу в обратном направлении, надеясь, что не заблужусь. На третьем или четвертом этаже нужно было перейти через коридор и продолжить подниматься по другой лестнице. Я почему‑то думала, что пропустить поворот будет трудно, но, как говорится, нет ничего невозможного.

Третий или четвертый? Я присела на холодную ступеньку и подперла ладонями подбородок. С виду этажи выглядели практически одинаковыми. Одинаково безлюдными, если быть точной.

Был ли в переходе портрет этого грозного всадника в красной шапочке с золотой кисточкой? Бородатый мужчина с немым укором взирал на меня с портрета, облаченного в позолоченную раму. Вот, и вы, уважаемый, туда же. Что вам сделала бедная Тая?

Когда мы спускались вниз, я не думала, что лейтенант так быстро меня покинет, так что не особенно запоминала дорогу. Просто помнила, что на каком‑то из этажей надо остановиться и перейти в другое крыло.

В итоге, терзаясь сомнениями, я направилась в коридор третьего этажа, думая, что всегда могу вернуться и проверить этаж повыше. Торопиться некуда, и я шла, с любопытством рассматривая окружающую обстановку. Удивительно, как роскошь сочеталась с армейской строгостью. Рядом с изысканным торшером, в котором мелькал слабенький магический огонек, могла стоять грубо сколоченная лавка.

Скорее всего, этаж был жилым, когда время стояло неспокойное и всадников на охране Плоских земель было гораздо больше. Но теперь здесь что‑то наподобие хранилища, и большинство комнаток занимают драконьи сбруи и мешки с питательными добавками для животных.

Когда я обошла весь этаж по периметру и поняла, что перехода здесь нет, то развернулась и направилась обратно, в сторону лестницы. Однако планам моим не суждено было осуществиться. У одной из приоткрытых дверей я остановилась, краем уха уловив негромкий разговор.

На самом деле я не собиралась подслушивать, но в итоге буквально приросла к полу и не могла пошевелиться. Выходит, лейтенант Раэль далеко уйти не успел. Я расслышала его голос и еще один – незнакомый.

– Я тебя поздравляю, такая удача. – Тон собеседника мне откровенно не нравился: всадник, похоже, не питал к лейтенанту особых симпатий.

– Да что ты, – ответил мой знакомый, – и в чем, позволь же узнать, моя удача, Аспар?

– Да ладно тебе, дружище, хорош прикидываться дохлым фавном. Девчонка сама явилась в крепость, что уже сродни чуду. Осталось всего ничего – очаровать бедняжку, и дело с концом. Когда на охоте добыча в руки бежит, ты тоже разворачиваешься и идешь домой? Это один шанс на миллион, а ты драпаешь в кусты!

– Тебе не понять, – буркнул лейтенант; послышался шорох перетаскиваемого в другой угол мешка.

– Нет, я как раз все прекрасно понимаю. Пока юная леди в форте, ты будешь проходить все круги ада. И потом, неужели думаешь, что никто не проболтается? Людям нужны развлечения, приятель, а со времени той истории с фотографиями ничего не происходило. И у Тони твоей язык длинный, как драконий хвост; кому знать, как не тебе.

Как назло, в коридоре было столько пыли, что нестерпимо захотелось чихнуть. Если я сейчас выдам себя, все пропало! Парни за дверью явно говорили обо мне, причем что‑то такое, что я не должна знать. Нога начала затекать. Долго я в такой скрюченной позе не продержусь.

– Я доверяю Тони больше, чем самому себе, – возразил лейтенант после небольшой паузы. – Может, она немного импульсивна в своих поступках, но никогда не сделает того, что может мне навредить.

Тот, кого всадник назвал Аспаром, шумно фыркнул.

– Вот пусть твоя Тони тебя и убеждает дальше, я сдаюсь. И вообще, не заставляй всех обитателей форта устраивать твою личную жизнь и займись ею уже сам наконец. Тут только одно из двух, приятель. Одно из двух.

После этих слов я с ужасом осознала, что кто‑то из собеседников направляется в сторону коридора, но сделать было уже ничего нельзя. Так стыдно мне не было еще ни разу в жизни. Если я сейчас столкнусь с кем‑то из них…

– Ой! – вскрикнула я, столкнувшись с кем‑то живым. Дышащим. И, конечно же, говорящим.

– Ба, вот это сюрприз!

Таинственный Аспар оказался приятным молодым человеком с небольшой бородкой и небесно‑голубыми глазами, которые больше подходили трехлетнему карапузу, просящему у прохожих на улице шоколадки. На голове – капюшон мантии (в помещении?). Ростом он был ниже лейтенанта, но все равно выше меня, поэтому смотреть пришлось снизу вверх. Готова поспорить, мой взгляд так и кричал: «Пощади и не выдавай врагу!» Но, простите за каламбур, Аспар был глух к моей просьбе.

– Смотри, кто у нас тут! – Всадник – а бордовая форма с золотыми нашивками не позволяла ошибиться – коснулся указательным пальцем моего лба, будто я была диковинной зверюшкой. – Эй, лейтенант, тут твоя маленькая подружка!

После этих слов Раэль, как ошпаренный, вылетел из хранилища, чтобы убедиться, что друг врет. Согласна, я бы тоже не хотела, чтобы мое присутствие было правдой.

– Таиса, ты что здесь делаешь? – Мало того, что он впервые назвал меня по имени, спокойствие и хладнокровие будто покинули его тело, внезапно поняв, что засиделись в гостях.

В горле так сильно пересохло, что сглотнуть получилось с трудом.

– Я… заблудилась.

– Ха, заблудилась! – усмехнулся Аспар. Я не могла понять, как всадник в красном кителе относится к лейтенанту: то ли пытается его подколоть, то ли заодно с ним – и предлагает посмеяться надо мной.

– И как же ты заблудилась в четырех этажах? – Раэль нахмурил брови.

Ничего не оставалось, как беспомощно развести руками. Ну, он хотя бы не знает, как много мне удалось услышать…

– Как много ты слышала?

Да, похоже, он все‑таки не мастер зелий, а самый настоящий черный колдун, раз умудряется читать мои мысли. Буду думать о сиреневом единороге…

– Так сколько, Таиса? – Беднягу явно томило мое молчание.

Я насупилась.

– Во‑первых, не Таиса, а Тая. Мне мое полное имя не нравится. А во‑вторых, ты сам меня бросил в голубятне! Что мне оставалось делать? И не слышала я ничего, – добавила я, вспомнив заданный вопрос. – Почти ничего.

– Почти – это очень утешает, – сказал Аспар и сочувственно похлопал второго всадника по плечу. – Кстати, я Аспар. Если ты не слышала.

Показалось, или он мне подмигнул?

Видимо, убедить лейтенанта в моей кристальной честности все‑таки удалось, потому что он заметно расслабился и перестал напоминать заведующего библиотекой в свои худшие годы. Помнится, в студенческие времена, после закрытия мимо сухенького и старенького господина Феклефона незаметным не прополз бы даже таракан.

– В любом случае, мы не обсуждали ничего важного, – сказал лейтенант, на что я радостно кивнула. Клянусь, путь до голубятни я теперь смогу преодолеть даже с закрытыми глазами.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *