Это всё магия!


– Гурт… Ты ведь Гурт? – обратилась я к мальчику. Тот вылупил на меня огромные темные глазищи, которые, казалось, теперь уж точно не могут быть больше. – А меня зовут Тая, я доктор.

На самом деле я была не совсем доктором, но так проще объяснить.

– И? – наконец малой издал первый звук. Голос у него был сиплый, как у простуженного. Ломается.

– Там, в мешке, очень важное лекарство. Его нужно отнести в форт, иначе животным там придется очень и очень плохо.

Историю я выдумывала на ходу. Чем жалобней, тем лучше. Знал бы бедняга, что за золотое дно держит сейчас в руках, прыгнул бы в окно вместе с добычей – и поминай как звали. Но про форт было правдой. И идти до намеченной цели оставалось всего ничего: от Нимы до места назначения полдня пути. Надо же было вот так все испортить, когда первая сделка почти была у меня в руках!

– Лекарство? – попугаем повторил малец, а сам принялся ощупывать сверток. Конечно, ничего похожего на лекарство он там не обнаружил.

Пришла пора торговаться. Гурт понял, что я не хочу раскрывать содержимое мешка; к тому же блефовать умею так себе. Еще хорошо, что выгляжу как оборванка, а то понял бы, что дочь богатых родителей, – тогда бы я парой монет не отделалась.

– Да. Два серебряных?

По моим догадкам, парниша поднимет цену до золотого – как раз хватит на новые ботинки – но вместо этого он произнес: «Три золотых».

Вот‑те на, какие мы корыстные! И это при уважаемой даме и десятке разрумяненных девиц.

– Обалдел совсем! – вырвалось у меня нечаянно. Со сложными детенышами так нельзя: они сразу пугаются. Вот и этот ощерился.

– Как тебе не стыдно! – поддержала меня госпожа Ромашка.

Я уже было хотела улыбнуться старой леди в благодарность за поддержку, но затем она выдала: «Проси два!»

Вот так я рассталась почти со всеми своими деньгами. И подумала о том, что это как если бы у меня украли кошелек, только еще побегать пришлось. Утешало одно: когда я уходила, то слышала, как госпожа Ромашка обсуждала в кругу Гурта и своих учениц предстоящий пикник с клубникой и шоколадным тортом. Ну, хоть на благое дело деньги пойдут.

Мне же возвращаться в злополучный ресторан не было смысла; распрощалась с Лаской – так звали моего нового знакомого, – тот поспешил обратно к своей девушке продолжить свидание, а я, снова погребенная под непосильной ношей, поплелась в поисках ночлега.

Как я уже говорила, Нима – городок небольшой, и шанс встретить гостеприимных хозяев тут тоже невелик. В первых трех домах мне дверь не открыли, хотя свет внутри горел; в четвертом открыли, но оказалось, что в тесных комнатушках обитает семья из восьмерых человек. Они бы и рады меня приютить, да я с ума бы сошла от детских криков.

Было еще несколько домов, где с меня либо требовали баснословных денег, либо приказывали вывернуть карманы: мало ли, кто я и что мне нужно. Последнее, что я хотела делать после сегодняшнего происшествия, это рассказывать посторонним о своей «миссии» и объяснять, почему я тащу на своем горбу такую громадину через все Плоские земли.

Не помню, какая эта дверь была по счету, но я все же постучалась, и открыл представительного вида мужчина, с бакенбардами и жесткими, как щетка, усами. Смеркалось, поэтому мои запросы включали в себя только одно:

– У вас переночевать можно? Я врач, везу лекарство в Северный форт. Есть не буду, подушка не нужна. – Все это я выпалила на одном дыхании, а в легенду про врача за этот долгий вечер уже успела поверить сама.

На мгновение мне почудилось, что мужчина нахмурится и прикажет убираться, но внезапно он расплылся в самой добродушной улыбке из всех возможных:

– Машенька, дорогая, кажется, у нас гостья! – прокричал он в глубь дома и открыл дверь пошире, чтобы я могла войти.

Не веря своему счастью, я побыстрее зашла в дом, опасаясь, как бы хозяин не передумал. Но тот и не собирался просить деньги вперед или требовать расписать родословную до седьмого колена.

Мысленно я была уже в стране грез – веки тяжелели с каждой секундой. Поклажу инстинктивно жала к груди, готовая спать с ней в обнимку. Как говорится, только мудрец учится на чужих ошибках – дураку приходится на своих.

– Снова вы, госпожа врач. – В проходе между гостиной и кухней появилась уже знакомая мне надзирательница над неокрепшими девичьими умами. Однако теперь госпожа Ромашка была одета в простой домашний халат (тоже в горошек), а волосы были распущены и серыми волнами струились по плечам.

Я стояла, будто пораженная молнией; перестала моргать и дышать – и все одновременно. Если меркантильные аппетиты учительницы остались в прежнем размере, мне в этом доме ловить нечего: денег у меня едва оставалось на обратную дорогу.

– О, так вы знакомы? – обрадовался муж одуванчика и осторожно подтолкнул меня в сторону кухни, откуда доносились ну прямо‑таки неземные ароматы. Чесночный суп с помидорами? М‑м‑м! Уж получше, чем холодная телятина из ресторана!

Учительница первая просочилась в кухню и, как любая нормальная хозяйка, поспешила к плите. Уже оттуда она ответила:

– Да, мы сегодня виделись. Юная Тая почтила своим присутствием дом музы. Надеюсь, тебе у нас понравилось?

Это был сарказм или нет?

– Не успела все внимательно рассмотреть: очень торопилась, – уклончиво ответила я, садясь за стол. Открывший мне дверь мужчина представился как Ил и сел рядом.

Они были не похожи друг на друга, как огонь и вода. Он – с озорной искоркой в глазах, она – с ледяной мглой. Но оно и понятно, учительская работа не предполагает излишней мягкости, а вот…

– Так чем вы занимаетесь? – спросила я у Ила.

Тот рассказал, что работает почтальоном. Надо много ходить пешком, но Нима – крепость крохотная, он больше времени проводит за разговорами с теми, кто отправляет и получает письма, нежели за передачей записок.

– Иногда я жалею, что не выбрала работу на свежем воздухе, – улыбнулась госпожа Ромашка и принялась разливать суп по тарелкам. На все мои попытки отказаться она лишь угрожающе поджимала губы (долгие годы тренировки с молодыми несносными девицами – сразу видно) и продолжала раскладывать передо мной приборы, салфетки, и даже поставила маленькую аккуратную перечницу в виде слоненка.

Странно, но рядом с мужем она выглядела и вела себя совсем по‑другому. В ней чувствовалось больше тепла и уюта. Невольно вспоминался родной дом, где хоть и готовила не мама, а кухарка, атмосфера стояла примерно та же.

– Да, мне тоже такое по душе, – согласилась я. – Хоть по делу, но, как видите, выбралась из крепости. Не скажу, что дорога простая: одну встречу с мышами‑вампирятами еще полжизни вспоминать буду.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *