Экипаж


– Не слышал.

– Денисов, Николай Николаич, очень приятно, блин, – пожал сам себе руку Колька‑Хорек. Святослав посмотрел на него с подозрением и слегка отодвинулся. – Я тут делаю вид, что думаю, что я как будто бы из стекла. Проще, чем ларек обокрасть: как кто близко подходит, так я сразу говорю: «Осторожно, не разбейте». И все – врачи тупые, не всасывают ни хрена. Нету здесь своего Титанушкина. А ты у нас, значит, марсианин?

– Я со Сварога, – мрачно буркнул Святослав.

– Ну я и говорю, марсианин, – кивнул Денисов. – Тут жить, вообще, можно – хавчик так себе, повара козлы, но к нам тут одна благотворительница ходить любит. Жена одного магната, нефтяника. Дура дурой, и на рожу чисто корова. Зато бананы таскает на халяву. А вот дочка ейная – самый смак, я бы ей так вжарил, блин… Только она за ней следит, как Зюган за партбилетом, курица… А через пару недель выборы будут… куда‑то там. В общем, тоже что‑нибудь обломится, думаю. Под выборы всегда благотворительность прет, как из параши.

– Николай, ты кто по национальности? – совершенно не слушая, что он там бормочет, спросил Моручи.

– Русский, кто же еще? – пожал плечами Денисов. – Коренной тверяк… или тверец? Не, тверчанин – вот так правильно! А ты откуда? Ну, если только по натуре, без кукушки?

– Имперец… – вздохнул Моручи.

– Да, кукушку надо лечить, – глубокомысленно покивал Николай. – Никогда не угадаешь, в какой момент клюнет.

– Ничего не понимаю, – все сильнее мрачнел Святослав. – Какая еще Россия? Ну какая может быть Россия, если ее нет давно! Откуда она вдруг взялась?!

– Э, Степаныч, ты так не говори, – обиделся Денисов. – Как это – России нет?! Ну е‑мое! А это че тогда – хрен собачий? Ты хоть и с кукушкой, а Родину не трожь, е‑мое! Россия, блин, уже тыщу лет стоит, и еще столько простоит!

– Россия стала частью Единой Земли еще в 2975 году, – терпеливо объяснил Моручи. – Через сто лет после основания Империи. Историю учить надо, софтер!

– Хе‑хе! Хе‑хе‑хе! – развеселился Николай. – Ну, блин, Степаныч, так ты у нас не просто марсианин? Ты еще и из будущего? Это у тебя перебор, так нельзя. Спалишься. Выбери что‑нибудь одно уж.

– Как из бу… Какой сейчас год?!

– Вчера был две тысячи пятый, – задумчиво поглядел в потолок Денисов. – А какой сегодня… да тот же самый, наверное. Чего б ему меняться‑то вдруг, а? Ты как думаешь?

– Сейчас семь тысяч сто двенадцатый! – возмутился Святослав. – Должен быть…

– А, ну это ты глубоко провалился, – посочувствовал ему Николай. – Ну ты, Степаныч, не переживай, кукушку тебе подлечат…

Моручи замолчал и мрачно уставился в потолок. Денисов некоторое время смотрел на него, а потом предложил:

– Хошь, развяжу? Только ты не буйствуй сильно, а то мне за тебя всыпют…

Святослав молча повернулся к нему спиной, протягивая руки. Николай деловито распутал узлы, и хлопнул пришельца по могучей спине:

– Готово, Степаныч, как новенький! А ты не переживай – подлечишься, и все нормально у тебя будет. Хошь, я тебя охранником в ювелирку устрою? У меня там братан двоюродный директорствует. Во такой мужик – это он меня от тюряги отмазал!

– Да какая еще ювелирка?! – схватился за голову Моручи. – У меня там корабль, экипаж, а я здесь! У меня ценный груз – мне срочно нужно на Деметру!

– А че за груз? – заинтересовался Денисов.

– Лекарства. Редкие. Ценные.

– «Белый», что ли? – прищурился Николай. – А на хрен тебе на Деметру – «белый» и тут неплохо расходится… У тебя его много?.. или это опять кукушка?

– Мориалин, хатара осто лауака! – застонал Моручи. – Ничего не понимаю – как я могу быть в прошлом?! Это же закон Лейбеля… Во имя Аллаха, как?!

– Ты еще и мусульманин, что ли? – зевнул Николай. – А кто такой Лейбель? Лейбница знаю, а Лейбеля нет. Ты на рожу мою не смотри – у меня почти половинка высшего за плечами. Думаешь, так легко психом прикидываться? Не, Степаныч, тут целая наука, блин…

– Все имперцы – мусульмане, – хмуро ответил Святослав. – Мусульмане‑хеббриды. Ла‑иллаха‑илла‑алла!

– А это че за хрень такая?

– Сейчас как засвечу в глаз, так узнаешь, что за хрень, – буркнул Моручи.

– Извините, ваше высочество, мы люди темные, необразованные, – издевательски поклонился Денисов. – Давай‑давай, блин, свети, живо опять в рубашку закатают! Я тут, понимаешь, его развязываю, а он, как последняя падла, меня за всякую хрень бить собирается! У тебя, блин, совесть есть?!

– Извини, – протянул руку Святослав. – Руку на дружбу!

– Идет! – пожал ему руку Николай. – Ты, Степаныч, хоть и с кукушкой, а мужик правильный! А правда – че это за хергиды такие?

– Хеббриды! Основные положения, как у суннитов, но жену можно иметь только одну, салат необязателен, а хадж… ну, хадж все отменили…

– Насчет жены я понял. А салат тут при чем? – наморщил лоб Денисов. – Я думал, вы только свинину не жрете?

– Салат – это ежедневное пятикратное совершение молитвы, – терпеливо объяснил Святослав. – Нам, хеббридам, это не обязательно – мы считаем, что Аллах нас и так слышит, без стуканья башкой в пол.

– А хадж‑то че отменили, блин? Мекку, что ль, взорвали? – хихикнул действительно довольно начитанный Денисов.

– Взорвали… – вздохнул Моручи. – На месте Мекки уже больше ста лет ядерная пустыня – с тех пор, как триадцы воевали со Старой Землей… Святотатцы… Они и Иерусалим разбомбили, и Константинополь…

– Стамбул?

– До 2572 года – Стамбул. После – опять Константинополь, – пожал плечами Моручи. – У нас и других отличий много – наша вера, хеббридская, самая правильная.

– Ишь как… – понимающе закивал Денисов. – Ну ладно, харэ уже меня своей кукушкой грузить. Давай я лучше тебе про аборигенов расскажу, а то еще лопухнешься… Вон, видишь, те, что в рубашках? Ты их не развязывай, даже если будут просить, они буйные. Горец еще так‑сяк, только башкой о стены бьется, а Кук и укусить может.

– Почему горец? – не понял Святослав.

– Да это у него кликуха – Горец. У него такая кукушка, как будто ему уже пятьсот лет.

– А на самом деле сколько? – стало интересно Моручи.

– Да хрен его знает – у него никаких документов нету, блин… На вид как тебе – лет тридцать…

– Мне сорок девять, – поправил его Святослав.

– Е‑мое, гонишь, Степаныч! Хорошо сохранился! – позавидовал Николай. – Я б тебе столько не дал…

– В Империи средняя продолжительность жизни сто пятьдесят лет, – встал с койки Моручи. Он прошелся по палате, разминая мышцы – скрутили его туговато. – Я еще полста лет таким же буду, а потом уж стареть начну…

– А. Ну, флаг тебе в руки, – потерял интерес Денисов, решив, что это часть галлюцинаций его нового соседа. – Ну, в общем, насчет Горца ты понял. А Кука не развязывай – покусает! Он еще при совках какую‑то брошюрку написал, про этого капитана, у него кукушка и уехала – вообразил себя Куком. Но переклинило его капитально – хочет отомстить тем, кто его съел. Аналогичным образом, блин! Видал дурика?


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *