Экипаж


– Зупини тут, будь ласка! – взмолился Остап через пару минут.

На этот раз Джина все же неохотно послушалась. Катер притормозил возле здания в форме шара, висящего прямо в воздухе. Его вершину украшала огромная буква «М».

– Это что, «Макдональдс»? – поразился Ежов.

– Ни, це «Мьясни стравы»! – облизнулся Остап, заглядывая в окошечко. – Дивчина, дай мэни, будь ласка, два бифштэкса з свыныны, сосыскы, зразы и порибрыну свынячу!

Заказанными блюдами Остап ни с кем не поделился. Джина есть не хотела, а Михаил постеснялся тоже что‑нибудь заказать. Денег у него не было, и он сомневался, что эти двое заплатят за него.

С информом Михаил в конце концов все‑таки разобрался – управление там оказалось очень простое. Есть голосовой интерфейс, есть прямое нейронное подключение, но можно и просто руками. В голокубе нашлось множество разных иконок, которых надо было просто касаться.

По сути – все тот же «Windows», только вместо мыши собственные руки.

Имелся и глазной интерфейс – специальный монокль, надеваемый на глаз. После этого управлять информом можно было простым движением зрачка. Но это требовало хотя бы небольшой тренировки, и с первого раза у Ежова ничего не получилось.

Он некоторое время безуспешно искал клавиатуру, а потом нашел – внутри все того же голокуба. Коснувшись одной из иконок, зажег голоклав. Почти та же самая клавиатура, только нематериальная. Однако ее можно было успешно передвигать и менять размеры. Хотя Михаилу она ничем не помогла – да, он неведомым образом выучил общечеловеческий, и даже мог читать на нем, но отдельные буквы так и остались незнакомыми. Кстати, их оказалось необычайно много – почти сорок.

Разумеется, информ катера имел доступ к инфосфере – далекому потомку Интернета, пронизывающему значительную часть человеческих территорий. Впрочем, отнюдь не все – имперцы, к примеру, пользуются своей сетью, ничуть не похожей на то, что у других. А бундесы хотя и употребляют инфосферу, но, так сказать, кастрированную – порядком ограниченную в возможностях. Все‑таки Бундестаг – тоталитарное государство, полностью контролирующее все аспекты жизни своих граждан.

Открыв доступ к инфосфере, Ежов моментально понял, почему имперцы отказываются пользоваться этой штукой. Голоэкран в первые же секунды подключения переполнился рекламой и прочими прелестями жизни. Автоматически включился антивирус, заработавший со страшной скоростью – вирусы и трояны сыпались, как из рога изобилия.

С превеликим трудом Ежов продрался сквозь эти кущи, некоторое время пытался что‑то искать, но очень быстро сдался – инфосфера оказалась огромной навозной кучей, в которой лишь кое‑где попадались крохотные жемчужинки. Новичок, севший за информ первый раз в жизни, мог найти что‑нибудь разве что по счастливой случайности. Хорошо еще, что Михаил неплохо ориентировался в той, старой Сети, иначе бы вообще ничего не сумел…

Отключившись от инфосферы, Ежов, однако, оставил работать антивирус. Даже такое краткое подключение оставило в памяти информа кучу мелких неприятностей.

Джина тем временем начала сбавлять скорость – катер подлетал к тринадцатому небоскребу сектора D – местонахождение магазина Оливии Риоскэ.

И квартиры, конечно.

Как и любой дом, этот был увит спиралями пристенных тротуаров, и со стороны напоминал огромную схему ДНК. К спиралям примыкали штыри силовых держателей – стоянки для воздушного транспорта. Разумеется, возле каждой торчал кредитник – на СОП нужно платить за каждое движение, за каждый вздох.

Джина и Остап отправились в город в том же виде, в каком расхаживали по кораблю – одна в черном обтягивающем латексе, а второй в шортиках на голое тело. И резиновых тапках. На Земле двадцать первого века такая парочка моментально привлекла бы уйму любопытных взглядов.

На Персефоне семьдесят второго – обыденная часть пейзажа.

В магазине со скромной вывеской «Пушки и пушкари» Оливии не было. Более того, клерк сообщил, что хозяйки нет и не будет. И увидеть ее невозможно. Причем по самой уважительной причине из всех возможных – она шесть дней, как умерла.

– Сама… или помогли? – насторожился Михаил.

– А как вы думаете, сэр? – устало спросил клерк. – Когда человеку прожигают голову лучевиком, на что это похоже?

Джина и Остап в разговоре не участвовали – глазели на витрины. Вот здесь они оказались максимально солидарны – бывшая десантница и бывший гладиатор самозабвенно любили оружие. Только Джина отдавала предпочтение легкому и быстрому, вроде небольших одноручных лазеров, а Остап предпочитал огромные тяжеловесные пушки. Ежов с легкостью представил его в звериной шкуре, с огромной дубиной, в одиночку заваливающим мамонтов.

Вообще, то, что Джине запретили проносить в город оружие, выглядело ужасно глупо – при желании она могла купить здесь точно такое же. Не требовалось ни документов, ни каких‑либо справок – плати и забирай. Хоть базуку, хоть гранатомет, хоть плазмометатель.

Квартира Оливии тоже ничем не помогла – ее успели полностью очистить от вещей предыдущей владелицы и продать. Дело об убийстве положили под сукно – полиция СОП славилась своей безразличностью и коррумпированностью. На лапу брали все без исключения.

– Это не может быть совпадением, – вслух рассуждал Михаил, пока они шли к катеру. – Уж слишком кстати ее убили. С чем эта Оливия была связана? Откуда Моручи ее знал?

– Тебе же сказали, дурачок – мы на нее раньше работали, – хмыкнула Джина. – Доставили ей ворованных роботов. Тайфун был частью гонорара. Все!

– Та що ты кажешь! – покачал головой Остап. – Ни усе, Кроу, зовсим ни усе. Та баба теж со Сварогу, як капитан. Оливия Федоровна Риоскэ кличуть. Оне з капитаном, мабуть, и ране друг дружа зновали.

– Понятно… – задумался Михаил. На самом деле, ему ничего не было понятно. – Еще информация есть?

– Та ни… – пожал плечами Остап. – Ну що, йихаты ще далеко, треба десь перекусити…

Он не успел договорить – из прямоугольного окна, расположенного аккурат над входом в сорок четвертый жилой отсек небоскреба, выстрелили. Короткая красная вспышка ударила точно в спину Ежова, чуть повыше поясницы. Детектив удивленно моргнул и начал падать. Джина и Остап тоже удивленно моргнули, замерев на какое‑то мгновение, а потом резко перешли из положения покоя на максимальную скорость.

– Де ж вони… вин, вин!!! – гаркнул Остап, указывая рукой‑окороком на то самое окно. – Хапай його скорише, бо втече!

Джина без лишних слов прыгнула ему на руки. Великан уже знал, что делать – он в один миг сложил даму покомпактнее и попросту швырнул ее в стрелявшего!

Гладиаторы Золотого Кольца – это, по сути, особая раса. Их называют алкморегами – по фамилии ученого, который разработал этот метод. Гладиаторские бои на этих астероидах пользуются огромной популярностью, и те, кто в них участвуют – тоже. Будущих бойцов готовят с колыбели – с самого рождения вместо молока кормят специальной сывороткой, наполненной стероидами и анаболиками так, что ложка стоит.

Гладиаторы в полтора раза выше среднего человека, в шесть‑семь раз тяжелее, и обладают силой взрослого слона. Даже двух слонов. Но за такую мощь приходится дорого платить – у сыворотки множество побочных эффектов. Почти все гладиаторы – полуидиоты, неконтролируемый рост мышц фактически разрушает их мозг. Однако бывают и исключения, подобные Остапу. Он еще в молодости сбежал с родины, ибо не желал тратить единственную жизнь на увеселение толпы.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *