Драгоценная


– Значит, сколько бы я ни пыталась сбежать, всегда бы возвращалась, сама того не желая? Это очень жутко звучит.

– Именно поэтому разрешите мне взглянуть на символ. Думаю, я найду способ разорвать нашу связь.

– Каким образом? Вы, льер, мастер или, быть может, настоящий маг?

– Можно и так сказать, лия Шанталь. Не буду вдаваться в подробности, но навыки работы с магическими потоками у меня имеются.

– Ваши доводы звучат не слишком убедительно. Не сочтите за труд пояснить, какая стихия вам подвластна?

– Я – мастер Материй, такой ответ устроит?

Задумавшись, я стала вспоминать, что же это за направление такое. Определенно слышала о нем, но всего пару раз и вскользь. Значит… значит…

– Льер, уж не хотите ли вы сказать, что являетесь алхимиком?

Судя по ехидной улыбке, именно на это Лазар и намекал. Ох, Вечные Звезды, угораздило же меня связаться с сумасшедшим! Видимо, общая слабость и усталость ослабили контроль над эмоциями, потому что в следующее мгновение улыбка сползла с губ мужчины, а между бровями залегла глубокая складка.

– Лия, не все алхимики – безумцы, гоняющиеся по свету за тенью философского камня! Уж вы‑то, дочь тара, должны были абстрагироваться от мнения общественности и сплетен необразованного люда!

– Так оно и было, льер Сельтор, пока однажды в королевском дворце мне не довелось повстречать вашего коллегу. Неприятная была встреча, надо признаться!

– Повторюсь, безумцы не все! Но многие… – уже тише добавил Лазар.

– Вот видите, мои опасения не беспочвенны, поэтому, при всем моем уважении, метку я не покажу. По крайней мере пока.

– А когда будете готовы? – встрепенулся мастер Материй.

– Льер, у меня такое ощущение, что вы в моем лице нашли новое увлекательное пособие… Даже не так, подопытного! И это, надо признаться, не очень приятно!

– Лия Шанталь, несмотря на некую… увлеченность наукой, в первую очередь в вас я вижу человека, которому нужна помощь. И я ее окажу, будьте уверены!

– Звучит как угроза. – Я улыбнулась и попыталась убрать прядь волос, упавшую на лицо. – Льер Сельтор, понимаю, что моя просьба несколько неприлична, но…

– Как только вернется служанка, она поможет вам добраться до купальни.

– А далеко идти? – робко поинтересовалась я, понимая, что сил почти нет.

– Шагов десять. Вы сейчас в моих личных апартаментах, так что все удобства рядом.

– Благодарю.

На этом мы распрощались. Принесенный малышкой чай с настойкой от простуды я выпила залпом, а вот на горячие пирожки меня уже не хватило. Потребность привести себя в порядок после незапланированного купания стала непереносимой. Несмотря на помощь служанки, передвигаться было тяжело, слабость во всем теле мешала нормально помыться, но я не сдавалась.

Выбралась из ванной комнаты только спустя час, проведя большую часть времени за отмыванием волос. Остальное пришлось на обработку ссадин, в которые попал песок, и кое‑где оттирание грязи. Я с детства любила водные процедуры, но это было первое купание, после которого я вышла недовольная и с покусанными губами. А что делать? Приходилось как‑то сдерживать вскрики, стоны и… ругательства при обработке ран.

В итоге пред ясны очи льера Сельтора я вышла чистая, благоухающая, но с припухшими губами и слегка покрасневшими глазами. Судя по взгляду, гостеприимный хозяин слегка растерялся от вида последствий приема ванны и поспешил пригласить меня к столу.

– Лия Шанталь…

– Прошу, называйте меня Армель.

– Лия Армель, повар специально для вас приготовил куриный бульон по старинному рецепту таров Турмалинских. Надеюсь, он поможет вам справиться с простудой…

– С простудой? Льер, придворные фрейлины не болеют!

Я улыбнулась, и тут неожиданно поняла, что сейчас из моего носа совершенно неприлично потечет.

– Простите, лия, запамятовал. – Лазар протянул мне носовой платок, а ответная улыбка кардинально преобразила лицо мужчины, делая его похожим на мальчишку.

Как давно я не видела настоящие, искренние эмоции. Во дворце считается неприличным выставлять чувства и мысли напоказ. Все, что вы можете встретить на лицах придворных, – холодную улыбку и столь же ледяной взгляд. Не помню, когда сама в последний раз улыбалась от души.

– Лия, как вам сей кулинарный шедевр? – как бы между прочим спросил Лазар и без перехода добавил: – Может, все же покажете метку?

Мастер Материй явно хотел воспользоваться моим разморенным после ванны и вкусной еды состоянием, но он забыл, что я большую часть жизни провела при дворе.

– А вы готовы выполнить несколько условий?

– Женитьба входит в их число? – усмехнулся льер Сельтор, подавшись вперед.

– А вам бы этого хотелось?

– Надеюсь, вас не обидит моя искренность, но… я буду вынужден отказаться. Несмотря на вашу красоту, положение в обществе и замечательное чувство юмора, я пока не готов расстаться с вольной жизнью и своими экспериментами. Да и вряд ли дочь тара Озерского удовлетворит замужество с лестаром.

– Знаете, если не брать в расчет все условности нашего мира и надежды родителей, то вполне устроило бы. Вы кажетесь милым, искренним и интересным собеседником. Говорите то, что думаете. Для обычного льера это весьма достойные качества, но для придворного – верный путь либо на каторгу, либо на плаху. Хотя… одного «выжившего» с подобными чертами характера я припоминаю. Вы, кстати, чем‑то на него похожи.

– Любопытно. Вы друзья? – с интересом спросил льер Сельтор.

– Да, заклятые… – грустно улыбнулась я. – Впрочем, мы отошли от основной темы разговора. Первое мое условие – я хочу повидать родителей.

– Похвальное желание. Даже страшно представить, что они сейчас чувствуют.

– Я рада, что вы меня понимаете. Второе условие – никто, повторюсь, абсолютно никто не должен знать о метке. Даже ваш старший брат!

– С этим сложнее. Мой брат далеко не глупый человек. Рано или поздно он заметит наше с вами «тесное» общение и тогда начнет задавать вопросы. А вру я очень скверно… Поверьте, я сделаю все от меня зависящее, но обещать ничего не могу.

– Что же, будем надеяться, что ваш брат сразу погрузится в дела тарства, которые ему предстоит принять, и до наших скромных взаимоотношений ему не будет никакого дела.

– Я тоже на это уповаю, но, возможно, у вас есть и третье условие?

– Конечно, но его я еще не придумала. – Я немного приподняла уголки губ, в намеке на улыбку, в соответствии с придворными привычками. – Обещаю, как только я определюсь с ним, то незамедлительно извещу вас.

– Договорились. – Мой новый знакомый чуть ли не потирал руки в предвкушении. – В таком случае предлагаю перейти к делу: показывайте метку! Хотя нет, стойте. Мне надо взять необходимые приборы для замера и тетрадь для записей.

Золотистый куриный бульон с кусочками мяса и ароматными сухариками как раз закончился, сидеть и далее на стуле было не очень удобно, поэтому я подхватила бокал с глинтвейном – его невероятный вкус не позволял оставить напиток на столе – и пересела в кресло. Некоторое время я мужественно боролась со сном и ожидала возвращения мастера Материй, но… Не знаю, сколько его не было, и, закутавшись в плед, я все‑таки заснула.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *